UA
 

100 Самых состоятельных. Рейтинг Корреспондента

Корреспондент.net,  11 ноября 2020, 10:24
2
5914
100 Самых состоятельных. Рейтинг Корреспондента
Фото: Корреспондент
Рейтинг самых состоятельных украинцев от Журнала Корреспондент

Сотня самых крупных личных состояний: кто, на чем зарабатывают, что изменилось за карантинный год.

Несмотря на карантинный год, наши оценки совокупного богатства 100 крупнейших украинских предпринимателей, обнаруженных на наших радарах, продолжают расти, пишут говорится в №21 Журнала КорреспондентПочему? Причин несколько. Самых важных — шесть.

Причина №1. Структура украинской экономики. У нас в стране очень невелика доля сектора услуг по сравнению с развитыми экономиками. В Украине по этой причине меньше проседание ВВП из-за локдауна. Раньше мы стыдились вот этой индустриально-аграрной структуры украинской экономики, но она нас в этот раз крепко выручила.

Причина №2. Украинские бизнесы все еще недооценены. Если сравнить аналогичные компании в странах с подобными размерами экономики, со схожей численностью населения и скорректировать на уровень ВВП на душу, окажется, что отечественные бизнесы крепко недооценены. Но есть проблема — такие оценки очень сложно чем-то подтвердить. Крайне малая часть украинских бизнесов структурированы как публичные компании, чьи акции котируются на биржах, где идет активная торговля ценными бумагами. Буквально считанное число компаний котируются в Варшаве и Лондоне. Кто-то размещает облигации за рубежом — это позволяет косвенно оценивать стоимость бизнесов.

Так вот недооцененность украинских бизнесов означает, что проседание рынков вовсе не должно означать непременно падение цены того или иного бизнеса. Знаете, как говорят, «кто лежит, упасть не может»?

Причина №3. Основные статьи украинского экспорта — продовольствие и продукция горно-металлургического комплекса (руды металлов, полуфабрикаты, металлопрокат). И если посмотреть на ситуацию на этих рынках, мы с удивлением обнаружим, что за год и еда, и железная руда круто подорожали. Это взвинтило прибыльность соответствующих бизнесов в разы. И, как следствие, опосредованно повлияло на стоимость бизнесов.

 

Причина №4. Падение цен на энергоресурсы. Украина — чистый импортер энергоресурсов. И снижение издержек на них — это чистое сливочное масло для любого бизнеса. Агробизнес потребляет солярку и минеральные удобрения как не в себя. Солярка подешевела в валюте. Минеральные удобрения — ненамного, но подешевели. Практически вся эта разница пошла в прибыль. Огромные затраты на нефтепродукты в горнодобывающем секторе. А еще — на подешевевший в разы газ. Основная статья затрат в производстве азотных удобрений — тот же газ. И прошедший карантин сделал собственникам химкомбинатов шикарный подарок — цены на газ рухнули, а на удобрения снизились мало.

Причина №5. Избыток денег на мировых рынках. Вот эта история с коронавирусным QE, то есть с количественным смягчением, а точнее, с увеличением предложения долларов и евро, британских фунтов и иен. Эти ресурсы правительства направляют на поддержку экономик своих стран, но так или иначе ручейки твердой валюты просачиваются в развивающиеся страны. И цена активов в долларах растет только потому, что в мире этих долларов стало на три с лишним триллиона больше. А ведь есть и другие твердые валюты.

Причина №6. Надвигающаяся дата старта земельной реформы. Это мощный пендель стоимости агробизнесов. Хотя запуск рынка земли поможет не всем. Более или менее крупным бизнесам поможет. Хотя они и брыкались, когда проталкивали запуск рынка земли.

ЧТО ВСЕ ЭТО ЗНАЧИТ

А точнее, в чем состоят тренды. По-прежнему государство у нас — один из самых крупных олигархов. Государству принадлежит больше двух третей электроэнергетики. Государство владеет львиной долей нефтегазового бизнеса. В финансовом секторе — примерно две трети.

Удалось ли частному бизнесу потеснить где-то госбизнесы? Отчасти в оборонке. Совсем отчасти. Бурно развивается частная медицина. Мы видим, как наши мультимиллионеры инвестируют в частные клиники. Очень быстро развивается доставка — Укрпочту потеснили, несмотря ни на что. Пока что стоит шлагбаум на пути частного капитала в железнодорожных перевозках. Хотя обещали. Постепенно расширяется присутствие частников в аэропортовом бизнесе.

А что в тех секторах, которые изначально строились частниками? Самое бурное развитие у дистанционной торговли, агробизнеса и IT. Только в IT украинский бизнес не дорастает даже до уровня 10-20 млн — раньше этого улепетывает в Долину или просто в Люксембург, Берлин, Ла-Валлетту. Потому у нас его и нет в ощутимых масштабах.

С дистанционной торговлей все ясно — колоссальный push со стороны коронавирусной эпидемии. Про агросектор и металлургию мы упоминали: рост мировых цен при снижении издержек на производство из-за снижения цен на энергоносители. Что важно, и мы это учли в оценках, — крупные корпорации активно реинвестируют заработанное в повышение эффективности существующих бизнесов и скупку новых активов.

КАК ДЕЛА У МИЛЛИАРДЕРОВ

 

По версии уважаемого американского журнала

По версии Корреспондента

 

Число миллиардеров

Совокупные состояния миллиардеров

Число миллиардеров

Совокупные состояния миллиардеров

2008

7

$29,3 млрд

н. д.

н. д.

2013

7

$28,3 млрд

н. д.

н. д.

2015

5

$11,9 млрд

н. д.

н. д.

2019

7

$13,6 млрд

7

$16,4 млрд

2020

6

$8 млрд

9

$21,2 млрд

 

ПОЧЕМУ ВАЖНО ВИДЕТЬ САМЫХ-САМЫХ

То, чем владеют крупные предприниматели, — это и экспортный потенциал, и рабочие места, и налоги. В конце концов, это кормовая база для малого и среднего бизнеса, который зарабатывает, поставляя товары и услуги крупным компаниям и их сотрудникам.

И очень важно видеть, что происходит, с кем происходит и в чем тренды. Вот мы радуемся росту стоимости бизнесов, так как чем они дороже, тем больше могут привлечь инвестиций. Чем больше инвестиций — тем выше потребность в персонале, тем больше выплачивается зарплат, тем выше экономическая активность. А дальше, как говорят экономисты, «прилив поднимает все лодки».

РЕЙТИНГ

 

 

КАК МЫ СЧИТАЛИ

Мы, как и год назад, проанализировали активы более 110 самых состоятельных украинцев и из них отобрали первых сто. Нам здорово помог мониторинг, который мы запустили год назад, в связи с перезапуском рейтинга самых состоятельных. Мы использовали поток новостей и собственный мониторинг, чтобы сверять часы и проверять наши оценки на адекватность. Конечно, в Украине формировать подобные оценки крайне сложно. Как уже было сказано, адекватного рынка акций в стране нет, а сделки продажи-покупки крупных бизнесов — события весьма редкие.

Поэтому очень сложно оценить бизнесы тем путем, который является наиболее точным, — за сколько продали/купили бизнес целиком или малую его часть (акцию).

Сразу оговоримся, что наши цифры являются отражением оценочных суждений и не могут рассматриваться как оценки для налогообложения, инвестирования, а также для долгового финансирования. Еще раз: все, что опубликовано в нашем рейтинге, — не более чем оценочные суждения.

Как уже было сказано, самый точный метод оценки бизнеса — цена покупки. Вот сколько готовы отдать — то и правда. Конечно, эта цифра будет справедлива только на момент сделки. А в украинских условиях еще надо учесть фигуру покупателя. Как было сказано, в Украине этот метод можно применять очень нечасто и к ограниченному кругу активов. И то при определенных условиях.

Например, купленное задорого горнодобывающее предприятие могут закошмарить, отбирая лицензии, — и сколько после этого оно будет стоить? По цене металлолома имеющегося у него оборудования?

А если для того же горнодобывающего комплекса вдруг взвинтят рентные платежи за пользование месторождениями и/или введут предельно жесткие экологические нормы, то цена может оказаться близкой к нулю.

Есть еще три метода оценки — тоже не самые точные в отечественных условиях, но других у нас, увы, нет.

Второй способ — сравнение некоего отечественного бизнеса с аналогичным. В идеале стоит сравнить с аналогом, находящимся неподалеку? Прекрасный вариант, но где взять тот точно оцененный отечественный аналог? Его, скорее всего, нет. Придется искать аналог в стране с экономикой, которая хоть как-то или чем-то напоминает украинскую.

Поэтому придется сравнивать с аналогичными бизнесами в Польше или Турции, в Венгрии или Бразилии. К сожалению, здесь слишком много оказывается допущений. Рынок развивающейся страны не всегда адекватно оценивает местный бизнес, хотя Украина в этом смысле уникально сложна для оценки актива. Ну и дополнительные погрешности вносят попытки соотнести стоимость бизнеса на разных рынках, пусть и схожих. Тем не менее для Украины это один из самых популярных методов.

Третий способ — через затраты на создание аналогичного бизнеса. Это хорошо на стабильном рынке. Но малопригодно в Украине, так как сейчас есть, к примеру, масса объектов недвижимости, которые проще и дешевле купить, чем построить аналогичный. Ну и трудоемкость такого метода зашкаливает.

Четвертый способ — оценка на основе величины прибыли, которую генерирует предприятие. Чистую прибыль умножают на некоторый коэффициент, величина которого — отдельная и очень непростая тема. Такой метод очень популярен для непубличных компаний (это те, которые не торгуются на биржах). Его активно используют профессиональные инвесторы на фондовом рынке и для публичных компаний, чтобы предвидеть пределы роста той или иной акции.

А теперь тот самый вопрос — о коэффициенте, на который надо умножить прибыль, чтобы получить стоимость компании. Говорят, что в Украине стоимость компании примерно равна 7-12 размерам ее годовой прибыли. И чем бизнес рискованнее, тем меньше величина этого коэффициента (мультипликатора). Например, для оптовой торговли он может быть и 5, а для молокозавода — минимум 10 (цифры условны, конечно). Но, предположим, мы правильно назначили коэффициент, где брать цифру прибыли? Из официальной отчетности, которую большинство компаний не публикует? Или из налоговой отчетности, которая не всегда вполне отвечает на вопрос о размере прибыли? Или из внутреннего управленческого учета, который ложится на стол собственнику чуть ли не еженедельно?

Это большая проблема — доступ к такой информации. Иногда приходится заменять ее косвенными данными. Для агробизнеса — можно посмотреть на размер земельного банка и объем экспорта в тоннах. Для розницы — на число торговых точек и их площадь.

И вдобавок надо учитывать, сколько бизнесмен и его компании должны денег банкам и другим кредиторам. Про одного из украинских так называемых олигархов шутят в бизнес-среде, что «он стоит минус полтора миллиарда». И это чистая правда. Точно такая же правда, как и то, что, невзирая на долги, он остается в нашей сотне миллионеров.

Ну и отдельная сложность — многие собственники стесняются публично декларировать те или иные активы. Приходится вылавливать по реестрам и прочим источникам.

Разумеется, если кто-то из собственников предложит свои поправки к нашим оценочным суждениям, мы непременно и немедленно их опубликуем.

ТЕГИ: рейтингжурнал КорреспондентКоломойскийПорошенкорейтинг самых богатых украинцевРинат Ахметов
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Читать комментарии