UA
ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Где взять деньги и новый локдаун. Интервью Шмыгаля

Корреспондент.net, 2 декабря 2020, 16:15
4
23830
Где взять деньги и новый локдаун. Интервью Шмыгаля
Фото: Журнал Корреспондент
«Происходит постепенная стабилизация экономики», — уверен премьер.

Премьер-министр Украины ответил на вопросы Корреспондента о самом важном: где взять деньги, какой ожидается локдаун, почему строили дороги, когда менять министров, куда гнуть налоги, что отвечать МВФ.

 

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль рассказал в №23 Журнала Корреспондент о борьбе с пандемией коронавируса, переговорах с МВФ, кадровых перестановках в правительстве и многом другом.

Вы уже почти год возглавляете Кабмин. На самом деле срок меньше, но в 2020 году месяц идет минимум за полтора. Назовите три самых больших достижения правительства за это время и почему именно они?

— Восемь месяцев — слишком короткий срок, для того чтобы чем-то по-настоящему гордиться. Это только начало пути. Хотя продолжение реформ — это весомое достижение. Во-первых, реформа децентрализации завершена проведением местных выборов. Мы передали регионам землю и бюджеты, фактически уже в следующем году Украина получит совсем другое административно-территориальное устройство. Это изменит страну. Усилится ответственность местного самоуправления. Во-вторых, несмотря на коронавирус, продолжается реформа медицины. Сейчас сфера здравоохранения становится сильнее аналогично тому, как крепчала украинская армия, когда начались военные действия на востоке. Я уверен, что из этого коронакризиса мы выйдем с совсем другой медицинской системой и с другим отношением к врачам. Это еще не достижение, но мы на правильном пути. Есть еще ряд небольших побед, но борьба с коронавирусом в медицинской и экономической плоскостях сейчас занимает у нас, наверное, 80% рабочего времени. А вообще достижения, как и недостатки, надо оценивать со стороны. Так их лучше видно.

Хорошо, зайдем с другой стороны. Какие три решения правительства вы бы сейчас реализовали по-другому, учитывая приобретенный опыт?

— Три решения я сейчас не выделю, но было много мелких промахов. Я этого не скрывал и не собираюсь. Ключевая ошибка, которой нас попрекают, — это слабая коммуникация с обществом.

Сейчас быстро принятые решения — это требование текущего момента. Когда необходимо срочно принять то или иное постановление, не всегда есть время на обсуждения или споры. Надо действовать быстро, ведь в кризисных ситуациях оперативность решает все.

Временами какие-то социальные группы возмущаются: почему с ними не проконсультировались? Иногда это просто было невозможно, иногда — ошибались.

А при нынешнем опыте вы бы вводили локдаун весной?

— Безусловно. Весной никто не понимал ни природы самого вируса, ни механизма его распространения, ни алгоритмов лечения. Введя локдаун, мы спасли жизни тысяч украинцев. Да, мы ударили по экономике, но деньги — ничто по сравнению с человеческой жизнью. Сейчас протоколы лечения коронавируса кардинально отличаются от весенних и позволяют спасать жизни. Если бы не локдаун, то первая волна пандемии накрыла бы нас, как Испанию или Италию.

Скажите, чья была идея использовать деньги из COVID-фонда на строительство дорог, а не на поддержку предпринимателей или домохозяйств?

— Не совсем корректно называть это COVID-фондом. Это фонд по борьбе с коронавирусом и его последствиями, в том числе экономическими. Деньги в фонд собирались из разных источников. В частности, туда аккумулировались средства, которые изначально планировали потратить на дороги в 2020 году. Соответственно, при формировании фонда законодательно прописали, что деньги могут возвращаться на те статьи расходов, откуда их взяли. Если вы вспомните, то $3 млрд, выигранные Нафтогазом в суде у Газпрома, изначально планировали потратить на инфраструктурные проекты. Фактически фонд разделен на две части: медицинская помощь и стимулирование экономики. Почему дороги, а не прямые дотации домохозяйствам и бизнесу? Там мультипликатор самый большой — от четырех до восьми. Строительство дорог создает в смежных отраслях до восьми-девяти рабочих мест, и малый бизнес на этом зарабатывает. Кроме того, инвестиции в дороги не раскачивают инфляцию, как прямые дотации, но позитивно влияют на рост ВВП. Хотя, вы правы, прямая поддержка предпринимателей и граждан также важна, и мы будем использовать этот инструмент. Но, подчеркну, дорожное строительство — это правильное решение. После подведения итогов 2020 года будет видно, что 100 млрд грн инвестиций в инфраструктуру не дали экономике Украины провалиться совсем глубоко, как это случилось у соседей.

Но ведь некоторые экономисты настаивают, что дорожное строительство в современной экономике уже неэффективно как стимул. Такие решения были актуальны 70-80 лет назад, когда широко использовался ручной труд, но не сейчас, когда доля на оплату персонала в дорожном строительстве исчезающе мала.

— Это дискуссия на уровне философии. Давайте в конце года сядем с цифрами по макроэкономике Украины и сравним их с соседними странами. В мире не так много инструментов, способных оживить экономику. Инфраструктурные проекты — один из них, и 70 лет назад, и сейчас.

Теперь о занятости. Согласно официальной статистике Фонда занятости, за это время трудоустроили 425 тыс. человек. Происходит постепенная стабилизация экономики. Еще нельзя говорить о росте, но в третьем квартале уже есть увеличение ВВП по сравнению со вторым. По итогам года мы, как и другие страны, ожидаем падения. Вопрос в том, насколько оно будет глубоким и как мы можем этому помешать. Давайте я вас по-другому спрошу: вас устраивает качество дорог в Украине?

Это уже вопрос приоритетов. Когда мало денег, то приходится делать непростой выбор: или ремонт, или лечение.

— Соглашусь. Но с точки зрения обеспечения системы здравоохранения, средств нам хватало. Поэтому, подсчитав все возможные и прогнозные затраты на медицину, мы поняли, что на поддержку экономики тоже хватит. Поэтому у нас работают программа льготного кредитования «5-7-9%» и ряд программ по социальной поддержке предпринимателей. Президентом поданы в Верховную Раду предложения по прямой поддержке украинцев и малого бизнеса, которые не только будут компенсатором потерь от ужесточения карантинных ограничений, но и простимулируют спрос. На сегодняшний день у правительства достаточно денег на все направления, в том числе и на медицину. Весной даже представить было сложно, что при 12-15 тыс. больных в сутки система не ляжет. Сейчас она справляется. Мы ожидаем, что она справится и при 25 тыс. заболевших в день, если возникнет такая необходимость. Но надеюсь, до такого не дойдет.

КОГДА ПРИЕДЕТ МВФ

Переговорный процесс с МВФ замедлился еще в сентябре, задолго до конституционного «кризиса». Мы не получили запланированный на сентябрь транш. В чем была проблема?

— У нас, согласно меморандуму с МВФ, есть 10 структурных маяков: четыре из них мы уже выполнили, шесть находятся, с опережением сроков, на стадии выполнения. К ним у чиновников фонда вопросов нет. Украина продолжает сотрудничество с МВФ. У нас есть взаимопонимание, и мы быстро сближаем позиции. Это подтвердил и последний разговор президента Владимира Зеленского с главой МВФ Кристалиной Георгиевой.

Основное беспокойство у МВФ вызвала смена руководителя Нацбанка. Фонд изучал ситуацию, смотрел, как будет действовать новое руководство Национального банка, сохранится ли независимость этого института. Визит главы НБУ в Вашингтон и его общение с международными партнерами эти вопросы во многом сняли.

Далее последовалспровоцированный решением Конституционного суда антикоррупционный кризис. Решение КС обескуражило и послов стран G7, и МВФ. Вопрос с КС пока остается на повестке дня и его надо решать на законодательном уровне. Все ветви власти консолидированно работают над решением этого вопроса.

Есть ли у вас план Б на случай, если пауза с предоставлением траншей кредита МВФ затянется?

План Б есть всегда. Мы рассчитываем на оглашение даты приезда миссии фонда уже в этом году.

Текущая ситуация в принципе позволяет пережить паузу: 85% платежей казначейства осуществляются без задержек (до двух дней с момента подачи заявки), 15% — выполняются с задержкой до пяти дней. Бюджет 2020 года будет выполнен.

Налоговая служба уже выполнила годовой план по поступлениям, таможня пока отстает по плановым поступлениям. Для этого есть веские причины. Нам не с первого раза удалось сменить менеджмент Таможни, чтобы убрать злоупотребления, коррупцию и навести порядок в ее работе.

И все-таки какие альтернативные источники поступления денег могут закрыть затраты этого года?

— Это традиционные источники, которыми пользовалась Украина все годы независимости: рынок внешних и внутренних заимствований. У нас остается еще несколько аукционов по размещению ОВГЗ. Конечно, это будут кратко- и среднесрочные заимствования, и они будут дороже (10-13% годовых в гривне), чем средства МВФ.

Но если мы знаем дату приезда миссии и дату предоставления транша, то бридж-кредиты (краткосрочные кредиты до момента получения денег) — это вполне рабочий инструмент. Кроме того, остается возможность до 15 декабря выйти на рынок внешних заимствований. Это тоже будут короткие займы, до полугода. Объемы зависят от выполнения бюджета и размера его дефицита. На внутреннем рынке это может быть 50-60 млрд грн, на внешнем — около $1 млрд.

Почему Украина практически не получает финансовую помощь на борьбу с коронавирусом?

— Почему? Мы получили довольно значительные средства в начале пандемии: 190 млн евро от ЕС, транши от $100 тыс. до 50 млн от разных международных партнеров. Ведутся переговоры с Европейским инвестиционным банком о кредите на покупку вакцин на 50 млн евро плюс 25 млн евро на вакцины от Всемирного банка.

Это кредиты. А как обстоят дела с безвозвратной помощью?

— Это не только кредиты. По финансовой помощи была значительная сумма. Если собрать все вместе, то получится почти 370 млн евро. Для примера: 190 млн евро — это как раз безвозвратная помощь ЕС. Было еще $14,5 млн от США, ООН и его структуры дали 165 млн евро. Также Украине помогали Литва, Польша, Чехия, Германия, Южная Корея, Канада и многие другие. Благодарю руководство этих стран за поддержку Украины в этот сложный период.

И О НАЛОГАХ

Какая у правительства концепция налоговой реформы? Куда мы двигаемся и чего ожидать бизнесу?

— Реформа налоговой и таможенной служб прописана, и мы продолжаем двигаться в этом направлении. Мы разделили их на два отдельных юрлица, и это, кстати, один из структурных маяков МВФ, который мы выполнили.

Идет процесс ликвидации налоговой милиции и создание вместо нее Бюро экономической безопасности, чтобы все подразделения по борьбе с экономическими преступлениями спецслужб объединить в одном госоргане, четко прописать его полномочия и сократить давление на бизнес.

По введению РРО идут дискуссии с представителями малого бизнеса. Мы точно против фискализации ФЛП первой группы, остальные острые моменты, из-за которых протестовали предприниматели, мы тоже разрешим. Основная цель — вывод из тени большого количества ФЛП, на которых оформлен большой бизнес. По нашим расчетам, речь идет о 45% теневых денег.

Почему именно сейчас, в кризис? Наши соседи в Европе, напротив, используют ослабление налогового давления как меру по предотвращению экономических последствий. Почему, например, не начали замену налога на прибыль налогом на выведенный капитал — это было в предвыборных обещаниях президента?

— Так было прописано и было время к этому подготовиться [к введению РРО]. На данный момент уже 40 тыс. предпринимателей установили программный РРО. Как можно отложить то, что уже работает? Сейчас с бизнесом можно вести диалог только об уточнениях или исправлении ошибок в процессе. Например, об уменьшении размеров штрафов, чтобы они выполняли функцию наведения порядка, а не давления на бизнес.

Штраф в размере годового оборота предпринимателя — это нонсенс, и это надо убирать. Президент вносит в парламент соответствующий законопроект. Что касается снижения ЕСВ или замены налога на прибыль налогом на выведенный капитал, что было предвыборным обещанием президента Зеленского, то это прогрессивные вещи и мы ищем сейчас компенсаторы и для этих прогрессивных налогов, и для бóльшего пакета поддержки бизнеса. Эти вопросы пока дискутируются.

А может, и борьбу с теневой экономикой следует пока отнести к «вопросам, которые дискутируются»? Все-таки это подушка безопасности для бизнеса в кризис.

— Это какой-то сугубо украинский вариант — рассматривать теневую экономику как подушку безопасности. Давайте посмотрим на развитые страны. У них все хорошо, а нам нужна теневая подушка безопасности? Нам нужна здоровая прозрачная экономика без всяких теневых подушек. Тогда мы станем сильными и будем встречать кризисы во всеоружии.

Кабинет Министров направил в парламент проект госбюджета ко второму чтению. Какие параметры принципиальны для правительства и какие будете отстаивать в ВРУ?

— Повышение зарплат учителям и медикам практически на 30%. Повышение минимальной зарплаты до 6 тыс. грн с 1 января. Будем объяснять и доказывать пользу и для людей, и для экономики. Также сохранение поддержки малого и среднего бизнеса через инструменты доступного кредитования. На это заложено 12 млрд грн и это доказавший свою эффективность инструмент.

Есть еще важные программы поддержки промышленности, которые хотим сохранить: это деньги и для машиностроения, и для модернизации оборонки. Но главные приоритеты нашего правительства на следующий год легко увидеть даже после короткого анализа документа. Это развитие человеческого капитала — средства на улучшение медицины и образования.

EPA

О НОВЫХ ЛОКДАУНАХ

На последнем онлайн-совещании с мэрами вы обсуждали возможность введения повторного локдауна на новогодние и рождественские праздники, если карантин выходного дня не даст результатов. Можно ли об этом говорить как о свершившемся факте и оценивались ли экономические последствия такого шага?

— Вернусь к началу нашего разговора, когда речь шла об ошибках. Вот вам пример того, что мы на них учимся. Мы начали коммуницировать с местной властью до того, как приняли решение. Мы сейчас на стадии его формирования в диалоге с мэрами, религиозными организациями, бизнесом. Конечно, общество хочет определенности. У нас уже есть понимание, как действовать в этот кризис, и мы можем строить планы.

После подведения итогов по карантину выходного дня будем понимать, куда двигаться в конце декабря — начале января. Об этом и говорили с мэрами. Это была не презентация плана действий, это был обмен мнениями по поводу того, стоит ли проводить центральные городские «елки», концерты, другие массовые мероприятия.

Возможных сценариев на данный момент два. Первый - количество больных начнет падать и все само решится. Но на такой вариант мы не особо рассчитываем. Больше — на возможность управлять ситуацией: либо точечными, либо тотальными ограничениями. Если угроза жизни граждан возрастет, то надо вводить локдаун и спасать десятки тысяч.

И все-таки какова вероятность локдауна? Бизнесу надо подготовиться, ведь на предпраздничные недели выпадают основные продажи в году.

— Мы понимаем, что конец года — это время традиционного заработка. Но в этом году, в связи с пандемией, определенные ограничения все-таки будут. Какими они будут — мы как раз сейчас обсуждаем со всеми заинтересованными сторонами. Нам надо подвести итоги карантина выходного дня, чтобы понять его эффективность и составить план действий на конец года.

После этого можно будет решить, какие ограничения стоит вводить на рождественско-новогодние недели и стоит ли. Дальше уже начинаются вопросы по вакцинированию. Сейчас мы расписываем детальный план действий правительства и ведем переговоры с поставщиками. Мы являемся участниками глобальной системы COVAX, в рамках которой получим определенное количество вакцин. Кроме того, правительство ведет переговоры по поводу поставок вакцин с Pfizer и AstraZeneca. Уже во втором квартале следующего года в Украине начнется вакцинирование.

Кабмин также работает над проектом тотального тестирования на COVID-19. Приоритеты — Киев и область, областные центры и большие города с населением более 100 тыс. человек.

ВЕРТИКАЛЬ ИЛИ НЕ ВЕРТИКАЛЬ

Какие у вас сейчас отношения с местными органами власти? Они стали довольно независимыми.

— Это и была цель децентрализации.

Результат нравится?

— Пока что это промежуточный результат. Окончательные итоги стоит подводить как минимум через год. Местные бюджеты в 2021 году получат 509 млрд грн, это треть всего госбюджета. Посмотрим, как они ими распорядятся. Кроме того, местные общины получили 2 млн гектаров земли. Это тоже большая ответственность.

Сейчас в регионах модно укорять Кабмин: то правительство не дало, это правительство не сделало. Со следующего года все вопросы граждане будут задавать непосредственно своим региональным лидерам. Наступит новая эра местного самоуправления. В регионах будет сосредоточена вся полнота власти, чтобы успешно хозяйствовать на своей земле. На центральном уровне останутся только политические вопросы, все хозяйственные уходят под ответственность регионов. Это очень важный момент.

Когда я работал главой Ивано-Франковской облгосадминистрации, я видел, как ведут хозяйство общины, созданные за три-четыре года до меня. Там, где были избраны лидеры с хозяйственной жилкой, общины развивались очень динамично: мне нравился результат, людям он тоже был по душе. Всю инфраструктуру — школы, садики, дороги — было видно невооруженным взглядом. Я надеюсь, что через год мы совместно оценим результат децентрализации и он нам понравится.

Что происходит с межбюджетными расчетами? В прошлом году субвенции местным бюджетам уменьшили. Что будет в этом году и дальше?

— Субвенции и дотации из центрального бюджета — это механизмы на переходный период, когда общины только формировались и требовали поддержки. Сейчас ОТГ уже сформированы, у них есть вся полнота власти и свои собственные независимые бюджеты, как я уже говорил, на полтриллиона. Соответственно, необходимость в большинстве субвенций и дотаций отпадет. Конечно, местным властям и дальше хотелось бы их получать, но переходный период закончился. Через несколько лет это уже будет совсем другая модель хозяйствования, и общины очень хорошо это прочувствуют.

Какие рычаги влияния на региональные власти остались у центра? Мы наблюдаем постоянные споры с регионами по поводу того же карантина.

— Рычаги влияния очень простые. Решения правительства, как и законы, подлежат исполнению на всей территории Украины. У нас ведь унитарное государство. Децентрализация предусматривает передачу в регионы финансовых и хозяйственных полномочий. О том, чтобы не выполнять законы и другие нормативные акты центральной власти, речь не идет. С другой стороны, и диалог никто не отменял. И он ведется и с мэрами, и с местными советами, и с профильными ассоциациями. Это постоянная работа.

О КАБМИНЕ И ИНВЕСТИЦИЯХ

Какая судьба ждет Министерство экономики? Ваше правительство собиралось выделить из него Минагрополитики, но потом этот проект забуксовал.

— Да, с первых дней была стратегия разделить министерство на Минэкономики и Минагрополитики. В Украине мощный аграрный сектор, требующий отдельного внимания. Начиная от проектов по орошению в южных областях и заканчивая развитием переработки, чтобы экспортировать не сырье, а товары с высокой добавленной стоимостью. Стратегия остается в силе. Пока от Минэкономики отделили Министерство стратегической промышленности. В начале следующего года мы вернемся к вопросу выделения Минагрополитики.

В СМИ пишут о планах заменить министра здравоохранения Максима Степанова на Виктора Ляшко. Насколько они реальны?

— В принципе любой министр, включая премьера, должен понимать, что рано или поздно ему придется оставить свою должность. Сейчас в разгаре борьба с коронавирусом. Во время боя менять человека некорректно, как и создавать информационное давление на него по поводу возможной отставки. Я с уважением отношусь к своей команде, поэтому комментировать слухи о кадровых ротациях не хочу и не буду.

Пару недель назад Кабмин поменял врио министра энергетики: вместо Ольги Буславец им стал Юрий Бойко. Когда у Минэнерго будет полноценный руководитель и есть ли уже шорт-лист кандидатов?

— Да, мы будем подавать в Раду кандидатуру министра энергетики. Шорт-листа кандидатов у нас пока нет. Есть лонг-лист, в котором присутствуют все действующие замы, и у каждого из них сохраняются шансы занять должность министра. Конечно, будем смотреть и на кандидатов со стороны. Но их круг довольно узок. Это должны быть действительно высококлассные специалисты, способные вести правильную политику в энергосекторе. До Нового года определенные шаги в этом направлении будут сделаны.

По поводу привлечения инвестиций. С одной стороны, все делают красивые презентации и приглашают инвесторов, с другой — понимают, что они не идут из-за несовершенной судебной системы и коррупции. Что-то конкретное делается, чтобы исправить ситуацию? Есть какие-то KPI у министров или послов, связанные с привлечением инвестиций?

— В презентации Экономического аудита государства один из блоков, который мы анализировали, — это внешние и внутренние инвестиции. В целом регион, где расположена Украина, инвестиционно привлекательный. Только деньги инвесторы пока вкладывают в основном в наших соседей. Мы работаем над исправлением ситуации в тесном контакте с бизнес-ассоциациями. Действительно, ненадежная судебная система — это причина №1, по которой инвесторы не хотят вкладывать сюда деньги. Коррупция уже находится на 5-6-м месте.

Необходимость реформирования судебной системы, чтобы она реально защищала права собственности, давно назрела и касается не только бизнеса, но и всех граждан Украины. Есть еще один индикатор — рейтинг Doing Business, в котором мы сейчас на 64-м месте из 191 страны. По критерию получения разрешений на строительство мы 20-е, получения кредитов — 37-е, защите миноритарных акционеров — 45-е, банкротству — 146-е, подключения к энергосетям — 128-е, торговле — 74-е.

По рейтингу четко видно, что там, где проводилась работа, Украина прогрессирует, и этот прогресс заметен. По направлениям, где мы плетемся в хвосте, работа продолжается. Уже принято законодательство по процедуре банкротства и подключению к энергосетям. Принят RAB-тариф, позволяющий собственникам электросетей инвестировать в их модернизацию. Сейчас работаем над удешевлением процедуры подключения к энергосетям. Это будет весомым аргументом для инвесторов. В следующем году эти преграды будут устранены.

Теперь о послах. Чем они занимались раньше? Контактировали с бизнесом в странах своего пребывания, он им делал предложение, и они привлекали сюда поставки, увеличивая импорт. Сейчас, во время реформы дипломатической службы, у них появилось два KPI.

Первый — содействие экспорту из Украины. Посол обязан промотировать украинские товары в стране своего пребывания. Это более сложная работа, чем организовывать импорт.

Второй — привлечение инвестиций. Сегодня интерес проявляют страны, которые мы даже не могли представить в качестве инвесторов.

И какие посольства у нас наиболее успешны в этом отношении?

— Требования уже выставлены, и в конце года будем подводить итоги. Возможно, я даже буду просить министра иностранных дел сделать кадровые выводы. Степень выполнения поставленного KPI должна приводить или к награждению, или к увольнению.

У всех, включая вас, был тяжелый год. Скоро праздники. Что попросите у святого Николая? Я, например, пощады.

— Я пощады точно просить не буду. Я делал и делаю все возможное как премьер, поэтому могу честно смотреть в глаза своей жене, детям и всем украинцам. Год действительно был сложным. Мы пережили пандемию, наводнение, засуху, пожары, экономический кризис.

Конечно, хочется, чтобы все неприятности пошли на спад. Хочется, чтобы карантин дал позитивный результат. У меня вызывает оптимизм тот факт, что со всеми вызовами 2020 года мы справлялись весьма достойно. У нас в стране очень ответственные люди, которые в кризисные моменты собираются и действуют слаженно, эффективно и профессионально.

Спасибо. Так все-таки что вы попросите у святого Николая?

— Буду банальным. Конечно же, здоровья всем украинцам. Моя семья тоже прошла путь коронавируса. Переболела моя жена. В легкой форме, но все же это сложная и коварная болезнь. Я не верю в чудеса, поэтому просить святого Николая о чудесах не буду. Но я верю в ответственность людей. Напоминаю, что маска — это один из способов уберечь тех, кто находится рядом с вами. Так что берегите себя и близких.

ТЕГИ: налогиМВФТаможнякарантинГосбюджетМинэнерготранш МВФтранш МВФ для УкраиныДенис Шмыгаль
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Читать комментарии

Корреспондент.net в cоцсетях