ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Бэк-офис Майдана. За время Евромайдана тысячи украинцев предложили центру Киева свои руки и мозги

Екатерина Иванова, 16 декабря 2013, 13:29
68
6526
Корреспондент: Бэк-офис Майдана. За время Евромайдана тысячи украинцев предложили центру Киева свои руки и мозги
Фото: Корреспондент
Фельдшер Ирина Шевцова приехала из Хмельницкого в Киев работать в бригаде медиков, оказывающих помощь протестующим

За время Евромайдана тысячи украинцев предложили центру Киева свои руки и мозги, чтобы митингующие и простые прохожие не стали жертвами “стихии”, - пишет Екатерина Иванова в № 49 журнала Корреспондент от 13 декабря 2013 года.

Когда на Евромайдан вышли первые манифестанты, никто и не предполагал, что спустя неделю он перерастет в затяжную акцию протеста, а для ее поддержания понадобится масса волонтеров, способных предложить людям не только горячий чай и еду, но и правовую защиту и охрану.

На призыв о помощи, брошенный в соцсетях, откликнулись студенты, бизнесмены, состоятельные домохозяйки и даже пенсионеры. По данным Штаба национального сопротивления, разместившегося в столичном Доме профсоюзов, в течение нескольких дней после объявления в Facebook свою бескорыстную помощь предложили 350 адвокатов - как юристы частной практики, так и собственники крупных адвокатских бюро.

Однако юристами дело не ограничилось: только на кухне в Доме профсоюзов работают в три смены около 4 тыс. добровольцев. Рекорд штабной кухни - 110 тыс. порций в сутки - поставлен 8 декабря, когда состоялся так называемый Марш миллиона и в центр города вышли, по разным оценкам, от 300 тыс. до более 1 млн человек.

Свои двери открыли с десяток киевских баров, предложивших бесплатные чай, кофе и бульон. Интернет-сообщество Kyiv Host помогло найти участникам акций бесплатный приют в частных квартирах, хостелах и гостиницах. На ночлег принимают и некоторые киевские храмы, а частный детсад FamilyArtClubготов безвозмездно принимать малышей родителей, которые хотят пойти на Майдан, но не знают, где оставить ребенка.

Армия волонтеров множится с каждым днем. Корреспондент рассказывает о некоторых из тех, кто посвятил значительную часть своего свободного времени и средств поддержанию жизнеспособности центра столицы.

Ирина Шевцова, фельдшер

За событиями в стране жительница Хмельницкого Ирина Шевцова следила из дому по телевизору, когда в эфире онлайн-телеканала hromadske.tv известный врач Ольга Богомолец сообщила, что Евромайдану не хватает медиков, в том числе и фельдшеров. Это было вечером 8 декабря, а на следующее утро Корреспондент встретил Шевцову на Майдане Незалежности. В составе мобильной группы медиков-волонтеров она заступила на смену.

В белом жилете с красным крестом и накинутом поверх него клеенчатом синем дождевике под сильным снегопадом Шевцова обходит митингующих с вопросом: “Как ваше самочувствие?”.

В руках у нее, как и у других медиков, задействованных в мобильных группах, пластмассовый ящик для слесарных инструментов, приспособленный под медицинский саквояж. В нем все необходимое для оказания первой помощи и минимальный набор препаратов.

“Я думала, тут такие, как я [специалисты] не нужны, - признается Шевцова. - Оказалось, нужны, и очень”.

В среднем к медикам ежедневно обращались около 1,5 тыс. человек. Симптомы разные - от переутомления и легкой простуды до признаков инфаркта и отравлений. Шевцова уезжала из дому без сожаления, хотя и оставила в Хмельницком свою небольшую частную практику.

“Зачем мне эти деньги, когда тут [в Киеве] детей бьют?” - объясняет свой порыв волонтер.

Евгений Солодко, партнер юридической компании Солодко и партнеры

Я, когда увидел в интернете, что происходит, оставаться безучастным не мог

Для киевского адвоката Евгения Солодко, не поддерживающего ни одну из политических сил - как во власти, так и в оппозиции, - переломным моментом, заставившим окунуться в гущу событий, стал ночной разгон силовиками митингующих студентов в ночь с 29 на 30 ноября. По мнению Солодко, жестокость, с которой это произошло, не была ничем оправдана и бойцы Беркута существенно превысили свои полномочия.

“Я, когда увидел в интернете, что происходит, оставаться безучастным не мог”, - признается адвокат.

Сейчас он ведет дело 32-летного Александра Остащенко, которого задержали якобы за штурм Администрации Президента на бульдозере 1 декабря.

“Остащенко был задержан в машине скорой [после того как был избит Беркутом] в 1:15 ночи, без [предъявления милицией] какого-то ни было судебного документа, а при задержании у него изъяли обручальное кольцо и 555 грн. О чем можно говорить вообще?” - возмущается юрист.

И хотя этому делу Солодко отдает сегодня почти все свое время, а к Майдану относится, как он сам говорит, позитивно, адвокат не может убить в себе скептика.

“Мое рациональное мышление свидетельствует о том, что не даст результата эта ситуация. Кто встанет и скажет: граждане, мы будем жить по-другому?! - задает он риторический вопрос и сам же на него отвечает: - Нет такого харизматичного лидера”.

Игорь Сердюк, подполковник запаса ВДВ

Корреспондент встретил Игоря Сердюка в окружении таких же, как он, мужчин в камуфляже, о которых говорят “косая сажень в плечах”. Поверх бушлатов у них бордовые жилеты с надписью на спине Ветераны с народом.

Все они - бывшие спецназовцы или ветераны афганской войны. О себе Сердюк говорит неохотно, лишь скупо представляется: подполковник ВДВ в запасе. У него красные от недосыпа глаза. Воины-афганцы, а их на Майдане было около 600, несли ночную службу, охраняя от Беркута периметр Майдана.

Они вышли после того, как спецназ применил силу против митингующих: на клич киевских братьев по оружию съехались ветераны Афгана из разных регионов страны. По словам Сердюка, афганцы приехали, чтобы при необходимости встать живым щитом, а в свободное время проводят мастер-классы по обороне для добровольцев охраны из числа участников акции протеста.

Артем Дишкант, менеджер

Нынешний волонтер Артем Дишкант за свои 30 лет попробовал себя в совершенно разных сферах деятельности, начиная от полиграфии и заканчивая адвокатурой. А сейчас осваивает еще одну совершенно новую для себя профессию - завскладом. На этой волонтерской должности на кухне Дома профсоюзов он с самого первого дня.

За спиной у Дишканта батареи консервации и горы чая, ящики с лимонами, яблоками. Подсчитать точно, сколько чего имеется, не получается, признается он.

Самое главное все делать с любовью, и все получится

“Постоянно что-то подвозят, что-то увозят - процесс бесконечный”, - объясняет Дишкант.

Менеджер говорит, что обладает опытом создавать нужную атмосферу в коллективе. Люди работают в очень напряженном режиме, и у многих не выдерживают нервы.

“В этой ситуации нельзя повышать голос - это слабость. Самое главное все делать с любовью, и все получится”, - улыбается он.

Дишкант, как и многие его коллеги волонтеры, спит по пять часов в сутки, а иногда и всего по три. “Было желание плюнуть [и уехать домой], но в этом материальном мире нужно пытаться оставаться людьми”, - говорит завскладом.

Любовь Лавриненко, пенсионерка

Кухня Штаба национального сопротивления, что в Доме профсоюзов, напоминает муравейник: за кажущимся хаосом скрывается слаженная работа. Над одним из столов в резиновых перчатках и маске трудится один из главных “муравьев” - Любовь Лавриненко. Ее 25-летний опыт санитарного врача - специалиста по гигиене питания пригодился на Майдане.

“В 8:00 я уже тут, а в 23:00 еще тут”, - рассказывает она о своем волонтерском режиме.

Лавриненко принимает и оценивает - по сроку годности, по качеству - продукты, которые приносят киевляне для нужд Евромайдана.

“Если это лимоны, яблоки, то волонтеры на кухне могут сами разобраться, но если тушенка, колбаса, мясная нарезка - тут только мои глаза [могут определить безопасность продукта]”, - поясняет медик.

По словам Лавриненко, хотя и редко, но бывает, что приносят несвежее или даже испорченное. Говоря это, она достает из мусорного пакета просроченную банку маслин, а за ней и недопитую бутылку водки, которую тоже кто-то оторвал от сердца в помощь Майдану.

Лавриненко зорко следит за тем, чтобы на кухню не попадали грибы, молочные продукты, в том числе и сыр, а также всякого рода домашняя снедь - паштеты, зельц и прочее.

Санврач заразилась революционным духом еще в 2004-м, во время оранжевого Майдана, после которого ее, как и многих соотечественников, постигло сильное разочарование.

“Я тогда решила: больше в жизни никуда не пойду, - признается Лавриненко. - Но когда побили этих детей несчастных, у меня душа облилась кровью, я не могла сидеть дома”.

Геннадий Канищенко, владелец бара Барабан

Одним из первых среди владельцев точек общепита, кто предложил людям бесплатные чай и кофе, стал Геннадий Канищенко, владелец бара Барабан, что совсем рядом с Крещатиком. Это было очень кстати, потому что уже в первые дни акций было холодно, а точки раздачи еды и напитков еще не организовали.

“Мы работаем почти круглосуточно - не успеваем нагревать воду”, - рассказывает Канищенко. Некоторых юных посетителей, приехавших издалека, он еще и кормит бесплатно.

Для Канищенко Евромайдан-2013 - знаковое событие, и он полностью согласен со словами известного российского писателя Макса Фрая, назвавшего события в Киеве “антижлобской революцией”.

Ресторатору по душе такая общественная встряска еще и тем, что это, по его мнению, в большей степени гражданская акция, чем политическая. А свою помощь участникам выступлений он характеризует так: “Это наш способ проявить свою солидарность, наш способ постоять на Майдане”.   

***

Этот материал опубликован в №49 журнала Корреспондент от 13 декабря 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.      

СПЕЦТЕМА: Евромайдан: хроника событий
ТЕГИ: журнал КорреспондентволонтерыЕвромайдан
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях