ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Мир тишины. Украинцы с глухотой не доверяют обществу

Корреспондент.net, 13 апреля 2016, 12:44
10
1932
Мир тишины. Украинцы с глухотой не доверяют обществу
Фото: Дмитрия Никонорова
Общественная организация Відчуй - одно из немногих мест в Украине, где комфортно людям, которые слабо или вообще не слышат

Слабослышащие живут в своём пространстве, где нет громких звуков и плохих слов.

Корреспондент поговорил с такими людьми и узнал, почему они не доверяют окружающим, что их обижает и как они вывели свой идеальный рецепт счастья, пишет Юлия Кораблёва в №13 издания от 8 апреля 2016 года.

Когда франковчанка Марьяна Люханова впервые принимала участие в региональном конкурсе красоты, она очень переживала и кляла свои туфли на огромной шпильке, ведь больше привыкла к кедам. Спустя пять лет, в 2012 году, она стояла на сцене уже всемирного соревнования и чувствовала себя настоящей Золушкой. До сих пор это самое главное воспоминание для девушки.

А ещё Люханова играет в театре, стала чемпионкой Украины по сноуборду, вице-мисс мира и главной красавицей Европы. С одним уточнением: все эти соревнования проходили между глухими. Люханова — слабослышащая.

Точных данных, сколько в Украине живёт слабослышащих или полностью глухих людей, нет. Статистику никто не ведёт, объясняет Корреспонденту директор общественной организации Відчуй Дарья Герасимчук. Символичное название для фонда помощи глухим.

В одном только Киеве, по подсчётам Герасимчук, около 40 тыс. слабослышащих. На самом деле эта цифра может быть сильно заниженной — как любые люди с особенностями в развитии, слабослышащие не доверяют окружающим.

«Самая главная проблема — это неподготовленность общества к таким людям», — уверена Герасимчук.

Найти счастье

Мы стоим с макеевчанином Сашей Булатовым во дворе его дома на Троещине. Утром он всегда выходит гулять с Мальтой — очаровательным питбультерьером. Она доверчиво облизывает Корреспонденту руки и срывается диким галопом вдаль, как только Булатов снимает с неё поводок. Но тут же возвращается. От своего хозяина Мальта надолго не отходит.

«Я её ещё с Макеевки вывез. Она со мной всегда», — треплет собаку за холку Булатов. Он говорит так, как разговаривают умственно отсталые люди, — растягивая слова, чётко выговаривая каждую букву. Интересно, как реагируют на такую странную и слегка раздражающую речь другие люди.

Фото Дмитрия Никонорова
Собака Мальта надолго не оставляет своего хозяина Сашу Булатова 

— По-разному реагируют, — отвечает собеседник Корреспондента. — Часто они не понимают, что я не слышу, хоть я им это объясняю. На жилетке у меня перечёркнутое ухо и надпись, что я глухой. Но они всё равно продолжают дергать, что-то просить. А если я отвечаю громко — возмущаются.

Сейчас Булатов работает в гипермаркете Ашан. Год назад он понял, что из родной Макеевки нужно бежать. Две его родные сестры уехали жить в Россию, а он со своей мамой не захотел. Когда Грады и миномёты достали даже слабослышащего Булатова, он уехал. Добрые люди подвезли до Курахово, оттуда — в Запорожье. В феврале прошлого года он закрепился в столице.

— На блокпосту было тяжело, — вспоминает Булатов. — Особенно «ополченцы» пристали — они какие-то пуганные, шуганные. У меня были фото на телефоне — снаряды какие-то, медали моей бабушки. Я их просто забыл удалить. Начали расспрашивать, что это, зачем. А я ж переспрашиваю постоянно. Еле выехал.

Про войну он говорит неохотно и морщится, когда видит такие вопросы на листочке. По-другому с ним не пообщаешься — он хоть и слышит, но чаще просто шум, чем внятную речь.

Булатов начал терять слух в 12 лет, после того как перенёс операцию по удалению аппендицита. Ему кололи антибиотики, которые дали осложнения. Уже взрослому, считай, парню, поначалу было тяжело адаптироваться к новым условиям. В школе его дразнили глухим, не особо понимая, что это — почти чистая правда.

«Придумывали всякие разные прозвища. Сами понимаете, как дети любят это делать», — вспоминает он.

Хуже стало дальше, когда выяснилось, что найти работу в Макеевке слабослышащему, так же сложно, как увидеть перечёркнутое ухо на жилетке сотрудника Ашана. Булатов по образованию столяр, занимался изготовлением мебели. Но как только на собеседовании узнавали, что он слабослышащий, слышать его переставали.

Когда Булатов пришёл устраиваться грузчиком, начальник уже в середине разговора с удивлением понял, кто перед ним. И тут же категорично заявил, что работать он не сможет. «Как будто я ушами ящики собрался разгружать», — сейчас Булатов шутит, но чувствуется, что обида осталась.

Люханова начала работать в театре глухонемых в девятом классе. Там объявили конкурс на актёра, и девушка решила попробовать. И сразу после первого посещения влюбилась в коллектив.

— Когда я увидела, как они танцуют гопак, у меня дух захватило. Они настолько точно попадали в такт музыки. Это было что-то невероятное, — вспоминает она. Две ее самые главные роли — Ассоль и Мавка. Наверное, потому, что они были очень сложными, думает Люханова.

Она с рождения слабослышащая и вспоминает, что тяжелее всего в детстве было играть в испорченный телефон. Но в отличие от Булатова в своей глухоте она видит больше плюсов, чем минусов.

— Я крепко сплю и не слышу посторонних звуков. Некоторые люди говорят нехорошие слова — а я их тоже не слышу. Зато я хорошо слышу музыку.

Люханова носит слуховой аппарат, когда общается с людьми. И в любой момент может его снять, чтобы насладиться тишиной. На какую-то долю секунды ей даже начинаешь завидовать. На фотографиях она счастливо обнимает своего мужа, кстати, тоже слабослышащего. У пары подрастает дочь.

У Булатова тоже есть девушка, с которой он даже принимал участие в конкурсе на лучшую пару, где один из партнёров должен быть слабослышащим. Они познакомились уже в Киеве и с тех пор живут втроём — Саша, Юля и Мальта.

Иногда Саша и Юля, как и все обычные пары, ругаются. Но он знает, как закончить ссору, — просто сделать вид, что не услышал. Кажется, у слабослышащих есть свой рецепт счастья, который недоступен нам, — нужно просто ценить тишину.

Вынужденный экстрим

Герасимчук работает в фонде Відчуй со дня основания. Причиной устроиться на такую работу стала её дочь, которая имеет проблемы со слухом.

Пресс-секретарь Центра общественных инициатив Ми разом Лина Квитка о проблеме слабослышащих тоже знает не понаслышке — с такими особенностями живёт её парень. Квитка вспоминает один единственный раз, когда он всерьёз жалел о своей глухоте: когда началась АТО, его не взяли добровольцем.

— До тех пор, пока сам не столкнёшься со слабослышащими, не особо понимаешь мир этих людей. В этом, наверное, главная проблема, — говорит Квитка. Центр, где она работает, старается исправить эту проблему — помогает слабослышащим социализироваться в обществе. Например, устроиться на работу или даже просто пойти на экскурсию.

Во враждебном мире звуков люди с глухотой привыкли замыкаться в себе. Расшевелить их сложно, признает собеседница Корреспондента. А потому они часто отказываются от социальных программ или проектов. Проблемы с работой, наверно, у каждого второго. И сложно однозначно сказать, кто больше не идёт на контакт — работодатель или слабослышащий. 

— Есть крупные корпорации, которые заинтересованы в людях с инвалидностью — любой, не только глухотой [для получения налоговых льгот]. Но часто их берут на работу номинально, только по бумажкам. Да и сам человек тоже бывает не против. Получается замкнутый круг, — рассказывает Квитка.

Если человек полностью глухой, то максимум, куда он может устроиться — это кассиром в магазине или уборщиком

директор общественной организации Відчуй Дарья Герасимчук

— Квоты тоже не очень большие, — добавляет Герасимчук. — Если человек полностью глухой, то максимум, куда он может устроиться — это кассиром в магазине или уборщиком.

Поэтому фонды стараются устраивать всевозможные мастер-классы, от программирования до маникюра. Ведут их тоже слабослышащие. Это своеобразный сигнал для остальных — не всё ещё потеряно.

Киевский архитектор Алексей Нашивочников — один из тех, кто может позволить себе заниматься любимым делом. Он сам спроектировал несколько станций метро. Все они построены с учётом потребностей людей с инвалидностью. Говорит, что к своему призванию пришёл поздно — в 28 лет.

— Я счастлив, потому что осознаю себя полноценным гражданином своей страны, — пишет Нашивочников Корреспонденту (лично с ним пообщаться трудно — он не слышит вообще). — У меня душа поёт, когда делаю любимое дело на пользу людям и выполняю нужную работу для моего родного города, когда проектирую станции Киевского метрополитена и другие объекты архитектуры.

Для других слабослышащих процесс социализации проходит намного сложнее, вздыхает Герасимчук.

— У людей с глухотой не глобальных проблем нет. И самая главная — это полное незнание жестового языка населением. Если бы общество знало хотя бы какие-то базовые вещи, то было бы намного проще.

Глухие не доверяют «чужакам». Кажется, что, как и все люди с особенностями, они беспомощны и наивны, как дети. И очень тяжело переживают обиды

Квитка добавляет — глухие не доверяют «чужакам». Кажется, что, как и все люди с особенностями, они беспомощны и наивны, как дети. И очень тяжело переживают обиды.

Последние два года проблема слабослышащих людей отошла даже не на второй план, а намного дальше. Из-за войны многие льготы для так называемых «мирных» людей с инвалидностью, сократились. А вот слабослышащим их вообще урезали.

Непонятно, почему программа по закупке слуховых аппаратов не действует полностью, ведь в итоге государство теряет потенциально активное население! Один аппарат стоит от 600 тыс. до 900 тыс. грн

директор общественной организации Відчуй Дарья Герасимчук

— Нет, мы, конечно, всё понимаем — война, не до этого. Но нам непонятно, почему программа по закупке слуховых аппаратов не действует полностью, ведь в итоге государство теряет потенциально активное население! Один аппарат стоит от 600 тыс. до 900 тыс. грн. Думаете, у обычной семьи есть такие деньги? — возмущается Герасимчук.

Булатов ходит без слухового аппарата. Когда-то он пытался ходить с ним, но аппарат не даёт мгновенного эффекта. И когда парень всё равно продолжал переспрашивать, его бывшая девушка очень злилась. «Ты не слышишь» звучало от неё как упрёк.

— Мы, неслышащие люди, являемся экстремалами в этом жестоком мире. Выживаем, как можем. Приспосабливаемся. Адаптируемся. Бежим из мира тишины, чтобы найти хорошее место в обычном мире, — говорит Нашивочников.

Больше всего его обижает, когда люди относятся к слабослышащим с презрением, как к инвалидам. Он уверен: так называемых особенностей и различий между глухими и слышащими, нет. Особенно если понять, что глухонемой — это не приговор.

***

Этот материал опубликован в №13 журнала Корреспондент от 8 апреля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: жизньукраинцыпомощьглухоталюди с особыми потребностями
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях