ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Уроки революционного 1917 года для Украины 2014-го

Корреспондент.net, 14 ноября 2014, 10:52
79
10897
Корреспондент: Уроки революционного 1917 года для Украины 2014-го
Борис Кустодиев. Картина "Большевик". К октябрю 1917-го в России мало кто мог спрогнозировать, что леворадикальные силы быстро захватят власть в стране

В истории революционной России 1917-го можно найти много параллелей с нынешними украинскими событиями.

Сепаратизм и неудавшаяся люстрация, затягивание реформ и экономический спад, война и солдатские бунты, конфликты между политиками и популярность радикальных сил, пишет Наталья Гузенко в №44 журнала Корреспондент от 7 ноября 2014 года. 

Так мог бы выглядеть пост современного украинского министра в Facebook, не будь эти слова написаны почти 100 лет назад: «Они пришли ко мне из своих казарм с требованиями мира и довольствия. А я ничего не мог им ответить. У нас не было возможности обеспечивать всех солдат деньгами. Кроме того, уже вскоре я должен был отправить их на фронт с более сильным и безжалостным врагом».

Это цитата из мемуаров графа Георгия Львова. В 1917 году председатель Земгора (комитета по снабжению армии) возглавил Временное правительство России. Но не смог удержать власть в своих руках и после большевистского переворота вынужден был жить в Тюмени, а затем эмигрировать в Париж. Там бывший властитель зарабатывал на жизнь ремеслом сапожника и писал мемуары о том, как либеральные деятели потеряли власть и сами отдали её левым силам.

Период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года в России отмечен несколькими событиями, очень похожими на политическую жизнь Украины в 2014-м. Тогда старый режим, казавшийся прочным и незыблемым, рассыпался уже через несколько дней вооружённых столкновений в Петрограде

Период между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года в России был отмечен несколькими событиями, очень похожими на политическую жизнь Украины в 2014-м. Тогда старый режим, казавшийся прочным и незыблемым, рассыпался уже через несколько дней вооружённых столкновений в Петрограде, и парламент, государственная дума, взял на себя управление страной.

Дума сформировала и Временное правительство, которое вначале возглавил граф Львов, почти не принимавший участия в революции, но на то время казавшийся компромиссной кандидатурой для всех. Позднее более популярным политиком стал Александр Керенский, собиравшийся провести реформы.

Всё это происходило на фоне постоянного военного конфликта с Германской империей, которая постепенно «откусывала» от России куски территории. Новые поражения на фронте приводили к перестановкам в правительстве и ухудшению ситуации в стране.

Временное правительство так и не смогло заключить мир с Германией и вынуждено было тратить все силы на войну, наблюдая за ростом влияния генералов и офицеров в обществе. Кроме того, окраины империи постоянно сотрясали удары сепаратизма. Почти сразу после Февральской революции в Украине, Финляндии, Средней Азии и даже Белоруссии начали формироваться национальные правительства, которые хотели либо получить автономию, либо добиться полной независимости от России.

Временное правительство никак не могло начать обещанные обществу реформы и теряло свой авторитет. В итоге радикальные левые силы вначале обрели влияние на улицах и в полках, не желавших отправляться на фронт, а потом смогли совершить и переворот

С другой стороны, постоянно ухудшающаяся экономическая ситуация подталкивала жителей Петрограда поддерживать всё более радикальные движения. Временное правительство никак не могло начать обещанные обществу реформы и теряло свой авторитет. В итоге радикальные левые силы вначале обрели влияние на улицах и в полках, не желавших отправляться на фронт, а потом смогли совершить и переворот.

Это событие положило начало гражданской войне и большевистскому режиму. При этом значительная часть российских политиков, пришедших к власти в феврале 1917-го, в своих мемуарах сходятся на мысли, что они сами позволили радикалам захватить власть. Главной причиной было отсутствие реформ и внутренние конфликты в правительстве.

Февральская неожиданность

В январе 1917-го даже самые известные российские революционеры исключали возможность революции в ближайшие годы. Эту точку зрения разделяли не только лидеры большевиков, в то время большей частью спасавшиеся за границей от преследования жандармов, но и глава партии эсеров Виктор Чернов. В своих письмах на Запад он писал: «Военное положение и недостаточная грамотность населения делают пока революцию невозможной».

Действительно, в 1914 году начало Первой мировой войны позволило царскому правительству принять ряд очень эффективных мер против всевозможных революционеров. Были арестованы и сосланы на каторгу или на поселение не менее 5 тыс. человек, подозреваемых в подрывной деятельности.

В последний раз страна переживала такие репрессии ещё при правительстве Петра Столыпина, когда власти после революции 1905 года усиленно работали над тем, чтобы народные волнения не повторились. Военное положение только помогло им в этом: обычные суды были заменены на военно-полевые, и выносить приговоры стало намного легче.

С другой стороны, война постоянно расшатывала устои империи, особенно когда российские войска терпели поражения. К 1917-му стало понятно, что Петроград окончательно утратил стратегическую инициативу на фронтах. Брусиловский прорыв за год до этого должен был начать масштабное наступление в Западной Украине, но вместо этого выяснилось, что российская армия больше не способна активно воевать.

Экономика также не выдерживала условий постоянной войны. В декабре 1916 года Россия вынуждена была занимать более 2 млн руб. у своих союзников по Антанте — Великобритании и Франции. Наконец, постоянные призывы на фронт крестьян привели к усилению антимонархических настроений в полках.

Кроме того, офицеры и политики были недовольны правлением Николая II и рассчитывали в ближайшие годы реформировать Россию в конституционную монархию. Но сделать это предполагалось уже после войны, когда над страной не будет висеть угроза глобального поражения от Германии.

К началу 1917-го демонстрации с требованиями хлеба и гражданских свобод в Петрограде стали нормой. Но никто особо не рассчитывал на их успешность. Большинство политиков и офицеров на тот момент даже не подозревали, насколько непопулярен царь в России

К началу 1917-го демонстрации с требованиями хлеба и гражданских свобод в Петрограде стали нормой. Но никто особо не рассчитывал на их успешность. По мнению историков, большинство политиков и офицеров на тот момент даже не подозревали, насколько непопулярен царь в России. Даже в феврале, когда на улицах начались столкновения между рабочими и жандармами, власти не спешили реагировать. Николай II находился в военной ставке в Могилёве, а из Петрограда ему постоянно докладывали, что ситуация под контролем.

Впрочем, к 25 февраля жандармское управление таки провело арест более чем 100 известных революционных активистов и дополнительно вооружило свои корпуса пулемётами, чтобы остановить толпу. Но было уже поздно. Свыше 170 тыс. солдат, находившихся в столице, поддержали стихийные митинги протеста, и полиция не решилась выступить против них.

Солдаты и рабочие, которые фактически захватили центр Петрограда, начали не только громить тюрьмы, полицейские участки и винные склады (с 1914-го в Российской империи действовал сухой закон), но и провозгласили, что выступают за передачу власти госдуме.

Законодательный орган сразу же принял это предложение. По словам его главы Михаила Родзянко, тогда нужно было реагировать на ситуацию и брать власть, иначе её могли «подобрать» неподобающие элементы. К тому же историки считают, что депутаты хотели попросту обезопасить себя от возможного погрома.

В итоге, когда Николай II выехал из ставки, его на полпути у станции Дно встретила делегация думы, которая привезла монарху акт об отречении от престола. Вначале власть хотели передать брату царя Михаилу. Но тот, поняв, что ему придётся иметь дело с экономически истощённой страной, да ещё и в период революции, отказался.

Тогда депутаты договорились передать власть человеку, который не состоял в крупных партиях и отличался либеральными взглядами. Такой кандидатурой был граф Львов, возглавлявший Союз земств и городов России. Через несколько часов после назначения Львова Николай II сложил полномочия, тем самым прекратив историю российской монархии и дав старт недолгому периоду либерального правления.

С весны до осени

Сразу после революции дума формально продолжила свою деятельность, хотя по сути самоустранилась от непосредственного управления страной. Возможно, причина была в том, что многие депутаты раньше выступали за сохранение монархии и сейчас не хотели попасть под горячую руку революционным солдатам.

Исполнительную власть возглавило Временное правительство, представлявшее собой «солянку» из депутатов думы, нескольких специалистов в сфере юриспруденции и известных общественных деятелей. В своих первых декретах оно постаралось снять общественную напряжённость и доказать, что будет действовать в интересах народа.

Новые власти объявили амнистию, заявили о полной свободе слова и политических собраний. Реформаторы также отменили смертную казнь и упразднили военно-полевые суды. Наконец, Временное правительство распустило полицию и охранку, которые были наиболее одиозными ведомствами в период монархии. К тому же либералы пообещали наказать офицеров, повинных в расстрелах мирных демонстраций в январе-феврале. Правда, довольно быстро выяснилось, что на это у них нет ни времени, ни желания.

Такие решения были очень положительно восприняты значительной частью буржуазии, офицерского корпуса и даже дворянства. Глава партии кадетов Павел Милюков, занявший в правительстве пост министра иностранных дел, позже заявлял, что политики рассчитывали быстро поднять экономику страны и победить Германию. А главное — остановить разруху, которая уже наступила в промышленности и армии. Но тогда большинство не понимало, как именно это сделать.

Ведь с арестом царя война с Германией не закончилась. И уже в апреле она напомнила о себе, став причиной первого большого кризиса Временного правительства.

Тогда министр Милюков отправил дипломатическую ноту странам Антанты с заверением, что Россия будет воевать с немцами до победы. Содержание этого документа сразу попало в газеты. А так как после революции объявили гласность, то запретить её публикацию уже не было возможности. 18 апреля начались массовые митинги солдат и рабочих, требовавших немедленно прекратить войну и отправить Милюкова в отставку.

Временное правительство, понимая, что события опять могут стать неуправляемыми, выполнило эти условия и даже заключило союз с исполкомом петроградского совета депутатов, который был очень популярен среди солдат и рабочих. В результате большинство постов в новом кабинете получили эсеры и меньшевики — партии, ранее бывшие в оппозиции.

Но и это не принесло стабильности в Петроград. И власти, чтобы отвлечь народные массы от революционной активности, начали подготовку к масштабному наступлению на немецкие позиции. Как вспоминает Родзянко, Временное правительство бросило все силы на это наступление и даже организовало сбор средств среди населения на поддержку армии.

Но разрушенная экономика всё равно не позволила нормально подготовиться к операции. Когда 16 июня началось наступление на Станислав (нынешний Ивано-Франковск), Калуш и Галич, артиллерия российской армии могла выпустить только по два снаряда на орудие в сутки.

Кроме того, офицерский корпус, вначале поддерживавший Временное правительство, понял, что нововведения — право солдат самим выбирать командиров, запрет на ношение оружия офицерам — ещё больше разложили армию. Поэтому значительная часть генералов не хотели выполнять приказов ставки.

Книги памяти

Закономерным итогом стало поражение российской армии, потерявшей убитыми и ранеными более 55 тыс. человек за 13 дней боёв. Линия фронта откатилась назад, германские войска ещё дальше продвинулись на территорию Украины.

Результатом этого поражения стала отставка графа Львова. Теперь первые позиции на постах Временного правительства занимали эсеры во главе с Керенским.

Интересно, что тогда же начала расти популярность партии большевиков, чьи лидеры недавно вернулись из эмиграции и смогли своими популистскими лозунгами привлечь к себе народные массы. В ходе уличных волнений в июле 1917-го всё больше солдат и рабочих поддерживали их обещания быстро закончить войну, навести порядок и провести радикальные реформы.

Тогда большинство населения разочаровалось в способности этого кабинета провести нужные реформы и хотело простых решений всех своих проблем

Временное правительство под управлением Керенского также сотрясали постоянные кризисы и выступления генералов, мечтавших возродить монархию или установить диктатуру. Тогда большинство населения разочаровалось в способности этого кабинета провести нужные реформы и хотело простых решений всех своих проблем.

Глава правительства постоянно мотался по стране, агитируя полки и дивизии поддержать его политику. Но, кроме красивых слов, у него уже ничего не было. Рубль за лето потерял более 70% своей стоимости относительно основных мировых валют, а волнения на окраинах империи разрушили экономические связи между предприятиями.

Даже созыв в октябре Всероссийского демократического совещания уже ничего не менял. Исполнительная власть, в феврале захватившая контроль над страной, стремительно теряла популярность. В то же время левые радикалы, наоборот, приобретали её.

В октябре 1917-го Временное правительство попробовало опять договориться с петроградским советом депутатов. Но там преобладали большевики, которые потребовали передать власть и начать леворадикальные реформы.

Из Финляндии и Украины постоянно поступали новости, что эти государства готовы отделиться от Российской империи и провозгласить независимость. Наконец, петроградские солдаты и матросы в конце месяца должны были отправиться на немецкий фронт, и поэтому убедить их прекратить бунты было почти невозможно.

Временное правительство уже почти распалось по партийному признаку. Все ждали нового переформатирования кабинета и делили портфели. Когда же большевики подняли октябрьское восстание, то даже полк охраны Таврического дворца отказался защищать своих подопечных

Как вспоминает Родзянко, в тот момент Временное правительство уже почти распалось по партийному признаку. Все ждали нового переформатирования кабинета и делили портфели. Когда же большевики подняли октябрьское восстание, то даже полк охраны Таврического дворца, где заседала дума и работало правительство, отказался защищать своих подопечных.

В ходе начавшейся гражданской войны 80% деятелей Временного правительства были арестованы большевиками. Лишь часть из них смогли выехать в эмиграцию. Чтобы заработать на жизнь на чужбине, они писали мемуары о том, почему провалилась буржуазная революция в России. Впрочем, тогда эти книги не стали бестселлерами — их стали активно читать только после распада СССР.

***

Этот материал опубликован в №44 журнала Корреспондент от 7 ноября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Украинавластьисторияжурнал КорреспондентРоссийская империя
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях