ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Великое переселение. За год с небольшим Украину покинули около 1 млн чел.

Корреспондент.net, 15 октября 2015, 09:35
864
32621
Великое переселение. За год с небольшим Украину покинули около 1 млн чел.
Фото: facebook.com/airportboryspil
За последний год количество уехавших за рубеж граждан Украины значительно увеличилось

Украина в прошлом году попала в пятёрку стран - лидеров по числу беженцев и в нынешнем году может повторить этот печальный рекорд.

Корреспондент проанализировал статистику, поговорил с международными экспертами, а также с семерыми украинцами, уехавшими в разные страны мира, пишут Юлиана Скибицкая, Евгения Вецько и Дмитрий Слинько в №38 журнала от 25 сентября 2015 года.

По данным ООН, с начала проведения АТО в апреле 2014-го по конец июня 2015-го за рубеж выехали 900 тыс. украинцев. А в недавнем отчёте Евросоюза говорится, что количество иностранцев, желающих получить вид на жительство в государствах Европы, за 2014 год увеличилось в 15 раз.

Эти две цифры наглядно иллюстрируют тенденцию: мир захлестнула волна миграции, которая не обошла стороной и нашу страну. Соотечественники всё чаще уезжают за рубеж — учиться, работать или на ПМЖ. Большая часть из первых двух категорий домой также не возвращаются. Война на Донбассе добавила к статистике ещё и людей в статусе беженцев. Их количество продолжает расти, несмотря на то что на востоке официально объявлено перемирие.

Миграция затронула не только людей, но и бизнес. Многие предпочитают перестраховаться и зарегистрировать свою фирму за границей. Так проще с учётом девальвации гривни и нестабильной экономики.

В Украине уже поговаривают, что поток беженцев в Евросоюз стал одной из причин прохладного отношения Европы к безвизовому режиму с нашей страной. И хотя на словах ЕС выражает готовность к диалогу, по факту принятие безвизового режима постоянно откладывается на неопределённый срок.

Украинка Ольга со своим парнем недавно уехала в Испанию, назвав причиной притеснение ЛГБТ в Украине и придумав легенду об избиении. Киевлянин Олег второй год живёт в Канаде: чтобы остаться в стране и получить гражданство, он оформил фиктивный брак с канадцем. Теперь он выплачивает своему «мужу» кредит, зато имеет право находиться в Канаде легально.

В мечтах уехать за границу украинцы порой хватаются за любые средства. Впечатляет и география миграции: если раньше наши люди брали курс на Европу или Америку, то теперь в тренд входит Азия — от близкой и знакомой Турции до экзотического Вьетнама

В мечтах уехать за границу украинцы порой хватаются за любые средства. Семеро наших героев переехали в другие страны менее экстравагантными способами, но оттого их истории не менее интересны. Впечатляет и география миграции: если раньше наши люди брали курс на Европу или Америку, то теперь в тренд входит Азия — от близкой и знакомой Турции до экзотического Вьетнама.

Сергей Стороженко

Киев — Хошимин (Вьетнам)

Я уехал из Украины в феврале этого года. Искал работу за рубежом, мне предложили работать во Вьетнаме в IT-сфере. В Германии я уже жил год, а вот в Азии никогда не был.

Вьетнам — очень полярная страна. Здесь блеск и нищета соседствуют на каждом шагу. Но больше всего меня поразило не это. Как только я приехал, мгновенно почувствовал снижение информационного давления. Нет разговоров про войну, все улыбаются, а утром слышно, как соседи поют в душе. Было впечатление, что с плеч свалился огромный груз. Первые две недели у меня болело лицо от постоянной улыбки.

Украинцев здесь не очень много. Есть отдельные города, полные россиян. Это главным образом Ня-Чанг и Муй-Нэ, курортные города. Есть ещё Вун-Тао — экспаты там живут и работают, у россиян там есть бизнес. Морские геодезисты, например, ищут нефть. Но наших встретить всё равно можно. У меня в компании есть парень из Одессы, рядом ещё живёт друг из Кривого Рога. Наши соотечественники в основном знакомятся через детей. Детям нужно общаться со сверстниками, а вьетнамские и корейские дети хоть и общительные, но язык не подходит.

Мигранты чаще всего работают в IT-сфере, инженерами и учителями. Здесь все хотят говорить по-английски, поэтому учителя очень востребованы

Вьетнамцы белых очень любят. Они вообще вежливые, всегда улыбаются. Но и всегда пытаются продать фрукты в три раза дороже. Мигранты чаще всего работают в IT-сфере, инженерами и учителями. Здесь все хотят говорить по-английски, поэтому учителя очень востребованы. Ещё в почёте учителя йоги, но эта ниша занята индийцами.

Не думаю, что я бы мог жениться на вьетнамке. Они очень красивые, но в основном необразованные, очень ревнивые и жадные до денег. Сильно чтут традиции и очень ценят семью. Так что ты можешь жениться на вьетнамке, а потом приходишь домой, а у тебя сидят какие-то безработные бабушки, двоюродные братья, сёстры. Поэтому ты женишься не на вьетнамке, а на всём её клане.

То, что происходит в Украине, мы обсуждаем, но неохотно. Издалека лучше видно, что всё, что происходит в стране, — искусственное

То, что происходит в Украине, мы обсуждаем, но неохотно. Издалека лучше видно, что всё, что происходит в стране, — искусственное. Не скажу, что сильно скучаю по дому. Меня больше тревожит, что у меня больная мама, а забрать я её не могу: здесь слишком жарко, такой климат она не переносит. Гражданство украинское менять не собираюсь, но и возвращаться не хочу, не вижу перспектив. Мои не говорящие по-русски друзья до сих пор не могут поверить, что у нас в Украине врач получает $ 200.

Анна Куделя

Днепропетровск — Нидербухситен (Швейцария)

До Швейцарии я объездила всю Европу, но первый день в этой стране никогда не забуду. Был февраль в городе Интерлакене — припорошенные инеем ели, шале в снежных шапках, бирюзовые озёра... Едешь в поезде с видовыми окнами — и кажется, что попала в открытку. Я сразу подумала, что тут здорово жить.

Моя мечта сбылась. Я познакомилась со швейцарцем. Недолго думая, он решил, что мы должны жить вместе. И уже через полгода, бросив работу в банке, друзей и всё привычное, я приземлилась в Цюрихе.

Первое, что удивило, это доверие. Например, иду покупать овощи в фермерский магазин. На полках — названия сортов, цены. А сбоку коробочка для денег на замочке. Выбираешь товар, платишь и уходишь

Первое, что удивило, это доверие. Например, иду покупать овощи в фермерский магазин. На полках — названия сортов, цены. А сбоку коробочка для денег на замочке. Выбираешь товар, платишь и уходишь. Ни персонала, ни камер видеонаблюдения. А так хотелось отчитаться за свои пять франков!

Вопреки стереотипам о холодных и замкнутых европейцах швейцарцы любят общаться. К примеру, жилищный комплекс, в котором я поселилась, открылся недавно. По этому случаю местные жители устроили гриль-пати, где каждый рассказал о своей работе и интересах.

Я по привычке не оставляю сумку в машине и прячу любой привлекательный предмет в багажник. Думаю, скоро адаптируюсь и привыкну к мысли, что здесь действительно не воруют. А ещё надеюсь устроиться по специальности — в банковской сфере.

Софья Лимонова

Запорожье — Харлем (Нидерланды)

Мечта переехать жить за границу у меня была с восьмого класса школы. Я тогда принимала участие в олимпиадах по английскому и очень хотела учиться за рубежом. Потом я поехала по обменной программе в США. В Нидерланды попала в феврале 2015-го: страну выбрало агентство по трудоустройству, куда я подала документы.

Я работаю в семье — помогаю с уборкой, слежу за детьми. За восемь месяцев со мной уже много чего приключилось. Я потеряла своё голландское удостоверение, разбила два телефона, объездила все Нидерланды на велосипеде, ночевала в лодке в Амстердаме и жила у случайного знакомого индийца, который ищет украинку, чтобы жениться на ней. Ещё я была влюблена и думала, что он и есть тот самый, за кого выйду замуж. Парня зовут Рик, мы теперь с ним друзья.

Я живу уже в четвёртой семье. Из первой семьи меня выгнали, из второй тоже. Первая семья подала на развод, Екатерина выгнала своего мужа Мэттью, а потом и меня. Во второй семье я так и не поняла, в чём причина. Наверное, дело в том, что я живой человек, а они хотели привидение. Третью семью я решила поменять сама — там был адский график работы. В четвертой я не так долго, с конца августа. Пока мне нравится, хотя тоже непросто.

В Голландии мигранты почти все. Толпа — это чернокожие, индийцы, арабы, японцы, корейцы, поляки, россияне и немного голландцев

В Голландии мигранты почти все. Толпа — это чернокожие, индийцы, арабы, японцы, корейцы, поляки, россияне и немного голландцев, да и то тех, чьи родители родом из Шотландии или Германии. Я всем говорю, что я из Польши. Так проще — тогда не возникает вопросов, что я могу быть нелегалом. Хотя я вообще-то нелегал.

К Украине в Нидерландах относятся настороженно. Честно говоря, недолюбливают, как и Россию. Всё из-за Боинга [который разбился на Донбассе летом 2014 года]. Погибли много граждан Нидерландов, семьи с детьми. Про войну на Донбассе никто не говорит, а вот трагедию помнят.

В Украину я не вернусь, не вижу смысла. Есть много способов остаться в Голландии, например оформить фиктивный брак

В Украину я не вернусь, не вижу смысла. Есть много способов остаться в Голландии, например оформить фиктивный брак. Но это крайний вариант, я всё же надеюсь выйти замуж по любви. Маму хочу забрать из Запорожья сюда. За границей самое тяжёлое — это отсутствие родных, друзей. И отсутствие дома — ты никогда не знаешь, когда можешь оказаться на улице. Я сама ночевала на улице пару раз — это не страшно, но холодно. Ещё тут есть правила, к которым сложно привыкнуть. Мою знакомую, например, арестовали за то, что она ела бургер в автобусе.

Анастасия Абакуменко

Днепропетровск — Дубай (ОАЭ)

Я никогда не стремилась переехать в арабскую страну. Более того, со страниц интернета Дубай пугал своим лоском и масштабностью. Я приехала в декабре прошлого года всего на пять дней — посетить фотовыставку, немного поработать там и прогуляться где успею. В декабре тут идеальная погода — 25 ºС тепла.

За три дня я успела съездить в пустыню и увидеть совсем другой Дубай — с индийскими скромными кварталами и работягами. Новые знакомые посоветовали, где искать работу. От сайтов с работой у меня случился приятный шок: оказалось, в сфере услуг очень востребованы женщины, даже водители и программисты. За один день я нашла работу в местной фотостудии.

У эмиратцев очень развит культ всего европейского, и в тоже время они очень чтут свои традиции. Они учат английский и носят европейские бренды под традиционными платьями — абайями. Мы волей-неволей соблюдаем священный месяц Рамадан и пересматриваем свой гардероб в пользу чего-нибудь поскромнее.

Дубай, пожалуй, самый интернациональный город мира после Нью-Йорка. Здесь я встретила своих первых пуэрториканцев, бангладешца, серба и эфиопку. Очень увлекательно познавать новые культуры, но сложно не создавать о них стереотипы.

В этом городе амбиций и возможностей каждый — всего лишь вечный турист. Кто-то приехал, чтобы прокормить семью, кто-то — чтобы прокатиться по Дубай-Марине на золотом порше. Даже живя в этом пустынном оазисе по 10-15 лет, люди всё равно чувствуют себя туристами и знают, что однажды придёт момент возвращаться домой или осваивать новую территорию.

Сложно представить, как властям и полиции удаётся контролировать город, в котором живут люди более чем 200 национальностей. Тем не менее Дубай — одно из самых безопасных мест на Земле. Для украинского менталитета сложно сразу перестать бояться — не держаться за сумку в метро или идти домой после полуночи. В то же время ты ощущаешь невидимый контроль. Здесь шутят, что самый высокооплачиваемый фотограф — камера, фиксирующая превышение скорости. За одно такое нарушение — штраф $ 163.

В Дубае можно найти всё, чего душа пожелает. Если устал от вечного песка и солнца, есть прекрасный сад и озеро, даже лыжный курорт. Главное не задумываться, что это всё искусственное.

Оторванности от дома я не ощущаю. Украина в пяти часах лёта, билет по доступной цене. Здесь легко повстречать земляков, а продукты из Украины неожиданно находятся даже в самых маленьких супермаркетах. Утомляет только один вопрос от встречных людей: «Ты из России?». Впрочем, я сама путаю пакистанцев с индийцами, ливанцев с европейцами и филиппинцев с непальцами.

Светлана Антипова

Киев — Кёльн (Германия)

Я переехала в Германию в августе 2014 года, сразу после свадьбы с мужем-немцем. Первое время чувствовала себя одиноко. Мне пришлось оставить друзей, любимую работу, родственников и начать жить заново. К тому же я не знала язык на достаточном уровне.

Чтобы как можно быстрее интегрироваться в общество, посещала интенсивные языковые курсы четыре раза в неделю — там и встретила своих первых знакомых. Чему пришлось учиться, так это порядкам и укладу жизни в Германии. Люди тут дружелюбные: если надо, помогут, не грубят и не хамят. Выходные проводят спокойно, занимаются спортом, гуляют или ничего не делают вообще. К этому я трудно привыкала — было жутко скучно по выходным, когда всё закрыто и ничего не работает. Пришлось придумывать какие-то поездки, чтобы в городе не скучать.

Ещё пришлось привыкать к многонациональности людей вокруг. Я живу в Кёльне, здесь огромное количество приезжих из разных стран. Поначалу настороженно относилась ко всем, но позже познакомилась ближе и поняла, что они такие же, как и мы: есть и странные люди, но есть и вполне интересные личности.

Удивляет то, что женщины не ухаживают за собой. Тут в приоритете практичность - удобная одежда, ноль косметики, прическа а-ля «только проснулась». Даже если я просто если надену платье, то сразу обращаю на себя внимание — это очень раздражает.

Что не нравится, так это количество мусульман и их нежелание интегрироваться. У них свои обычаи, свои порядки, по которым они живут. Я очень переживаю за своё будущее в этой стране, так как местные жители против наплыва мигрантов: те живут за счёт их налогов, а правительство всё продолжает их принимать. Боюсь, что начнётся война между мигрантами и коренным населением.

Екатерина и Александр Кулиш

Алчевск — Череповец (Россия)

По России мы «путешествуем» уже полтора года. Из Алчевска выезжали по очереди — сначала муж с дочерью, через некоторое время и я. Ситуация обострялась, решение нужно было принимать быстро, поэтому мы пошли, как нам казалось, по самому лёгкому пути — поехали к родственникам в Белгородскую область.

Некоторое время пожили у них, а потом перебрались в специальный лагерь-распределитель для беженцев. Трёхразовое питание, крыша над головой — так продержались ещё месяц, но когда муж вышел на работу, пришлось съехать на квартиру. А затем решили по специальной программе отправиться в Приморский край.

Квартира, работа, помощь — нам обещали золотые горы, но в городе Артёме всё оказалось не так радужно. Зарплата на местном предприятии очень небольшая, квартиру нужно было снимать самим. Очень дорогие одежда и продукты: мол, далеко везти. Но до границы с Китаем там 200 км, а китайские вещи стоят в несколько раз дороже, чем в Центральной России или в Украине. Сам город довольно мрачный, как будто не выбрался из 1990-х. Да и люди были нам не слишком рады, некоторые прямо спрашивали: «Зачем вы к нам приехали?».

Поэтому, когда друзья, тоже переселенцы, предложили приехать в Череповец (Вологодская обл.), долго не думали. Уже через две недели Саша устроился на работу, шестилетнюю дочь приняли в детский садик, теперь работаю и я. Снимаем однокомнатную квартиру. Первое время люди нам очень помогали - несли тёплые вещи, мебель. Хозяйка квартиры купила диван.

Сейчас оформляем разрешение на временное проживание, потом займёмся и гражданством. Нам здесь хорошо: люди приятные, город чистый. А домой хочется разве что в гости, увидеться с родственниками и друзьями. Да и дочь очень по бабушкам скучает.

Анна Коваленко

Киев — Анталия (Турция)

Я решила, что хочу жить не в Украине, когда в первый раз выехала за её пределы. Поняла, что есть места не то чтобы лучше, а интереснее. Я побывала в нескольких странах, но, оказавшись в Анталии, решила, что хочу жить именно здесь: тепло, море...

Турция — цивилизованная страна, к тому же здесь не чувствуешь себя мигрантом, даже такого слова в обиходе нет. Мы — иностранцы, и, даже если это искусственно, с нами общаются почтительно. Да и привыкли здесь к россиянам и украинцам. Правда, первые чаще приезжают отдыхать, а вторые — работать.

Самое сложное даже не устроиться, а оформить все документы. Раньше рабочую визу открывали прямо в Турции. Теперь правила поменялись, и мне пришлось на время вернуться в Украину

Самое сложное даже не устроиться, а оформить все документы. Раньше рабочую визу открывали прямо в Турции. Теперь правила поменялись, и мне пришлось на время вернуться в Украину. Когда приехала к посольству, увидела людей, которые с ночи занимали очередь, а иногда ждали и пару дней. То ли война на востоке, то ли экономический кризис, но в этом году украинцев, желающих уехать в Турцию, оказалось очень много. Посольству даже пришлось открыть электронную очередь, чтобы хоть как-то организовать поток людей.

Но в такой сложной системе есть и свои плюсы. Я чувствую себя защищённой: если меня безосновательно уволят, могу обратиться к адвокату, и мне выплатят существенную компенсацию.

Главное подтянуть язык. Я работаю менеджером по связям с гостями в отеле, который открыт весь год. Это редкость для Турции — обычно отели работают только в сезон. В наш отдел не принято брать иностранцев. Меня спасло то, что я хорошо знаю несколько языков, в том числе немного турецкий.

Хочу ли я вернуться в Украину? Нет. У меня здесь появилось много друзей. Я не замыкаюсь только на выходцах из постсоветских стран. Недавно меняла номер телефона и с удивлением поняла, что сообщение об этом нужно писать не только на английском и русском, но и на турецком. Причём местных контактов оказалось большинство. Единственное, чего не хватает, это близкие.

***

Этот материал опубликован в №38 журнала Корреспондент от 25 сентября 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинаЭмиграциямигрантызаграницаПМЖ
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях