ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Кум таможенного союза. Эксклюзивное интервью с Виктором Медведчуком. Полный текст

Кристина Бердинских, 19 ноября 2013, 09:34
240
7799
Кум таможенного союза. Эксклюзивное интервью с Виктором Медведчуком. Полный текст
Фото: Дмитрия Никонорова/Корреспондент
Виктор Медведчук уверен, что Евросоюз интересует новый рынок сбыта, а вовсе не Украина как таковая

Виктор Медведчук, лидер Украинского выбора и кум президента РФ, в интервью Кристине Бердинских в № 44 журнала Корреспондент от 15 ноября 2013 года - о пользе российского выбора для Украины, ошибке Виктора Януковича, невиновности Юлии Тимошенко и вновь о пользе российского выбора. 

Лет десять назад его имя было притчей во языцех - в ту пору Виктор Медведчук, глава Администрации президента Леонида Кучмы, считался всесильным серым кардиналом. Сегодня о нем тоже много говорят, но уже с легкой улыбкой: в нынешней Украине Медведчук стал записным сторонником союза с Россией. О прелестях москвоинтеграции и ужасах еврослияния он старательно, по несколько раз в неделю, высказывается со страниц личного блога на сайте Корреспондент.нет, а также с многочисленных билбордов и ситилайтов с рекламой его общественной организации Украинский выбор.

Медведчука не останавливает даже то, что в сентябре Президент Виктор Янукович заявил, что евроинтеграция - это единственно правильный вектор украинской внешней политики. Наверное, бывший серый кардинал просто лучше информирован о достоинствах Таможенного союза (ТС) России, Беларуси и Казахстана, ведь крестным отцом младшей дочери Медведчука является не кто иной, как президент РФ Владимир Путин.

Медведчука не останавливает даже то, что в сентябре Президент Виктор Янукович заявил, что евроинтеграция - это единственно правильный вектор украинской внешней политики

За две недели до саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, на котором Украина пока еще рассчитывает подписать договор об ассоциации с Евросоюзом (ЕС), Корреспондент встретился с этим последовательным противником евроинтеграции в его офисе в центре Киева.

Медведчук был в хорошем расположении духа и открыт к общению. Наблюдая за таким позитивизмом, Корреспондент решил начать беседу с вопроса о том, не стала ли жизнерадостность Медведчука реакцией на последние новости, говорящие о тающих на глазах шансах официального Киева подписать договор с ЕС.

- Подписание Соглашения об ассоциации с ЕС почти сорвано. Вы рады?

- Меня радует, что трезвая оценка обстоятельств властью взяла верх над эмоциями. До недавнего времени в украинском политикуме царила атмосфера евроинтеграционного “одобрямса”: мол, Украина - европейская страна, европейский путь - это наш цивилизационный выбор, и альтернативы ему нет. Так было до тех пор, пока не обнародовали проект Соглашения об ассоциации. Как только евроинтеграторы изучили текст, эйфория и оптимизм исчезли бесследно. Не так давно премьер-министр Украины заявил, что для перехода на евростандарты потребуется 164 млрд евро на десять лет. Это фактически $ 20-22 млрд ежегодно, что при объеме доходной части бюджета страны в $ 45-47 млрд просто нереально. Нормы данного Соглашения изначально были невыполнимы.

- Что будет после Вильнюса, где пройдет саммит Восточного партнерства? Переговоры с МВФ будут очень тяжелыми.

- Какими будут переговоры с Международным валютным фондом, уже ясно. Условия МВФ совершенно нереальны для Украины. Требование повысить коммунальные тарифы в стране с таким уровнем экономики, как в Украине, сложно назвать объективным.

- Президент Янукович сказал, что не будет их поднимать.

- И абсолютно правильно. Кроме того, мы должны отпустить курс гривни, установить граничный предел дефицита бюджета на уровне 1,5% и отложить предусмотренное Налоговым кодексом с 1 января 2014 года снижение НДС и налога на прибыль. Миссия МВФ выдвигает такие условия, которые даже теоретически выполнить невозможно. Это значит, что они просто не хотят давать деньги.

- Нас Россия будет спасать?

- А почему Россия должна нас спасать? Украина, как утверждают наши евроинтеграторы, решила, что идет в Европу и подпишет Соглашение об ассоциации с ЕС и договор о ЗСТ, которые причиняют катастрофический ущерб экономике Украины и противоречат экономическим интересам стран Таможенного союза, в том числе и России. - Но ведь мы с вами сейчас говорим о том, что, скорее всего, соглашение не будет подписано. Вы не отвечаете на вопрос. - Что мы будем делать дальше? Я отвечу. Сегодня уже очевидно, что власть остановит процедуру подписания соглашения. Украине необходимо искать источники финансирования, чтобы каким-то образом поддержать экономику. Эти источники есть и на Западе, и на Востоке. Если Европейский союз заинтересован в том, чтобы Украина стала ассоциированным членом и подписала договор о Зоне свободной торговли, то он должен найти средства, чтобы поддержать экономику Украины. Тем более если Таможенный союз в этом случае примет меры для защиты своего рынка. Но Евросоюз не предлагает финансовой помощи, в отличие от России, которая только в сентябре по просьбе Минфина Украины выделила $ 750 млн для стабилизации экономической ситуации. Надо осознать, что нас ждет, и найти оптимальный выход из сложившейся ситуации.

- Отойдем чуть в сторону: как вы познакомились с Владимиром Путиным и стали друзьями?

- Мы познакомились с Владимиром Владимировичем Путиным в 2000 году на одном официальном мероприятии, кажется, в Киеве. Я тогда был первым заместителем председателя Верховной Рады Украины, какое-то время мы поддерживали отношения по долгу государственной службы и общались в рабочем порядке. После того как я ушел с должности главы Администрации президента, у нас сложились дружеские отношения.

- В 2012 году в одном из интервью вы сказали, что дело Юлии Тимошенко скорее “политическое”. Вы сейчас не изменили свою точку зрения?

- Я не разделяю политических взглядов Юлии Тимошенко, но ради справедливости должен сказать: обвинение, по которому она была осуждена, на мой взгляд, является несостоятельным. Я так считал и свою точку зрения не изменил. Тимошенко не должны были привлекать к уголовной ответственности за газовые соглашения января 2009 года. Я был участником переговорного процесса в декабре 2008-го и знаю, кто виноват в его срыве.

- Кто?

- Господин [в тот момент президент Виктор] Ющенко, который 31 декабря [2008 года] целенаправленно разрушил достигнутые договоренности. После этого Россия перекрыла газ, к Украине были выдвинуты претензии. Тимошенко подписывала газовые контракты 19 января в условиях крайней необходимости, что, как я полагаю, освобождает ее от уголовной ответственности. Если бы поставки газа не возобновили в результате заключения договора, то газотранспортная система, особенно на Юге и Востоке Украины, под воздействием сильных морозов была бы полностью парализована. Это привело бы к коллапсу - и для промышленности, и для населения. В сложившейся ситуации у Тимошенко не было иного выхода.

- К чему я вела... Сейчас Соглашение об ассоциации с ЕС будет сорвано не из-за разъяснительной работы Украинского выбора, как вы говорите, а из-за того, что Тимошенко в тюрьме и нет перспектив ее освобождения. Вы ей благодарны за то, что она, сама того не желая, толкает государство в сторону России?

- Вы глубоко ошибаетесь. Соглашение об ассоциации не будет подписано в Вильнюсе не потому, что не выполнены требования еврочиновников в отношении Тимошенко. Не Брюссель, а Киев остановит процедуру подписания. У украинской власти нет другого выхода. И Тимошенко здесь ни при чем.

- То есть дело не в личной неприязни Януковича к Тимошенко и его нежелании ее выпускать?

- Нет, конечно. Власть наконецто признала, что подписывать соглашение не представляется возможным, так как оно противоречит национальным интересам, Конституции Украины, превращает страну в колонию и сырьевой придаток ЕС.

- В 2004-м вы поддерживали Януковича на выборах. Вы не разочарованы в нем? И в 2015-м собираетесь поддерживать?

- Это вопрос?

- Да.

- Я думал, утверждение. (Улыбается.)

- Нет, это вопрос.

- Виктор Янукович шел в 2004 году с лозунгами и программой, которую я полностью поддерживал. Кстати, как поддерживал и основные положения его предвыборной программы 2010 года. Но они остались нереализованными. В результате незаконной отмены конституционной реформы в 2010-м Украина из парламентско-президентской республики превратилась в президентскую, а Президент получил всю полноту власти. Если бы он использовал эту полноту власти для проведения реформ и модернизации страны, я бы ему аплодировал. Но этого не произошло. Почему не произошло? Видимо, есть и объективные, и субъективные причины, которые мне неизвестны. Но я категорически не поддерживал и не буду поддерживать действия, направленные на навязывание западного вектора экономической и политической интеграции, потому что убежден, что они ошибочны и противоречат национальным интересам. А что будет в 2015 году? Поживем - увидим. Пока мы в 2013-м.

- Сами вы собираетесь баллотироваться в президенты в 2015-м?

- Нет.

- Каков бюджет рекламной кампании Украинского выбора?

- 1,5-1,6 млн грн. в месяц.

- Средства ваши?

- Мои и других активных участников общественного движения. Эти деньги поступают на счет Украинского выбора, все официально и открыто.

- Каковы источники ваших личных доходов?

- В 2005-м я вернулся в бизнес и активно им занимаюсь. Этот бизнес связан с IT, горно-металлургическим комплексом, добычей полезных ископаемых, нефтепереработкой, энергетикой, агропромышленным комплексом. Он, естественно, легальный. Я ни от кого не скрываю, что являюсь состоятельным человеком.

- Вернемся к российско-европейской теме. Почему даже самые пророссийские политики любят, чтобы их дети учились в Европе, а не в Москве, и отдыхать ездят на Сардинию, а не в Сочи? Это двойная игра, вам не кажется?

- Если говорить о политиках, как провластных, так и оппозиционных, - они никогда не пострадают от того, что Украина подпишет Соглашение об ассоциации с ЕС. И я в том числе. Да, мои дети, как и дети многих других политиков, учились и учатся в Европе. Дочь окончила там колледж и университет. Некоторое время жила в Киеве. Сейчас вышла замуж, живет и работает в Москве. Это ее выбор. Да, я действительно отдыхаю не только в Крыму. Могу себе позволить отдых и на Средиземном море. Но вот смогут ли себе это позволить миллионы наших граждан сегодня, а тем более после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС? Категорично утверждаю: нет.

ЕС воспринимается на эмоциональном уровне. Есть картинка. Великолепные дороги. Отличные гостиницы, сервис. Я, например, искренне восхищаюсь тамошним отношением власти к гражданам, работой правоохранительной системы, независимостью судов. Но когда официальные лица - еврокомиссар Штефан Фюле и глава МИДа Швеции Карл Бильдт - заявляют, что после подписания соглашения ВВП в Украине вырастет на 6%, невольно задаешься вопросом: или они не понимают, о чем говорят, или цинично лгут. Даже наше Министерство экономики признало, что в случае подписания Соглашения об ассоциации ВВП будет падать в ближайшие пять-семь лет.

Наивно полагать, что после этого судебная власть в Украине действительно станет независимой. Это следует из соглашения? Хорошо. Вот у меня на столе лежит Конституция Украины. Все, что есть в соглашении, - независимость судебной власти, верховенство права, нормы закона, регулирующие деятельность судов, - есть в нашей Конституции. Однако все эти нормы сейчас являются сугубо декларативными. Неужели вы верите, что наши чиновники и политики станут исполнять конституционные нормы только потому, что Украина подпишет Соглашение об ассоциации? Я уверен, мы обязаны внедрять в нашу жизнь лучшие европейские ценности и стандарты, строить Европу здесь, в Украине, но Соглашение об ассоциации тут ни при чем.

Евросоюзу в первую очередь нужен рынок сбыта продукции. Их понять можно, ведь в ЕС нарастающий кризис, и перспектив выхода из него в ближайшие годы нет.

- Как-то все мрачно выглядит.

- Так давайте поговорим о хорошем. Сегодня вступление Украины в ТС дает нам экономические преференции ежегодно в размере $ 10 млрд, которые складываются из разницы в цене на газ (около $ 6 млрд) и отмены пошлин на нефть и нефтепродукты ($ 4 млрд). То есть $ 10 млрд, которые останутся в экономике Украины.

- Вы упомянули Фюле и Бильдта. А вы с ними общались? В предварительной программе ялтинской конференции YES вы вначале были в списке участников, а потом исчезли. Кто отказался от дискуссии - они или вы?

- Я категорически отказался. Мне просто неинтересна дискуссия с аргументами “Мы туда! Там светлое будущее!”. На мой взгляд, дешевая клоунада, а не серьезный разговор о судьбе страны.

- Расскажите о том, что любите делать в свободное время.

- Я активно занимаюсь спортом, ежедневно бегаю 5 км на дорожке. Если нет дорожки, бегаю на свежем воздухе. В этом году пропустил утреннюю тренировку только один раз - 8 августа, после дня рождения. Через день занимаюсь в тренажерном зале.

Мы с женой Оксаной [Марченко] многие годы собираем раритетные издания книг. Недавно вышел каталог 100 самых ценных книг, находящихся в Украине. Из них 59 есть в нашей библиотеке. Этим я искренне горжусь. Еще мы любим с семьей путешествовать, открывать новые места.  

***

Этот материал опубликован в №45 журнала Корреспондент от 15 ноября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.   

СПЕЦТЕМА: Евромайдан: хроника событий
ТЕГИ: Юлия ТимошенкоУкраина-РоссияПутинжурнал КорреспондентМедведчукинтервьюСоглашение об ассоциации
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях