ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Киев резиновый. Переселенцы с Донбасса вынуждены обживать заводские ангарыЭксклюзив

Вероника Мелкозерова, 5 августа 2014, 08:00
160
26459
Корреспондент: Киев резиновый. Переселенцы с Донбасса вынуждены обживать заводские ангары
Фото: Корреспондент

Киев и область штурмуют десятки тысяч переселенцев из зоны АТО. Одни претендуют на лучшие условия и льготы, другие соглашаются на любые. Главное, чтобы не отправили жить в глухое село.

Пастор одной из церквей протестантского толка Александр Вознюк встречает Корреспондент у входа на завод в промзоне у станции метро Выдубичи. Здесь, в огромном ангаре, расположен и его приход, и действующий при нём импровизированный приют, где обитают 182 переселенца с Донбасса, в том числе 50 детей.

Обстановка вполне мирная: бежавшие из зоны АТО жители Донецка, Краматорска, Луганска стирают бельё, рубят дрова и готовят обед, но антураж напоминает постапокалипсический фильм. Люди налаживают быт прямо на улице, в окружении ржавых заводских коммуникаций, еду готовят на дровах.

“Мест в Киеве уже нет. Поселиться [в более-менее комфортных условиях] практически невозможно. А у нас свободные койки иногда появляются, люди переезжают дальше — на частные квартиры или возвращаются домой, в освобождённые города”, — рассказывает Вознюк.

Сегодня волонтёрские организации не селят переселенцев с востока, приехавших в столицу, в санаториях и детских лагерях, как это было ещё совсем недавно, а ищут киевлян или жителей окрестных сёл, которые могут предоставить им угол в своих жилищах. В Черкасской и Полтавской областях в распоряжение дончан волонтёры предлагают пустующие дачи и частные дома.

Однако большинство вынужденных переселенцев хотят остаться в Киеве и других больших городах: там и школы лучше, и условия жизни комфортнее. Часть людей с Донбасса претендуют на высокооплачиваемую работу, чтобы иметь возможность снять жильё самостоятельно.

Не дождавшись решения квартирного вопроса, некоторые переселенцы с Донбасса захватывают частные территории, пригодные для жилья, или селятся в местах, для этого не предназначенных, — недостроях и заброшенных промышленных помещениях.

По официальным данным представительства ООН в Украине, за четыре месяца из Крыма и зоны АТО на территорию мирной Украины выехали 90 тыс. человек. Хотя реальная цифра в разы больше, утверждают аналитики. Для сравнения: по официальным данным, в России уже насчитывается 400 тыс. украинских беженцев.

“Пока за счёт государства расселили только 800 человек. Остальных приютили у себя активисты, владельцы баз и предприятий. Сейчас Киев уже перегружен переселенцами”, — говорит Тамила Ташева, координатор волонтёрской организации Крым-SOS.

Паломничество в столицу начинает беспокоить и её власти. Замглавы КГГА Игорь Никонов на встрече с журналистами намекнул, что Киев не резиновый, и посоветовал переселенцам обратить внимание на другие города и области.

Понять и простить

Вознюк называет свой ангар перевалочным пунктом. Устроители рассчитывали на то, что более двух недель в индустриально-полевых условиях люди не задержатся. Однако многим пришлась по вкусу мирная атмосфера духовной обители, и они раздумали переезжать.

Кроме того, местные обитатели уже более-менее налаживают свой быт: спят на двухъярусных кроватях, пользуются тремя стиральными машинами и душем с горячей водой. Ангар разделён на три зоны — мужскую, женскую и детскую.

Пенсионерка Светлана Якименко приехала сюда из Донецка в прошлое воскресенье. В родном городе она жила у вокзала, и бомбёжка со стрельбой стали для неё привычным явлением.

“Возможно, я бы не приехала, но у меня внучка беременная, пришлось везти её сюда, — рассказывает Якименко. — На следующий день после нашего отъезда всё пространство вокруг моего дома бомбили снарядами”.

Несмотря на это, дончанка настроена оптимистично — надеется уже через неделю вернуться обратно.

“Киевляне нас приняли отлично. Но всё равно мне Донецк родной, он чище и красивее, чем Киев”, — отмечает Якименко.

Принимая переселенцев, Вознюк и другие волонтёры, занимающиеся их устройством, проверяют документы приезжих и собирают подробные данные о них вплоть до выяснения политических взглядов.

Минюст обязал волонтёров передавать эту информацию в службы соцзащиты для организации выплат пенсий и других пособий, а также Госслужбе по чрезвычайным ситуациям (ГЧС) и МВД — для контроля над переселенцами.

Однако оставлять людей на зиму в ангаре, как и в других не приспособленных для обитания местах, общественные организации не хотят: с наступлением холодов жить здесь станет невозможно. Но куда направить здешних робинзонов, никто не знает.

“Поселить одиночек легко. Можно определить кого-то в комнату или же на квартиру, — рассказывает Ташева. — А вот большие семьи приходится расселять по разным местам”.

К примеру, сложно найти иное более удобное прибежище семье Дмитрия Чекалкина из Артёмовска, который вместе с женой и тремя детьми 25 июля заселился в ангар на Выдубичах.

Глава этой большой семьи, по специальности строитель, ищет работу в Киеве и отбивается от неудобных вопросов киевлян — например, почему он предпочёл уехать в Киев, а не остался защищать свой город от незаконных вооружённых формирований.

“Сепаратисты эти, может, по закону и достойны смерти, но я не могу пойти на то, чтобы убить человека”, — признаётся Чекалкин. По его словам, он возьмётся за оружие лишь в том случае, если опасность будет угрожать непосредственно его семье.

Почти все мигранты-мужчины так или иначе сталкивались с этой дилеммой. К представителям незаконных вооружённых формирований у них тоже отношение двоякое.

“Там, дома, многие наши родственники ходили на этот референдум, проголосовали за ДНР, а потом опомнились и пожалели об этом, — рассказывает Чекалкин. — Разве можно их судить, расстреливать?!”

Среди дээнэровцев встречаются люди как неадекватные, так и абсолютно нормальные, просто “философия у них другая”, полагает ещё один поселенец — Сергей Макаренко из Донецка. Он уверен, что вернётся домой еще до наступления осеннего ненастья, и высказывает через Корреспондент пожелание, чтобы воюющие стороны оставили в его городе как можно меньше разрушений.

“Это в принципе не беда. Мы, когда вернёмся, отстроим родной город, — выражает оптимизм переселенец, прикованный к инвалидному креслу, и тут же демонстрирует свою нынешнюю политическую позицию. — Главное, чтобы вышибли оттуда всех тех “ополченцев”, которые пытались нас убедить в том, что украинец — это недоразвитый русский”.

Возможно, вышибать “ополченцев” предстоит и тем годным к строевой службе мужчинам, которые, как Чекалкин, перебрались в Киев. Переселенцев наравне со всеми коснётся третья волна мобилизации, заявляют в Минобороны. Правда, в армию призовут только тех, кто зарегистрирован в координационных центрах и региональных штабах МЧС Украины.

Переселенцам повестки придут по местам их временной регистрации, уточняет Владислав Горбань, начальник регионального штаба регистрации переселенцев в Киеве ГЧС, и подчёркивает, что в региональном штабе ведётся строгий учёт всех переехавших.

“Мы понимаем, что люди пережили, однако для них никто не будет делать исключения, когда страна в опасности, — говорит Горбань. — Всех, кто у нас зарегистрировался, мы направляем в местные военкоматы, чтобы они там встали на учёт”.

В чужом монастыре

Несмотря на то что мест в действующих здравницах вокруг Киева уже практически не осталось, найти себе уютное местечко всё ещё возможно, однако для этого нужно договариваться напрямую с руководством санаториев.

Например, навстречу многодетным семьям идет Центр переселенцев Пуща-Водица, который официально уже не принимает гостей с востока.

“У нас за последних два месяца произошли ротации, — объясняет причину появления свободных мест Иван Коротаев, координатор центра. — Несколько крымских семей выехали в Германию и Польшу. Хотят там оформить статус беженцев и остаться на ПМЖ”.

Среди счастливчиков, кому достались освободившиеся комнаты, — многодетная семья из Славянска и две семьи из Донецка, согласившиеся пожить вместе. Впрочем, дончане и этому рады, ведь, к примеру, один из них, Константин Лавров, с 9 мая жил со своими женой и двумя детьми порознь.

“Я метался по съёмным комнатам, а супруга с детками вообще жили в нечеловеческих условиях — в сёлах разных областей, — сетует Лавров. — Наконец сможем жить вместе”.

И хотя его семья, как и все остальные, надеется до осени вернуться домой, у Лаврова нет денег даже на то, чтобы прожить здесь хотя бы месяц, поэтому он усиленно ищет работу.

“Мы в Киев хотели для того, чтобы быстро найти заработок, — объясняет он стремление большинства своих земляков в столицу. — В сёлах это невозможно, да и здесь, как оказалось, с этим тоже проблемы”.

Между тем в центре регистрации переселенцев утверждают, что в Киеве рабочие места для мигрантов есть, а в областях и подавно. Доступны вакансии продавцов, кассиров, охранников складов, работников колл-центров, но, как правило, жалованье на этих позициях небольшое — в среднем 2,5 тыс. грн.

“А беженцы требуют высокую зарплату — для них это не деньги”, — удивляется Горбань.

По его данным, из 12 тыс. переселенцев, на данный момент зарегистрированных в столице, на учёт в центре занятости встали всего 200 человек. Остальные надеются на помощь государства и волонтёров.

Иждивенческая позиция некоторых мигрантов порождает отдельные конфликтные ситуации, бросающие тень на всех переселенцев. Особенно это заметно там, где в одном месте сосредоточено большое число обитателей.

“Комендант общежития в Калиновке [Киевской обл.] жаловался на переселенцев, — рассказывает Александра Тимченко, волонтёр общественной организации Украина SOS. — У них там 200 человек, и почти никто не хочет работать. Им предлагали по хозяйству помогать, клубничные грядки полоть — отказались. Вместо этого вытоптали их и поели все ягоды”.

При этом в других городах рабочих мест и жилья для приезжих вдоволь, рассказывает Горбань. Когда переселенцы проходят регистрацию, власти предлагают им отправиться в Житомир, на Волынь или в Днепропетровск, где частный дом можно снять по низкой цене, а то и вовсе бесплатно.

“Но соглашаются на это единицы”, — резюмирует чиновник.

Между тем в Киеве переселенцы с трудом находят места в школах и детсадах.

“В Киеве патовая ситуация. Люди с востока обижаются, что, со слов политиков, Украина вроде как единая и право на образование у нас защищено Конституцией, но мест нигде нет. Про киевских родителей я вообще молчу — они в шоке”, — написал на своей страничке в Facebook Алексей Давыденко, депутат от партии УДАР.

Однако, по мнению Елены Фиданян, директора департамента образования и науки при КГГА, неправильно утверждать, что “беженцы” отнимают пространство в школах и садиках у киевских детей.

“За четыре месяца мы определили в детсады Киева 370 малышей [переселенцев]. Конечно, принимали в те дошкольные учреждения, где это было возможно, — рассказывает чиновница. — Но отказать этим людям в помощи тоже не могли, хотя известно, что мест в столичных садиках не хватает даже для детей киевлян”.

А вот в школы Киева, по данным КГГА, большого наплыва детей мигрантов еще и не было — устроены всего 403 ученика. Более того, далеко не все школы в столице полностью укомплектованы. Количество учеников-переселенцев совсем не критическое, и пока не нужно создавать новые классы или открывать вторую смену, успокаивают градоначальники.

Тем временем недоразумения, порой возникающие между переселенцами и жителями столицы и других принимающих городов, обе стороны предпочитают решать сами.

“Максимум, чем “отметились” мигранты, — они нарушают режим мест расселения, пьют и не хотят платить за жильё”, — сообщает Горбань.

Жители столицы тоже хороши, рассказывают волонтёры. Поначалу приютив донбассцев, со временем они меняют своё решение и начинают требовать плату за безвозмездно предоставленный угол.

Социальный психолог Олег Покальчук считает, что переселенцы уже стали новой драмой украинского общества.

“Эти люди являются инструментом войны, таким себе биологическим оружием, — рассуждает эксперт. — Многим из них долгое время навязывали альтернативную реальность, и начать жить в реальном мире для них будет сложно”.

Есть люди, для которых нынешняя ситуация — это повод переехать и найти новую работу, объясняет психолог, и таким нужно объяснить: либо вы принимаете правила, либо вам придётся искать себе другое место.

Большинство бежавших из горячих точек понимают, что доставляют принимающей стороне много хлопот. Чтобы компенсировать неудобства и создать положительное мнение о себе, мигранты организуют различные инициативы. Например, обосновавшиеся в Киеве и области переселенцы в знак благодарности местным жителям планируют провести в столице субботник.

“В эту или следующую субботу мы хотим свезти в Киев всех неравнодушных, — обещает Вознюк. — Будем все вместе убирать столицу, а потом дадим благотворительный концерт”. 

***

Этот материал опубликован в №30 журнала Корреспондент от 1 августа 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Беженцы в Украине
ТЕГИ: Киевжурнал Корреспондентдонбассбеженцы с Юго-Востокапереселенцы из зоны АТО
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях