ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Битва за КрымЭксклюзив

Роман Клочко, 3 августа 2014, 20:00
186
48709
Корреспондент: Битва за Крым

В годы Гражданской войны Крымский полуостров стал лакомым кусочком. Воплотить в жизнь лозунг Крым наш пытались украинцы, крымские татары, большевики и белогвардейцы.

Весна 1917 года выдалась в Крыму жаркой не только в смысле погоды. После известия о падении самодержавия весь полуостров превратился в поле битвы между разными политическими силами. Отделения партий и общественных организаций разрастались, как дикие травы. По подсчётам историков, к осени 1917-го на полуострове действовали 23 политических партии, в которых состояли около 60 тыс. человек.

Но “русской весны” в тогдашнем Крыму не произошло. В противоборство Временного правительства и левых партий вмешались крымскотатарские и украинские организации. 25 марта в Симферополе состоялось общее собрание мусульман Крыма, на котором был избран Временный крымскомусульманский исполнительный комитет (Мусисполком) из 50 человек во главе с Челеби Челебиевым.

Вскоре возникла и крымско-татарская партия Милли фирка (Национальная партия), поставившая своей целью добиться для Крыма автономии. С лета 1917 года она начала формировать татарские национальные части — эскадроны.

Не остался в стороне от политики и Черноморский флот. Среди его матросов и офицеров было немало выходцев из украинских губерний, и весной здесь развернулось активное движение за создание украинских частей.

Первым таким подразделением стал Севастопольский флотский полуэкипаж. 7 апреля в Севастополе прошло собрание моряков-украинцев, на котором была избрана Главная Рада Украинской черноморской общины. На кораблях флота одно за другим возникали украинские землячества, ставшие основой для появления национальных экипажей. А 12 октября, после известия о создании украинских экипажей на Балтийском флоте, на большинстве кораблей поднялись украинские флаги с одновременным сигналом-лозунгом Хай живе вільна Україна.

В борьбу за Черноморский флот включились и российские левые партии — эсеры и меньшевики. Под их влиянием на кораблях организовывались различные советы и комитеты. Позже на флоте усилилось влияние большевиков, которым к зиме удалось склонить на свою сторону значительную часть матросов.

24 декабря крейсер Память Меркурия и эсминец Завидный, сохранившие верность украинскому правительству, отплыли в Одессу, не желая поднимать красные флаги. Остальные корабли приняли сторону большевиков.

Обстановка на полуострове накалялась с каждым днём. Экономика рушилась на глазах: цены росли, товары исчезали с прилавков. Доведённое до отчаяния население устраивало массовые беспорядки, громило лавки и базары.

В сентябре рабочие Евпатории устроили обыски в домах частников, пытаясь найти припрятанные товары первой необходимости. Власти вызвали для наведения порядка солдат, но те, вместо того чтобы выполнить приказ, сами стали заниматься обысками.

12 октября беспорядки охватили Феодосию: солдаты начали громить винные склады. Пьяные оргии длились четыре дня, пока прибывшие из Севастополя и Симферополя моряки и солдаты не уничтожили весь запас вина, недопитого мародёрами.

Растущие беспорядки и усиление влияния большевиков заставили объединиться их противников. 31 октября был создан штаб Крымских войск во главе с членом Мусисполкома Джафером Сейдаметом. В его подчинение перешли три крымскотатарских полка и различные подразделения российской армии численностью от 2 тыс. до 5 тыс. человек. На то время это были довольно боеспособные части, прошедшие войну.

После падения Временного правительства гражданским органом власти на полуострове стал Совет народных представителей. Тогда же в Бахчисарае начало работу Учредительное собрание крымских татар — Курултай. 12 декабря на его заседании объявили о создании Крымской Народной Республики.

Роль парламента до созыва общекрымского Учредительного собрания должен был выполнять Курултай, а правительством стала избранная тогда же Директория во главе с Челебиевым. Совет народных представителей и штаб Крымских войск поддержали действия крымских татар.

Правда, государство просуществовало недолго. После его провозглашения большевики перешли в наступление и вскоре взяли Севастополь. 15-17 декабря по городу прокатилась волна арестов и расстрелов офицеров. Пользуясь поддержкой матросов и подкреплением с материка, большевики быстро установили контроль над полуостровом.

Украинский след

В это время события за пределами Крыма развивались ещё стремительнее. В феврале 1918 года Центральная Рада заключила мирный договор с Германией и её союзниками, и объединённые войска начали теснить большевиков. Украинские войска шли впереди немцев, чтобы не создавалось впечатления оккупации.

20 марта в руках союзников уже были Одесса, Николаев и Херсон, а спустя месяц Запорожский полк под командованием Петра Болбочана прорвал укрепления красных на Сиваше и вошёл в Крым, стремясь установить контроль над крымскими портами и Черноморским флотом. Для немцев это наступление стало сюрпризом, ведь о присоединении полуострова к Украине на переговорах речь не шла.

Украинские войска быстро занимали крымские города. На их сторону переходили добровольцы из местного населения, в том числе татарские подразделения. 22 апреля под контролем украинцев оказался Джанкой, через два дня — Симферополь. Часть подразделений полка направились на Феодосию и Евпаторию.

Но уже 26 апреля немецкое командование приказало окружить занятые украинцами города и потребовало выйти из Крыма. На флот и полуостров у немцев были свои планы. Украинское руководство вынуждено было уступить.

Спустя несколько дней после этих событий в Киеве к власти пришло правительство гетмана Павла Скоропадского, который не собирался забывать о крымском вопросе, а о Черноморском флоте — тем более. Его подталкивала к этому и экономика: как вспоминал гетман, “несмотря на то что Крым не принадлежал Украине, последняя несла целый ряд расходов и по эксплуатации железных дорог, и по содержанию почты и телеграфа”.

Между тем управление полуостровом немецкое командование передало Крымскому краевому правительству под руководством генерала Сулеймана Сулькевича. С первых же дней он принялся восстанавливать дореволюционные порядки: было возобновлено действие российских законов, возвращены на службу царские чиновники, а деятельность Курултая объявлена вне закона.

Само собой, ни о каком вхождении в состав Украины такое правительство и слышать не хотело. Украинские газеты и организации на полуострове преследовались, а правительственные телеграммы из Киева, присланные на украинском, крымские власти либо игнорировали, либо отделывались хамскими ответами в стиле “моя твоя не понимай”.

В июле 1918 года противостояние обострилось. Сулькевич издал распоряжение об устройстве границы с Украиной, пытаясь оставить за Крымом посёлок Чонгар и Арабатскую Стрелку. Украинское правительство в свою очередь стало воздвигать границу южнее Перекопа.

В городе установилось двоевластие, между пограничными отрядами начались перестрелки. Немецкое командование в конфликт не вмешивалось, надеясь сохранить за обеими сторонами зависимый от Германии статус. В августе украинское правительство сделало ход конём — с полуостровом было прекращено железнодорожное и морское сообщение, торговые операции, почтовая связь.

Последствия этой блокады ощутили очень быстро: жители Севастополя и Симферополя стали получать продукты по карточкам, а местный бизнес оказался на грани банкротства и требовал от правительства экономического союза с Украиной.

Крымские представители вылетели в Берлин, надеясь добиться поддержки Германии, но и здесь им не повезло: немцы, у которых всё хуже шли дела на фронте, приняли сторону Скоропадского и согласились сначала на вхождение полуострова в состав Украины, а позже и на передачу ей кораблей Черноморского флота.

Но воспользоваться этой дипломатической победой гетман не успел: в ноябре 1918-го Германия капитулировала в Первой мировой войне и вывела свои войска из Украины. Под давлением своих оппонентов, украинских социалистов, гетман ушёл в отставку.

Впрочем, и Крымскому краевому правительству пришлось несладко. Оставшись без поддержки немцев наедине с ненавидевшим его местным населением, генерал Сулькевич тоже оставил свою должность.

Тогда же, в ноябре, в Севастопольской бухте пришвартовались новые гости — войска стран Антанты. Они спешили занять полуостров, чтобы не допустить прихода большевиков. С востока через Керченский пролив переправились части белогвардейской Добровольческой армии. Все эти силы и стали опорой нового правительства во главе с предпринимателем и общественным деятелем Соломоном Крымом, стремившегося сделать из полуострова плацдарм для восстановления “единой и неделимой России”.

Политический калейдоскоп

На жизни большинства крымчан эта “смена декораций” отразилась мало. Экономика всё глубже падала в пропасть. Выпущенные новым правительством деньги обесценивались со скоростью света, предприятия закрывались одно за другим.

Единственной работой, которую правительство могло предложить населению, была служба в рядах Добровольческой армии. Более благоприятную обстановку для большевистской агитации было трудно придумать — и большевики времени не теряли.

Прибывшие на полуостров агитаторы начали формирование партизанских отрядов, закупку оружия и боеприпасов, а в середине марта организовали забастовку, охватившую Севастополь, Симферополь, Феодосию и Керчь. В конце марта поменялась и ситуация на фронте: красноармейские части под командованием Павла Дыбенко форсировали Сиваш, а затем взяли Перекоп.

Крымское краевое правительство объявило военное положение и перебралось в Севастополь, поближе к иностранным войскам. Вчерашние министры уже приготовились уплыть на греческом судне Трапезонд, но командующий силами интервентов полковник Труссон приказал вернуть их в порт и отдать деньги, захваченные в краевом банке и севастопольском казначействе. По его подсчётам, в карманах чиновников осели 11 млн руб. Только после этого уже потерявшему всякую власть правительству позволили отплыть за границу.

В начале мая 1919-го весь Крым, кроме Керченского полуострова, уже был под контролем большевиков, провозгласивших Крымскую Социалистическую Советскую Республику. Новое правительство объявило о национализации важнейших отраслей промышленности, поощрении коллективного хозяйства, конфискации помещичьих и монастырских земель и раздаче их крестьянской бедноте.

Крымских предпринимателей обложили контрибуцией, размер которой быстро увеличился с 5 млн до 12 млн руб. В сёла отправили продотряды для заготовки хлеба на нужды фронта.

Началось переименование улиц и снос царских памятников. Здесь не обошлось без курьёзов: Лазаревскую улицу Симферополя назвали именем Ленина, но на табличках с названиями потерялись последние две буквы, и горожане с изумлением увидели, что теперь живут на ул. Лени.

В июне ситуация на фронте снова поменялась. Белогвардейцы при поддержке английского флота повели наступление с Керченского полуострова и к концу месяца взяли под контроль весь Крым. На этот раз их командование в лице Антона Деникина отбросило всякие игры в демократию и установило на полуострове военную диктатуру.

Белые всё ещё лелеяли надежды на восстановление Российской империи. Были отменены все законы, действовавшие при большевиках и краевом правительстве. Восстановлено даже старое административно-территориальное устройство — Крым вошёл в состав Таврической губернии.

На обращения крымскотатарских политиков о введении культурно-национальной автономии белогвардейский генералитет ответил репрессиями, проведя аресты деятелей партии Милли фирка. А крестьянство новые-старые власти порадовали конфискацией продуктов на нужды армии и её иностранных союзников. Так что очень скоро Крым стал напоминать пороховую бочку.

Опьянение от успехов на фронте быстро сменилось мучительным похмельем. Уже с октября 1919 года части Красной армии стали вытеснять белогвардейцев сначала из России, а затем и из Украины. Фронт с каждым днём становился всё ближе.

Прикрывать Крым должен был 3-й армейский корпус генерала Якова Слащёва. Позже его подразделение усилили частями донских и кубанских казаков, а также военными кораблями союзников — стран Антанты. В марте армию возглавил генерал Пётр Врангель.

Укрепив дисциплину в войсках с помощью военно-полевых судов, Врангель смог создать из разложенной дезертирством и грабежами орды относительно боеспособную силу. Генерал усиленно искал союзников, пытаясь договориться с махновцами, украинскими и крымскотатарскими политиками. Но все эти контакты закончились провалом.

Тем временем большевики активно создавали в Крыму повстанческие отряды. Уже в июне-июле 1920 года они развернули против белых партизанскую войну. Врангелю приходилось выделять дополнительные силы на поддержание порядка в тылу, что ослабляло и без того не очень сильную армию.

В октябре 1920-го части Южного фронта совместно с отрядами Нестора Махно перешли в наступление. 8-9 ноября большевики и махновцы прорвали оборону белых с двух сторон, форсировав Сиваш и захватив укрепления возле Перекопа.

Единственным путём отступления для белогвардейцев стало море, и вскоре в портах началась эвакуация, сопровождаемая грабежами и погромами. 14 ноября 1920 года перегруженные пароходы, на борту которых уместились 145 тыс. человек, взяли курс на Константинополь. Битва за Крым была окончена.

***

Этот материал опубликован в №29 журнала Корреспондент от 25 июля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Крымские татарыКрымжурнал Корреспондентгражданская война
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях