ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Страх порядка. Украинской милиции доверяют менее 1% соотечественников

28 мая 2013, 08:59
0
413
Милиция - Корреспондент: Страх порядка. Украинской милиции доверяют менее 1% соотечественников
Фото: Reuters
В украинской милиции работают 171 тыс. человек, и лишь немногим больше соотечественников утверждают, что полностью доверяют этому ведомству

Доверие соотечественников к милиции теперь соизмеримо со статистической погрешностью - ей верят менее 1 % украинцев. Слабо профессиональные, коррумпированные и деморализованные люди в погонах превращаются из защитников сограждан в угрозу для них, - пишет Екатерина Иванова в № 20 журнала Корреспондент от 24 мая 2013 года.

Когда утром 18 мая журналистка 5 Канала Ольга Сницарчук отправлялась делать репортаж с акции оппозиции Вставай, Украина!, она и представить себе не могла, что уедет оттуда в карете скорой помощи. Агрессивные мускулистые парни в спортивных костюмах, увидев, что журналисты снимают избиение ими участников акции, тут же переключились на Сницарчук и фотографа газеты Коммерсантъ Украина Влада Соделя.

“Мне плевали в лицо, угрожали, запугивали, били, причем били профессионально, так чтобы не осталось следов, а одни только впечатления”, - находит силы улыбнуться потерпевшая.

Более всего в этой ситуации Сницарчук поразила реакция милиции на происходящее, точнее - полное ее отсутствие.



 

“Он [милиционер] находился на расстоянии двух вытянутых рук и не видеть или не слышать того, что происходило, он не мог”, - вспоминает журналистка события, которые разворачивались, ни много ни мало, под стенами Главного управления МВД в Киеве.

И хотя по факту избиения теперь заведено уголовное дело, Сницарчук не верит, что виновных накажут. “У меня вообще нет никакого доверия [к милиции], его уровень измерить нельзя”, - констатирует журналистка.

Сегодня так же или почти так же, как она, к милиции относится едва ли не вся страна, гласят данные исследования Института социологии НАН Украины. Если в 1994 году преимущественно доверяли правоохранительным органам 10 %, а полностью доверяли 3 % украинцев, то в 2013-м - соответственно 8% и 0,8% населения. Учитывая, что в милиции служат 171 тыс. человек, выходит, что в ее кристальную честность верят разве что сами сотрудники органов и члены их семей.

Пресс-служба МВД располагает несколько иными цифрами: по информации Харьковского института социальных исследований, стражам порядка доверяют почти 26% соотечественников. Впрочем, и эти цифры блекнут на фоне других европейских стран. К примеру, в Польше данный показатель составляет 57%, в Грузии - 87%, а в Финляндии - 94%.


Данные GfK Global Trust Report 2011, Центра Разумкова, Социологического мониторинга ИС НАН Украины


 

Эксперты объясняют недоверие украинцев к правоохранительным органам целым рядом факторов, среди которых - низкие зарплаты и соответствующий профессиональный уровень, а также сложившаяся система, при которой МВД растеряло стремление выполнять законы, зато получило новую цель - использовать данную ему законом власть в иных, отнюдь не гуманных целях.

Еще один убивающий структуру, а заодно и народное доверие к ней фактор - коррупция, отмечает Геннадий Москаль, в прошлом - замглавы МВД Украины, а теперь народный депутат. По его словам, так называемые общаки, когда деньги, полученные в качестве взяток, собираются по цепочке с низа до верха, ныне существуют во всех без исключения подразделениях ведомства.

Все эти составляющие превращают милицию из защитников сограждан от опасности в ее источник, считают аналитики.

“У нас милиция предпочтет выбить показания, чем профессионально провести следствие и собрать доказательства, сфальсифицировать виновность, чем умом доказать ее, - уверен правозащитник Бoгдан Хмельницкий. - Они заточены на это”.

Гроза улиц

Роман Копич, 33-летний менеджер одной из международных компаний, расположенной в Черниговской области, 21 марта попал в милицию на пять суток ареста за разбитую витрину магазина, а через несколько дней его матери сообщили, что сын находится в больнице с диагнозом “отек мозга”. Вскоре молодой человек умер, не приходя в сознание.

“Я уверена, что его в милиции избили. Они убили его”, - сокрушается Тамара Копич, потребовавшая от прокуратуры расследования гибели сына.

Харьковская правозащитная группа ведет горькую статистику милицейских “достижений” разного уровня: в 2009 году от рук стражей порядка в большей или меньшей степени пострадали 600 тыс. украинцев, в 2010-м - 800 тыс., а в 2011-м - уже 1 млн соотечественников. В глазах общества милиция превратилась в репрессивный аппарат, беспощадный ко всем, кто попадается ему на пути, констатируют правозащитники.

В 2009 году от рук стражей порядка в большей или меньшей степени пострадали 600 тыс. украинцев, в 2010-м - 800 тыс., а в 2011-м - уже 1 млн соотечественников.

Больно ударил он и по частному предпринимателю Виталию, попросившему не называть его фамилию в печати. Сотрудники ГАИ подошли к нему, когда он покидал стоянку, припарковав свой автомобиль. Диалог, начавшийся с требования предъявить документы, перерос в перепалку, а затем потасовку.

“Меня двое ломали, а я в это время просил жену вызвать скорую и позвонить на линию доверия ГАИ”, - вспоминает киевлянин, пытавшийся объяснить правоохранителям, что их действия незаконны.

Виталий подал заявление в милицию о превышении служебных полномочий сотрудниками ГАИ, а прокуратура открыла встречное дело по 345-й статье Уголовного кодекса Умышленное нанесение побоев сотруднику правоохранительных органов. В итоге Виталий отсидел два года в тюрьме, а в его душе не осталось ни капли доверия к людям в погонах.

Впрочем, в МВД признают наличие проблем в собственном ведомстве и даже пытаются их решать. Так, в прошлом году в отношении милиционеров было возбуждено 77 дел. Из них 59 - по фактам превышения служебных полномочий, десять - по причинению телесных повреждений и восемь - по фактам пыток.

Однако эти цифры - капля в море, если сравнить с данными правозащитной организации Международная амнистия в Украине. По ее подсчетам, в 2012 году на сотрудников внутренних дел в прокуратуру поступило 115 тыс. жалоб.

Виталий подал заявление в милицию о превышении служебных полномочий сотрудниками ГАИ, а прокуратура открыла встречное дело по 345-й статье Уголовного кодекса Умышленное нанесение побоев сотруднику правоохранительных органов

Спускать дело на тормозах, когда оно касается своих, - обычная практика для отечественных силовых структур, утверждают эксперты.

“Берут только тех, кто решил не делиться [полученными взятками]”, - рассказывает о расследовании преступлений правоохранителей Москаль.

По словам бывшего главы ведомства, новый Уголовно-процессуальный кодекс еще больше развязал руки милицейским коррупционерам: теперь уголовное преследование может основываться на непроверенной или недостаточно проверенной информации, распространенной третьим лицом, то есть, по сути, на обычном доносе.

“Вы пишете заявление в милицию, что возле вас работает какое-то предприятие и, возможно, выпускает фальсификат. Этого достаточно для начала уголовного производства, - объясняет нардеп. - Подозреваемого ставят в известность, что против него начато такое следствие, и предлагают “решить вопрос” за $ 1 тыс.”.

Коррупция встроена в отлаженный механизм расследования преступлений в милиции, в один голос говорят эксперты.

“Подвешивают [подозреваемого] вечером на турник, бьют, а к утру он уже готов признаться в чем угодно, - описывает процедуру дознания Валерий Товмач, заместитель главы всеукраинской правозащитной организации Объединение Бoгдана Хмельницкого. - Затем звонят родителям и сообщают, что их ребенок подписал признание, и предлагают “договориться”.

Новый Уголовно-процессуальный кодекс еще больше развязал руки милицейским коррупционерам

Если же уголовное дело не пахнет купюрами, милиционеры зачастую теряют к нему всякий интерес.

Житомирский предприниматель Олег Зелинский до сих пор сокрушается о своей несостоявшейся поездке в Лондон и исчезнувших 6 тыс. грн. Эти деньги он и еще 15 доверчивых соотечественников отдали мошеннице, представившейся турагентом. Заявление пострадавших лежит в милиции уже год, а уголовное дело до сих пор не открыто. Жалоба министру внутренних дел на бездействие его подчиненных также осталась без ответа.

“Как можно доверять милиции?” - разводит руками Зелинский.

Этим тезисом руководствуются многие украинцы, которые в такой степени не доверяют правоохранительным органам, что, даже становясь жертвой преступления, не доходят до их порога. По наблюдениям киевского правозащитника Ярослава Дунаева, в 70% случаев потерпевшие считают обращение в милицию пустой тратой времени, даже если речь идет о телесных повреждениях.

“Я хочу сказать гражданам, что они могут чувствовать себя надежно и спокойно”, - тем не менее заявляет глава МВД Виталий Захарченко, выступая в Верховной Раде по вопросу бездействия милиции во время избиения журналистов 18 мая. - И вы напрасно ржете [в адрес хохочущих над его словами депутатов]: если у вас что-то случается, первое, куда вы бежите, - в милицию”.

Между тем как минимум треть украинцев предпочитают держаться подальше от стражей порядка. По данным опроса, проведенного Центром Разумкова осенью 2011 года, 31 % респондентов, встретив патруль на безлюдной улице, воспринимают его как фактор опасности, тогда как в 2006-м подобное чувство возникало только у 19% опрошенных.

Реформа мундира

Во многих странах мира эффективность работы правоохранительных органов определяется уровнем доверия общества к ним, а в Украине - количеством раскрытых преступлений, анализируют проблему эксперты.

Руководство МВД с гордостью рапортует, что раскрываемость злодеяний в Украине достигла 70 %, что намного выше, чем в большинстве развитых стран. Например, в Германии в 2009 году этот показатель был 55,6 %, став лучшим с момента объединения государства.

Однако украинское лидерство в статистике раскрываемости достигнуто путем фальсификаций, подлога и других должностных преступлений, уверен Хмельницкий. Он собрал множество свидетельств милицейских фальсификаций, среди которых подбрасывание наркотиков еще не самое худшее.

Украинское лидерство в статистике раскрываемости достигнуто путем фальсификаций, подлога и других должностных преступлений

“В Луганске нам один милиционер признался, что он через шприц брызнул кровь убитого на пиджак задержанного”, - вспоминает правозащитник.

Подобные случаи в работе милиции единичны, и все они находятся на контроле в МВД, в свою очередь убежден Владимир Полищук, экс-глава прессслужбы ведомства, который, еще выполняя свои служебные обязанности, обсуждал эту проблему с Корреспондентом.

“Сотня милиционеров могут каждый день выезжать на происшествия, и люди благодарны им за работу, - рассуждает Полищук. - Но когда в прессе появляется сообщение, что какой-то подонок [милиционер] совершил преступление, оно перечеркивает работу всех остальных. И хорошее уже не вспоминается”.

А Захарченко даже обратился через свой блог к согражданам, предложив тем, кто располагает информацией о неправомерных действиях работников правоохранительных органов, предоставлять ее в центральный аппарат МВД.

“По каждому сообщению будет проводиться тщательное служебное расследование”, - заверил министр.

Своя версия происходящего в милиции есть у Василия Крутчака, бывшего сотрудника отдела уголовного розыска города Коломыи. Честные, умные и мужественные стражи порядка скорее исключение, чем правило, говорит он.

Пришедшие на службу в милицию попадают в порочную систему субординации

К тому же пришедшие на службу в милицию попадают в порочную систему субординации. “Отказаться от выполнения задания, даже преступного, - себе дороже, - описывает ситуацию Хмельницкий. - Начальник следствия имеет право отстранить от работы над делом несговорчивого подчиненного”.

Отвечая на вопрос, что же делать с украинской милицией, эксперты показывают в сторону Грузии, правоохранительная система которой в свое время также пережила острый кризис. Грузинские власти начали реформу службы с тотальной кадровой чистки, и в 2005-2009 годах штат полиции обновили более чем наполовину, набрав новичков на конкурсной основе.

Кроме того, полицейским подняли жалованье: участковым инспекторам - до $ 400, а патрульным - до $ 600-800 при средней зарплате по стране $ 200. Для сравнения: месячный доход украинского милиционера равен среднему по стране - около $ 380.

В итоге коррупция в грузинской полиции была побеждена, а уровень доверия этому институту взлетел с 5% до 87%. Большим авторитетом у грузин пользуется только церковь.

Польша провела реформу еще раньше, в конце 1980-х, обновив штат внутренних органов на 60%. При этом уровень доверия к ним вырос с 23% до 53%. Столько же поляков считают профессию полицейского престижной. А его зарплата составляет $ 1,1 тыс.

Повышение зарплаты Полищук называет ключевым фактором, способным улучшить облик украинской милиции. Однако специалисты убеждены, что задачу необходимо решать комплексно, обновляя систему в целом.

“Каждый новый министр МВД, заступая на должность, громко заявляет об этом, но реально никто ничего не делает, - сожалеет Крутчак. - Самая большая реформа, которая до сих пор была в милиции, - это смена цвета формы и нашивок”.

***

Этот материал опубликован в №20 журнала Корреспондент от 24 мая 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: рейтингжурнал Корреспондентмилиция
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях