Главная
 

Формула счастья. Что нужно сделать, чтобы вечный аутсайдер Украина превратилась в динамично развивающуюся экономику

Корреспондент.net, 3 июня 2011, 12:18
0
526
Формула счастья. Что нужно сделать, чтобы вечный аутсайдер Украина превратилась в динамично развивающуюся экономику
Фото: Корреспондент

Всего пяти лет и нескольких универсальных, опробованных в других странах шагов достаточно, чтобы превратить вечного аутсайдера Украину в динамично развивающуюся экономику со средней зарплатой $ 1 тыс. по стране, пишет Александр Пасховер в свежем номере журнала Корреспондент.

Наиболее точно экономические успехи Украины за 20 лет независимости описывает старая советская песня: "Широка страна моя родная, много в ней лесов, полей и рек. Я другой такой страны не знаю...". Здесь следует ставить точку.

Из опрошенных Корреспондентом экспертов ни один не знает другой страны, где всепоглощающая бедность соседствует с необычайными природными ресурсами, развитой промышленностью, удобным географическим положением и высокообразованным населением.

Несмотря на отличные исходные условия, Украина за 20 лет не смогла добиться и четверти экономических успехов, которые прочили ей международные эксперты в 1991 году. Сейчас средняя зарплата по стране - одно из главных мерил успешности экономической политики - составляет жалкие $ 280, второй снизу результат в Европе. Ниже зарплаты только в Молдове.

Между тем общий уровень благосостояния в государствах - соседях Украины значительно выше. Средние зарплаты в Польше, Словакии, Чехии давно превысили $ 1 тыс. Причем многие из успешно реформирующихся стран совершили потрясающие рывки за пять - максимум десять лет.

Сейчас эксперты, бизнесмены и даже политики от власти считают, что непреодолимых препятствий, которые стояли бы на пути резкого роста благосостояния населения страны, нет. Изучение опыта экономических реформ Турции, Словакии, Грузии, Польши, Сингапура, Ирландии и ряда других стран показывает: Украине вполне по силам к 2016-му нарастить размер средней заработной платы вчетверо и за пять лет перешагнуть рубеж $ 1 тыс.

Более того, опыт реформ тех же стран учит, что Украине нет необходимости изобретать велосипед при разработке плана реформ, достаточно лишь заимствовать успешные решения соседей.

После подробного рассмотрения преобразований успешных стран-реформаторов выясняется, что у всех у них - несмотря на некоторые особенности - было много общих решений и шагов. А именно: резкое упрощение налоговой системы, устранение каких-либо препятствий на пути притока иностранных инвестиций, улучшение качества государственного менеджмента, а также создание условий для процветания собственного бизнеса и искренняя, а не показательная борьба с коррупцией. Кроме самих шагов даже методы достижения целей у многих их них были схожими.

Третий президент Украины говорит: как методологически добиться $ 1 тыс. средней зарплаты, для него не секрет. Секрет в том, как такой рецепт в нынешней Украине воплотить в жизнь.

"И пять, и десять лет назад у нас не было дефицита знаний, как делать реформы, - говорит Корреспонденту президент страны образца 2005-2010 годов Виктор Ющенко. - Посадите за стол пять макроэкономистов, и они легко, арифметически вам скажут, что нужно делать. Но этих знаний недостаточно. Должно быть качество общества".

Скинуть бремя

"Средняя зарплата $ 1 тыс. за пять лет? - вице-премьер-министр Украины Борис Колесников отхлебывает глоток горячего кофе и продолжает: - Сейчас мы близки к $ 400. Если будем расти на 20% в год, то даже без национальной идеи за пять лет мы придем к $ 1 тыс."

Верно, но за исключением двух деталей: во-первых, пока средняя зарплата украинца несколько ниже - $ 280. Во-вторых, 20% роста экономика страны еще никогда не показывала. Но достичь его возможно.

Ничего нового выдумывать не нужно. Все придумано до нас. "Страны с гораздо более скромными возможностями [чем у Украины] - например, Грузия, где стартовые условия были, мягко говоря, хуже, или Сингапур, где нет полезных ископаемых, - сумели вырваться в лидеры мировой экономики", - рассказывает Корреспонденту Сергей Тигипко, вице-премьер-министр Украины.

Первое, что сделали эти и другие страны, чтобы вырваться из плена нищеты, - модернизировали налоговую систему. Бедствующая Ирландия стартовала в сытый мир, снизив базовую ставку налога на прибыль с 40% до 12,5%. Сингапур отменил налог на вывоз доходов, полученных вкладчиками-нерезидентами. Как результат, самая маленькая страна Юго-Восточной Азии стала четвертым крупнейшим финансовым центром мира после Лондона, Нью-Йорка и Токио. Через год после того, как в 2003 году польское правительство снизило налог на прибыль с 27% до 19%, в бюджет поступило на $ 1,05 млрд больше, чем годом ранее.

"Все потому, что бизнесмены перестали обманывать, - рассказывает Лешек Миллер, бывший премьер-министр Польши. - Если бизнесмен должен заплатить 27%, он обманывает. А если 19% - тогда думает: лучше заплатить, чем идти на риск".

Украинская фискальная система - наиболее запутанная и неэффективная в мире. В рейтинге самых дружественных бизнесу налоговых систем Paying Taxes 2010, подготовленном Всемирным банком, Украина заняла 181-е место из 183 возможных. Ниже только Венесуэла и Беларусь.

"Мы пришли к тому, что наша фискальная модель, безусловно, худшая в мире, - говорит Ющенко. - Сколько она у нас забирает сил, ресурсов, возможностей! Не проведя этой реформы, не стоит говорить о чем-то другом".

В среднем украинским предпринимателям приходится платить 147 налогов и сборов и тратить на это более 736 часов в год. На администрирование налогов отечественный бизнес ежегодно тратит более 4 млрд грн. Это на 30% превышает бюджет Харьковской области.

"Думаю, что малый и средний бизнес сейчас надо вообще освободить от налогов, - говорит Николай Толмачев, генеральный директор ТММ, крупнейшей в стране строительной компании. - Бизнесу сейчас не до жиру. Если предприятие хотя бы создает рабочие места, то освобождение его от налогов - это по сути взаимозачет, так как у государства тогда нет проблемы платить компенсации по безработице, дотации работникам и т. д."

Еще одно спецпредложение предпринимателя - налоговый инспектор не должен заниматься оборотами меньше $ 100 тыс. Тогда автоматически сократится аппарат, на содержание которого идут бюджетные средства.

 "Я был на заводе Hyundai (Южная Корея), там последняя проверка была в 1994 году, то есть 17 лет назад, - делится опытом Колесников. - Первое, что нужно сделать, - за счет государства перевести [отчетность] на электронный документооборот. Туда [на предприятия] вообще не нужно ходить".

Итог подводит Андрей Лобач, старший менеджер проекта фонда Эффективное управление. "Чем проще и понятнее налоговая система, чем меньше незапланированных налоговых проверок, тем более благоприятный климат для бизнеса, - говорит эксперт. - Это создает условия для притока инвестиций".

Ни дать, ни взять

Украина начала бороться с коррупцией тогда же, когда и Грузия. Тем не менее в рейтинге Transparency International Индекс восприятия коррупции кавказская республика за семь лет переместилась со 127-го на 68-е место, а Украина все эти годы мечется между 146-й и 134-й строчками.

Чтобы сломить коррупцию, президент Грузии Михаил Саакашвили замеченных на взятках чиновников уволил, оштрафовал, некоторых посадил в тюрьму. Вакансии в госорганах на конкурсной основе заняли высокооплачиваемые кадры, многие из них с хорошим западным бизнес-образованием. В целом госаппарат был урезан в 15 раз, зарплаты госслужащих подняты в 20 раз.

Сингапур, некогда необычайно криминализированный и коррумпированный регион планеты, сделал то же самое, но несколько раньше, чем Грузия. Теперь страна - лидер чистоты.

"С мелкой сошкой, - написал в своих мемуарах экс-премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, - мы намеревались бороться путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах путем издания ясных и простых правил вплоть до отмены разрешений и лицензирования в менее важных сферах общественной жизни".

Чтобы минимизировать коррупцию и увеличить эффективность экономики в Украине, мультимиллионер и собственник ликеро-водочного бизнеса ТМ Олимп Павел Климец предлагает вообще вывести государство из бизнеса.

"Нужна практически тотальная приватизация, - говорит Климец. - Государство не может быть эффективным собственником в силу частой смены тех, кто у власти".

Чтобы приватизация не стала новым инструментом коррупции, Толмачев приводит в пример грузинский опыт. "В Грузии, например, аукционы проводят по телевизору в режиме реального времени, - говорит бизнесмен. - Следить за ними может каждый гражданин, принимать участие - любой, кто предварительно зарегистрировался. При такой степени открытости имитировать аукцион практически невозможно".

В Украине подобным образом конкурс проводился только один раз. В 2005 году в прямом эфире ТВ страна наблюдала, как за рекордную инвестицию продали Криворожсталь. Это было в первый и последний раз.

Помимо тотальной приватизации, большинство стран-реформаторов свели к минимуму ежедневное участие государства в экономике. Иностранные эксперты в Украине уже в конце 1990-х шутили - намекая на гигантскую зарегулированность экономики, - что для того, чтобы в Украине пропали яблоки, надо создать министерство яблок.

"Внешние инвесторы не хотят работать в условиях коррупции и зарегулированности, а внутренние предпочитают хранить свои деньги в чулке, потому что не верят своему государству, - резюмирует Тигипко. - Главное, что должна сделать власть, - создать комфортные условия работы для бизнеса".

Выход есть

Турция и Словакия привлекли огромное количество инвестиций благодаря профильным промышленным зонам. Так, Турция за считаные годы стала одним из мировых лидеров в производстве бытовой электроники, а Словакия - гигантом автопрома. Соответственно, выросли доходы населения.

Хаим Шапошник, доктор экономических наук, утверждает: путь к процветанию и высокой заработной плате лежит через создание свободных экономических зон (СЭЗ) с нулевой ставкой налогообложения. Минимальными условиями для бизнеса в таких зонах должно стать обязательство инвестировать не менее $ 50 млн в производство и экспортировать 80% своей продукции.

В Украине идея СЭЗ и так называемых территорий приоритетного развития (ТПР) провалилась. В итоге выяснилось, что чиновники попросту использовали СЭЗы и ТПР для того, чтобы избегать налогообложения связанных с ними и дружественных им компаниям. Помимо этого, зоны были не профильные, а территориальные.

Климец рассказывает, что сейчас в комитете экономических реформ находится его концепция индустриальных парков. "Если будет поставлена задача, готов строить и создавать", - добавляет бизнесмен.

Опрошенные Корреспондентом эксперты наиболее конкурентоспособными и перспективными отраслями Украины считают металлургию, тяжелое машиностроение, аграрный и IT-сектор. Объем экспорта программной продукции и услуг уже превысил $ 1 млрд.

Тигипко уверен, что и этот результат можно несколько раз приумножить. "Я недавно был с визитом в Эстонии, - говорит чиновник. - Это страна тотальной электронизации. Там даже пенсионеры получают уведомление о начислении пенсии с помощью sms. Опыт этой страны показывает, что IT-отрасль может здорово помочь и развитию экономики в целом, а не только быть источником валюты для страны".

Как бизнесмен, занимающийся инновационной деятельностью, Толмачев утверждает, что готов разрабатывать и ввозить в Украину инновационные технологии, а для работы с ними создавать высокооплачиваемые рабочие места.

Все, что просит бизнесмен у власти, - освободить от пошлин и НДС ввоз новейших технологических линий. "Это ведь не товар, а технология. Если предприниматель рискнул ввезти в страну технологическую линию, то он, естественно, ее установит и создаст рабочие места, - аргументирует Толмачев. - В России на ввоз технологических линий нет ни пошлины, ни НДС. В Украине инновационное оборудование растаможивают и по три года, а НДС и пошлина платится с прайсовой стоимости по оценке таможни".

Низкий уровень технологий - как ни странно, одна из основных причин низкого уровня зарплат в стране. На вопрос, почему они платят своим сотрудникам невысокие зарплаты, большинство крупных собственников бизнеса в Украине резонно отвечают, мол, производительность труда на предприятии низкая по сравнению с другими странами, и, следовательно, зарплата низкая.

Они во многом правы. ВВП на душу населения в Украине составляет порядка $ 6.665 в год - примерно вдвое меньше, чем в Турции, втрое меньше, чем в Польше, в три с половиной раза меньше, чем в Словакии, и в четыре раза меньше, чем в Чехии.

 В свою очередь на вопрос, почему в Украине такая низкая производительность труда, отвечают уже иностранные эксперты: потому что низкий уровень технологий. Последнее не меняется, так как в страну не идут иностранные инвестиции, способные принести технологии, и крупные собственники не инвестируют в новое дорогостоящее оборудование. Причинами тому - коррупция, бюрократические преграды и дальше по списку.

Колесников говорит, что знает еще несколько волшебных слов, помимо "иностранные инвестиции и технологии", которые точно принесут стране миллиарды. Первое слово - "металлургия". Сюда вице-премьер ожидает самых крупных, многомиллиардных инвестиций.

Второе волшебное слово - "машиностроение" как часть вертикально интегрированного бизнеса от железорудного сырья к прокату и производству бытовой техники, автомобилей. В ближайшей перспективе - запуск автозаводов в Харьковской, Львовской и Донецкой областях.

Третье магическое слово - "сельское хозяйство". Украина уже 20 лет притворяется житницей Европы, имея при этом самую низкую урожайность на континенте и слабо развитую инфраструктуру. Кроме того, Украина один из последних "островов" Европы, где пашня не пущена в коммерческий оборот. Юрий Трындюк, владелец холдинга Хлебные инвестиции, не единственный аграрий, требующий от власти ввести частную собственность на землю и сделать ее предметом ипотеки.

Четвертое магическое слово Колесникова - "скоростное железнодорожное движение". "Там будет реализована мечта журнала Корреспондент, - замечает Колесников. - Они [машинисты] будут получать $ 1.000 и даже выше, стюарты - $ 750". Запуск программы запланирован к футбольному чемпионату Евро-2012.

По мнению Сергея Пионтковского, партнера международной юридической компании Baker & McKenzie, проблема Украины до сих пор состояла в том, что все провозглашаемые реформы преимущественно оставались на бумаге. Сегодня провести хотя бы половину намеченного можно только при двух сценариях, уверен юрист.

Сценарий первый Пионтковский называет грузинским вариантом. К власти приходит президент, готовый к жесткой борьбе с коррупцией, начиная со своего ближайшего окружения, с показательными судебными процессами над десятком крупных чиновников. "Есть риск, - предупреждает Пионтковский. - Сильный президент, даже проведя все необходимые реформы, может превратиться в диктатора и остаться у власти. Тогда и реформы не помогут".

Сценарий второй: Украина входит во всевозможные евроструктуры, например Европарламент, Совет Европы и т. д., и выполняет все мероприятия, связанные с такой интеграцией. Постоянные наезды еврокомиссаров создадут давление, принуждая чиновников выполнять взятые на себя обязательства.

"Наверное, эта наша традиция происходит еще со времен, когда к нам пришли варяги, - развивает мысль Пионтковский. - До них государственности у нас просто не было. Так и с нашими реформами: они могут быть проведены лишь под очень сильным давлением - либо со стороны сильного президента, либо со стороны современных варяг".

Этот материал опубликован в №21 журнала Корреспондент от 3 июня 2011 года в рамках проекта Национальная идея.

СПЕЦТЕМА: 20-летие Независимости Украины
ТЕГИ: журнал Корреспондентзарплатынациональная идея
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях