ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Выжить любой ценой. Интервью с пакистанским телеведущим Ваджахатом Ханом

21 мая 2013, 09:21
0
50
Пакистан - Корреспондент - Выжить любой ценой - Интервью с пакистанским телеведущим Ваджахатом Ханом
Фото: Корреспондент
"В Пакистане все очень похоже на Украину с ее делением на запад и восток" - Ваджахат Хан

Пакистанский телеведущий Ваджахат Хан в интервью Ирине Соломко в № 19 журнала Корреспондент от 17 мая 2013 года - о том, как он выживает в самой опасной для журналистов стране мира, и чем его государство похоже на Украину.

Ваджахат Хан, 35-летний журналист, продюсер NBC News в Пакистане, работает в стране, которую организация Репортеры без границ уже не первый год называет самой опасной для представителей масс-медиа: представителей СМИ здесь убивают регулярно. Большинство погибают на севере - в зоне на границе с Афганистаном, контролируемой местными племенами, а также исламскими радикалами из движения Талибан.

Хан много раз оказывался в этом неспокойном месте и остался жив. Более того, он освещал ход войны американцев против талибов в Афганистане и недавно получил право делать репортажи о ходе боевых действий НАТО в регионе.

На телеэкранах он свободно обсуждает внутреннюю политику, критикуя даже “касту неприкасаемых” - военных, сосредоточивших в своих руках реальную власть в государстве

Смелость, которая сделала Хана летописцем войны, не оставляет его и сейчас: на телеэкранах он свободно обсуждает внутреннюю политику, критикуя даже “касту неприкасаемых” - военных, сосредоточивших в своих руках реальную власть в государстве. На жизнь Хана покушались, ему регулярно угрожают, но он продолжает работу.

В Киев Хан приехал по приглашению Фонда эффективного управления Рината Ахметова для участия в конференции Будущее качественной журналистики в эпоху цифровых технологий.

Корреспондент встретился с журналистом, больше похожим на лощеного денди, чем на военного репортера, в одном из самых фешенебельных отелей столицы, Премьер Паласе, за несколько часов до его отлета на родину. 

- Вы - представитель страны, где в политике и экономике уже не первый год существуют серьезные проблемы. В чем причина затянувшегося кризиса?

- В Пакистане все очень похоже на Украину с ее делением на запад и восток, на националистов и пророссийских коммунистов. Такое же разделение гложет и мою страну. У Пакистана всегда были серьезные структурные проблемы, он всегда был на грани. Единственный цементирующий фактор - это армия. [Страна является федеративной республикой, в которой гражданские правительства регулярно лишаются власти в ходе военных переворотов.] Сегодня это крупнейшее военное формирование в мире, оснащенное ядерным оружием. По численности оно уступает только американской, китайской и российской армиям. У нас больше военных, чем в Великобритании. Эта огромная структура не просто объединяет страну, но и обеспечивает индустриальное и административное развитие, влияет на внешнюю политику.

- Дискуссии о том, может ли азиатское и мусульманское государство быть демократичным, не утихают. Вы видите свою страну демократичной?

- Ваша страна имеет традицию революции, она в ваших душах. Мы видели это в начале 1990-х, а затем и в начале 2000-х. У вас что-то происходит только тогда, когда люди выходят на улицы.

Пакистан не просто мусульманское государство, имеющее ядерное оружие, - это конституциональная страна. Конституция - в наших душах. Это сразу становится понятно, даже если посмотреть на то, как страна была создана. Если [лидер освободительного движения Индии Махатма] Ганди вышел на улицы и организовал голодный протест, то Пакистан получил независимость и был создан за круглым столом переговоров. [При разделе Британской Индии в 1947 году образовались Индия и Пакистан.] Поэтому Пакистан - это страна со здоровым демократическим духом дебатов.

Через несколько недель у нас пройдут демократические выборы [прошли 11 мая]. Это знаковое событие. Мы ожидаем, что впервые цивилизованным путем состоится передача власти от одного гражданского режима к другому.

По сути, мы повторяем путь Турции, которая еще два десятка лет назад имела такие же сложности, как и мы, но выбрала свой демократический путь и прошла его. Почему это произошло? Потому что от управления государством отодвинули военных.

Как бы там ни было, военные играют важную роль в управлении моей страной. Но уже есть понимание, что это нужно менять.


Корреспондент


 

- Как вам работается в государстве, не первый год лидирующем в списках стран, наиболее опасных для журналистов? В прошлом году на вас тоже было совершено покушение.

- Это непростой вопрос. Парадоксальность ситуации заключается в том, что в Пакистане очень высок уровень свободы слова. У нас много свободных СМИ, они агрессивны и динамичны. Несмотря на все это, в Пакистане до сих пор существуют закрытые территории, куда журналистам попасть невероятно сложно. И когда они оказываются там, то гибнут.

- Что это за территории?

- Это зоны, куда обычные пакистанцы стараются не попадать, - там живут племена. [Северо-западный регион страны - Федерально управляемые племенные территории, - граничащий с Афганистаном и контролируемый Талибаном.] Это своего рода буферные территории между военными США и Афганистаном.

- Там высокий уровень преступности, там не признают верховенство власти.

- Да, в каком-то роде это самоуправляемые территории. Племена испокон веков старались обеспечить себе свободу. Им это удавалось независимо от того, кто был при власти. Так было сотни лет. Но в последнее время эти территории стали рассадником терроризма, торговли оружием и наркотиками. Именно поэтому журналистам, которые хотят писать об этом, там не рады - с ними не церемонятся и убивают. Больше всего журналистов гибнет именно там.

- Несколько лет назад власти Пакистана разрешили журналистам носить оружие для самозащиты. У вас есть пистолет?

- Я путешествую со своим другом - южноафриканским мастифом [порода крупных собак]. Он мое лучшее оружие. (Смеется.) Иногда он даже ходит со мной на пресс-конференции и ждет на улице. Но оружия у меня нет, я его не люблю. Думаю, это смешная норма. Я не хочу иметь такое право, я хочу иметь право делать свою работу. И ответственность правительства - защитить меня.

- Кто и почему вам угрожает?

- Например, неделю назад был арестован [генерал, экс-президент Пакистана] Первез Мушарраф. Это громкое событие, ранее у нас людей такого уровня не арестовывали. Реакция была разной - кто-то поддерживал, кто-то осуждал.

Я придерживаюсь мысли, что это важное событие. Я вышел в эфир и вспомнил, что всегда говорила моя бабушка, - о том, что в Пакистане есть три категории людей: богатые, бедные и военные. Но после ареста Мушаррафа можно сказать, что их осталось две: военные лишись своей неприкосновенности. Это было резонансное заявление, которое составило угрозу той третьей категории людей. Я сразу начал получать угрозы.

- Сейчас роль журналиста в обществе растет, он из наблюдателя становится активистом?

- Безусловно, журналистика, как и другие отрасли, должна проходить трансформации. Во всем мире идут внутренние дискуссии относительно роли и влиятельности СМИ. Не так давно в Индии, например, журналисты с помощью социальных сетей заставили главу полиции провести пресс-конференцию и ответить на вопросы о резонансном изнасиловании четырехлетней девочки. Это было большое достижение, важный посыл для общества. Они [журналисты] сработали больше как активисты.

Для себя в этой дискуссии я ответ уже дал: я хочу быть журналистом. Но однозначного ответа на вопрос, кем мы становимся в современном обществе, нет. Внутренняя дискуссия продолжается.  

***

Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 17 мая 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: СМИПакистанжурнал КорреспондентжурналистинтервьютелеведущийВаджахат Хан
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях