Мнение: Вам не должны

Корреспондент.net, 12 августа 2013, 13:59
0
183
Мнение: Вам не должны
Фото: АР
Детроит убили две вещи - профсоюзы, которые выбили для рабочих множество льгот, и отток белых, не захотевших платить выросшие налоги

Иждивенческая ментальность избирателей обвалила не только Грецию, но и столицу американского автопрома город Детройт. Проблемы многих стран начинаются с убежденности населения в том, что им кто-то что-то должен, пишет российская журналистка Юлия Латынина в своей колонке в 31 номере еженедельника Корреспондент.

Детройт подал на банкротство 18 июля. Это не менее важная история, чем дефолт Греции. И важность этого банкротства в том, что оно не обусловлено никакими внешними причинами. Это банкротство социал-демократической идеологии в чистом виде. Хотите, я вам назову главную причину банкротства Детройта, не выбирая выражений и даже не прибегая к политкорректности? Бегство белых.

В 1960 году в Детройте жило 1,6-миллионное население, 29% черных и 70% белых. Сейчас в городе 707 тыс. жителей, черных из них - 84%. Здесь самый высокий в США уровень убийств, 70% из них связано с наркотиками. Здесь самая низкая в Америке грамотность - только 7% школьников умеют бегло читать. В Детройте 70 тыс. брошенных домов. Жилые дома тут стоят в 20 раз дешевле, чем в среднем по стране, при этом мэром Детройта является черный демократ. Барак Обама, грубо говоря.

Вообще Детройт - это самый демократически голосующий город в США. И если не знать деталей, произошедшее с ним поразительно. Потому что понятно, когда из-за изменившихся торговых потоков умирает, ну, торговый город, Венеция какая-нибудь. Вот торговала она с Левантом, а потом все стали плавать через Атлантический океан. Или если был город при руднике, а рудник иссяк. Или вообще там завоевали кого-то, и, естественно, города не осталось.

Но Детройт всего полвека назад был автомобильной столицей Америки. Это был четвертый по величине город государства. Во время войны в него переехали 350 тыс. человек - 300 тыс. белых и 50 тыс. черных. США по-прежнему остаются самой автомобилизированной страной мира, и 12,5% от общего количества машин в мире по-прежнему производятся в Штатах.

Детройт с его заводами, инженерами и рабочей силой был идеальным местом для того, чтобы выпускать эти автомобили и развивать высокотехнологический, нуждающийся в сотнях сопряженных производств, инновационный и вместе с тем создающий десятки тысяч рабочих мест организм.

Упадок Детройта начался с двух системных причин, которые связаны друг с другом. Первая - это были профсоюзы. Профсоюзы, конечно, не могли допустить, чтобы капиталисты пили кровь рабочих, - они выторговывали рабочим все новые и новые условия. Профсоюзы победили, только производство стало нерентабельным, потому что любые привилегии, которые выторгованы рабочим, - это минус к цене рынка. И производство ушло в те южные штаты, где таких замечательных профсоюзов нет.

Второй фактор - миграция. После войны в процветающий Детройт устремилось бедное сельское население. Точно так же, как бедное сельское население Англии устремилось в диккенсовский Лондон XIX века. Разница, однако, состояла в том, что эти люди приезжали не в диккенсовский Лондон, а в демократический Детройт со всеобщим избирательным правом. Значительная часть этого населения была черная, собственно, преобладающая просто потому, что черных бедняков было больше, чем белых бедняков (это понятно). И, как следствие, поскольку это всеобщее избирательное право, город начал обеспечивать их жильем, пособиями, школами и прочим. Избиратели голосовали, чтобы их обеспечивали жильем и школами.

В 1967 году в Детройте вспыхнул бунт. Полицейские навестили нелегальную тошниловку, а в этот момент там сотня пьяных афроамериканцев праздновала возвращение двух вьетнамских ветеранов. Надо сказать, что полицейские от ужаса сбежали, никого не арестовав. Но ничего не помогло, потому что через пять минут толпа громила соседнее здание. Результат - 43 трупа, 1.189 раненых, 2 тыс. сожженных зданий. В город вводили не то что войска - танки. Громили, конечно, в первую очередь белых эксплуататоров. Но если у черного была лавка, его тоже громили. То есть количество уничтоженных лавок белых оказалось просто чуть больше просто потому, что их самих было тогда больше.

Собственно, после этого начался исход белых из Детройта, и в 1974 году город избрал мэром своего первого Обаму - его звали Колман Янг, это был такой человек с замашками и риторикой Уго Чавеса. Он установил зубодробительные налоги для богатых, читай "для белых". Белые побежали еще быстрее. С Детройтом стало происходить то же, что с карибскими городами. Там исторический центр превращался в руины и заселялся черной беднотой, а процветающее население переезжало в пригороды.

Соответственно, чем больше налогоплательщиков уезжало из города, тем выше были налоги для оставшихся. Чем выше были налоги для оставшихся, тем больше они уезжали. Чем больше они уезжали, тем выше были налоги, и так далее. Прямо по ибн-Хальдуну, которого любил цитировать Рональд Рейган.

К 2013 году налог на недвижимость в Детройте (напомню, что это город с самым высоким уровнем преступности и с самым низким уровнем образования) был самым высоким в США. Причем его просто не платили. 300 тыс. домовладений, из них половина просто не заплатили налог. Почему? Там такое действовало соотношение с ценой на недвижимость, что проще было выкупить свой дом, когда его арестуют, тем более что самые занюханные детройтские дома к этому времени стоили $ 1.

Уехали самые активные, остались иждивенцы, и к 2013 году на шесть пенсионеров в Детройте приходилось четыре человека трудоспособного возраста. Понятно, что не все они работали, потому что страшная статистика гласит: 73% чернокожих детей в США рождаются у матерей-одиночек. И это не потому, что черные такие плохие, а потому что социальная программа поощряет родить ребенка, чтобы получить на него пособие.

То есть когда-то избиратель приезжал в Детройт за работой, а теперь вместо работы давались льготы, если правильно голосовать.

Здесь я хочу сделать пометку. Я часто использую слово "чернокожие". Это не проблема чернокожих — это проблема социал-демократов. Это проблема любой категории населения — не важно, какого цвета кожи, не важно, какой профессии, да? Это могут быть рабочие, которым сказали: "Ребята, вы недополучаете. Мы сейчас за вас сдерем деньги с эксплуататоров". Это могут быть бывшие рабы, которым сказали: "Ребята, ваших предков в XIX веке эксплуатировали, мы сейчас за вас накажем потомков тех, которые вас эксплуатировали. Вам должны". Да?

И каждый раз, когда появляется категория населения, которой внушают "вам должны", - с этой категорией населения начинают происходить страшные вещи.

И вот преемником черного демократа Янга стал черный демократ Дэннис Арчер. Преемником Арчера стал некий Квами Киллпатрик. Но это, понимаете, уже было почти а-ля Роберт Мугабе, насколько господин Мугабе вообще возможен в Америке. Просто Киллпатрик расставил на должности друзей и родственников. Напоминаю, что это все происходит не в Москве, не в Екатеринбурге - все происходило в демократической Америке.

Человек расставляет на должности друзей и родственников, человек летает на отдых за счет гражданского фонда своего имени, который создан для того, чтобы, видите ли, ликвидировать неграмотность. Человек отдает городские контракты компаниям, которые нанимают в качестве субподрядчика компанию, единственным владельцем и служащим которой является его жена Карлита. Привет вот этому гражданину из Майами с плиткой.

Более того, вскоре после избрания Киллпатрик закатывает в официальной резиденции мэра вечеринку со стриптизершами. Приходит его жена, вцепляется в одну из стриптизерш, и та попадает в больницу. Инцидент стал предметом расследования, стриптизершу застрелили из полицейского глока.

Конечно, можно решить, что это совпадение, потому что, как я уже сказала, уровень убийств в Детройте действительно очень высок и, конечно, проститутки - это зона риска.

Там была очень смешная история, когда во время его визитов в Нью-Йорк полицейские Нью-Йорка отказались сопровождать Киллпатрика по вечерам, потому что он оттопыривался так, что они сказали: "Извините, мы не можем гарантировать его безопасность".

Киллпатрика уличили в связи с начальником его штаба Кристиной Битти, о чем они оба лгали под присягой. К доблестному мэру пришли с повесткой, и знаете, что он сделал? Он дал в морду одному из детективов и сказал: "Как черная женщина может ехать в одной машине с человеком по фамилии Уайт?".

Почему я все это рассказываю? Потому что поразительным образом все эти подробности мало волновали избирателей, которые в 2005 году избрали Киллпатрика на второй срок. Это очень важный момент: избиратели протестуют против коррупции, когда власть ворует их налоги. Когда избиратель налогов не платит, то вечеринки с проститутками проходят мимо, избиратель этого не замечает.

И, конечно, еще раз повторяю, дело было не в Киллпатрике - дело в избирателях и профсоюзах. Там страшные вещи происходили. Местный филантроп Роберт Томпсон пообещал $ 200 млн на создание чартерных школ - это нечто среднее между государственной и частной школами. И детройтский профсоюз учителей, тот самый, который выпускает школьников, не умеющих читать, возмутился так, что бедолага Томпсон просто сказал: "Да нет, хорошо, не дам я этих денег".

То есть качество образования падало, преступность росла. А знаете, как мэр Киллпатрик пытался поднять имидж города? Правильно! Устройством фестивалей, проведением Формулы-1, Суперкубка. Даже, вы будете смеяться, там какому-то популярному исполнителю поручалось сочинение песни а-ля Москва, звонят колокола. Тут просто наша Олимпиада и универсиада в чистом виде.

То есть это очень тяжелая история, потому что банкротство Детройта - это банкротство либеральной идеологии в самом беспримесном виде. И за полвека избиратель-иждивенец смог зарезать курицу, несущую золотые яйца. Конечно, есть во всем этом безусловный плюс, потому что Америка устроена так, что Детройт никто не будет вытаскивать. Люди сделали это себе сами, избиратель проголосовал ногами. И понятно, что уезжали из Детройта не только белые, но и те черные, которые хотели работать. А таких черных очень много, ясное дело.

Но страшно то, что избиратель, который оставался, - его никакие рациональные соображения не останавливали. В психологии есть классический тест на инфантильность мышления, когда ребенку предлагают одну шоколадку сейчас или три через час. И ребенок неизменно выбирает одну, но сейчас. Граждане Детройта, как и граждане Греции, все время голосовали за шоколадку сразу. При этом удивительным образом они голосовали за людей, которые даже в США вели себя настолько близко к диктаторам третьего мира, насколько это вообще возможно в демократической Америке.

***

Эта колонка опубликована в №31  журнала Корреспондент от 9 августа 2013 года.

Материал впервые вышел в программе Код доступа на радио Эхо Москвы.

Перепечатка колонок, опубликованных в журнале, запрещена.

Отзывы и комментарии присылайте по адресу korr-opinion@kpmedia.ua

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях