ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Самооборона Майдана. А дальше что?Эксклюзив

Сергей Одаренко, 12 марта 2014, 20:00
295
45206
Корреспондент: Самооборона Майдана. А дальше что?
Фото: АР

Революция победила, но возникшие на Майдане организации и не думают расходиться. Корреспондент узнал, чем и как будут заниматься активисты в мирное время.

Маленькая комнатка обставлена потертой мебелью советских времен. В углу — шкаф со скрипучими дверцами, на полке — кофейные чашки и пакет с печеньем. Часть окна забита фанерой. Сразу и не подумаешь, что отсюда можно управлять районом Киева, где живут около 400 тыс. человек — это, к примеру, население Севастополя или Винницы. Тем не менее обосновавшаяся в комнатке Народная Рада Деснянского района собирается если не управлять частью Киева, то как минимум контролировать официальные власти.

Люди из района

3 февраля, когда протесты на Майдане были в самом разгаре, революция перекинулась и на спальные районы столицы. Недовольные жители Деснянского района вышли на митинг под местную администрацию. Руководство района отгородилось от них кордоном милиции. Тогда протестующие объявили о недоверии властям и провозгласили создание Народной Рады Деснянского района, на которую и возложили функции райгосадминистрации.

Революция закончилась, к власти пришла оппозиция, но самопровозглашенная Народная Рада никуда не делась. Напротив, 22 февраля ее представители, участники первых акций протеста, добились, чтобы в здании райгосадминистрации им выделили отдельное помещение — ту самую комнатку со скрипучим шкафом.

А 24 февраля начали прием анкет от желающих стать ее депутатами. Правда, выборов по всему району для этого не проводят — отбирают на свое усмотрение, а потом утверждают на заседании Рады. Желающих хватает.

 
 AP

“Когда за участие в акции можно было “схватить” до 15 лет заключения, желающих было мало. Сейчас же, когда стало ясно, что Рада может получить серьезные полномочия, налетели, как мухи на мед!” — возмущается координатор деснянской Народной Рады Олег Банашко. Именно он, член ВО Свобода, и выступил одним из организаторов февральского пикета.

Последнее заседание Рады состоялось на днях. В актовом зале, где присутствовал Корреспондент, собрались около 100 неравнодушных жителей района — в основном представителей общественных организаций и малого бизнеса.

38‑летний предприниматель Азер Абдулаев, живущий в Деснянском районе с 1991 года, ходит на все заседания.

“Очень надеюсь, что теперь здесь можно будет вести бизнес по‑честному”, — говорит киевлянин изданию о своих целях. До революции ему приходилось отдавать на взятки более половины выручки.

В Верховной Раде рассматривают возможность легитимизации Народных Рад. По мнению Банашко, в идеале они возьмут на себя функции райсоветов, которые в 2010‑м с легкой руки Киевсовета были ликвидированы. При другом сценарии — будут играть роль наблюдателей за работой администраций.

“Есть законодательная, исполнительная и судебная власть. Мы возьмем на себя функцию четвертой власти — контроля”, — объясняет координатор.

 

Рычагов воздействия у Народной Рады пока немного. Они не имеют доступа к бюджетным средствам, не могут решать, куда направлять деньги. Но доверие жителей уже заслужили: за две недели работы у активистов накопилось около сотни жалоб на разные государственные инстанции — от комиссии по благоустройству и отдела милиции до ЖЭКа. Пока участники Рады могут помочь только прессингом на чиновников, не выполняющих возложенные на них полномочия.

“К нарушителю приезжает наша бригада и начинает разбираться. Если жалоба подтверждается, мы пишем заявление в прокуратуру”, — поясняет Банашко.

Автопробегом  по коррупции

Не успели новые власти распределить между собой портфели, как Автомайдан уже объявил о переходе в оппозицию к ним.

“Пусть каждый новый чиновник осо нает, что идет во власть работать на национальные интересы, а не на собственный бизнес. Бизнес — отдельно, власть — отдельно. Мы будем за этим следить по мере возрастания вашего состояния”, — заявил один из лидеров Автомайдана, Сергей Коба.

Среди целей организации — реформа Госавтоинспекции. Но, в отличие от экс‑президента Виктора Ющенко, который попросту разогнал структуру, она предлагают пойти по грузинскому сценарию. В Грузии создали дорожную полицию, куда вошли в том числе и общественные активисты.

На автомобильной тематике организация не зацикливается. Например, автомайдановцы создали специальную комиссию во главе с Игорем Луценко, которая будет контролировать и анализировать работу Киевской горгосадминистрации. А если понадобится, то и оперативно реагировать.

 
Представители Автомайдана есть в регистрационном и антикоррупционном комитетах. Присутствуют они и в райотделах милиции — сидят возле дежурных, отслеживают поступающие обращения и проверяют, чтобы они не остались без ответа.

Коба обеспокоен, что в последнее время участились случаи мародерства со стороны людей, представляющихся членами Автомайдана. Чтобы этого избежать, участники движения разработали специальные удостоверения и бейджи с регистрационными номерами. В планах Кобы — зарегистрировать Автомайдан как общественную организацию и начать поиски грантов для ее финансирования.

Самбо на Майдане

Первые отряды общественного надпартийного движения Самооборона Майдана начали формироваться на Михайловской площади в Киеве по инициативе самих протестующих сразу же после силового разгона Евромайдана 30 ноября 2013 года. В начале февраля комендатура организации объявила о расширении и создании структур Самообороны по всей Украине.

“Мы — добровольное формирование, которое действует на основе самоорганизации, гражданской солидарности и координации деятельности структур разного уровня”, — объясняет Корреспонденту заместитель руководителя военкома штаба Самообороны Василий Рожко.

Участники движения делятся на так называемые сотни, но в каждую из них не обязательно входят ровно 100 человек — их может быть от 70 до 150. Сотни могут создаваться по территориальному или профильному принципу. В свою очередь сотни делятся на десятки — рои, состоящие из 8‑12 человек.

Областной штаб Самообороны Майдана координирует деятельность сотен на уровне области и является связующим звеном между сотнями, районами и Центральным штабом. Идентифицировать самообороновца можно по военной форме образца 1974 года разной расцветки и нашивке с названием организации.

 
 Reuters

Долгосрочные цели Самообороны — сохранение суверенитета и единства Украины, отстаивание европейского выбора нашей страны, защита прав и свобод граждан. Также самообороновцы видят своей задачей постепенную передачу силовых функций правоохранительным органам и возвращение им доверия граждан.

“Охраной общественного порядка должны заниматься профессионалы, люди, которые этому обучались, — уверен Рожко. — За нами остается функция общественного контроля, а также поддержка правопорядка на время переходного периода до полного перезапуска государства”.

Если это будет успешно выполнено, общественное движение сосредоточит свои усилия на антикоррупционных мероприятиях, выявлении перебежчиков и люстрации.

Возможно, Самооборона станет не только контролирующим органом, но и кадровой кузней. Сегодня в парламенте разрабатывают законопроект, который четко пропишет функции этого движения.

“Мы принимали активное участие в жизни Майдана, привели к власти нынешнюю команду, и я надеюсь, что наши ребята станут хорошими кадрами для государственных органов, которые сейчас формируются”, — говорит активист.

 

По словам Рожко, самообороновцы могут войти не только в силовые структуры, но и в другие органы власти, поскольку среди сотников много архитекторов, музейщиков, деятелей искусства, ученых.

“Никто не ожидал, что режим так быстро будет повергнут. Если раньше мы указывали на ошибки и наблюдали со стороны, то сегодня мы должны становиться и делать”, — уверен Рожко.

Перегибы на местах

Впрочем, самоорганизация имеет и отрицательную сторону. В этом убедились сотрудники информационного агентства ГолосUA. 27 февраля в редакцию зашли люди, представившиеся офицерским корпусом Самообороны Печерского района Киева. Представители “корпуса” заявили, что офис будет использован как штаб, чтобы каждый житель района при необходимости смог обратиться к Самообороне.

Директор ГолосUA Оксана Ващенко, супруга лидера Компартии Петра Симоненко, обратилась к руководителям силовых ведомств и главе Верховной Рады Александру Турчинову с просьбой обеспечить безопасность редакции. В информагентстве Корреспонденту сообщили, что на сегодняшний день ГолосUA возобновил работу, но в другом помещении.

Между тем в Самообороне Майдана заявили, что в редакции их людей нет. Координатор организации в Киеве Олег Куявский сказал изданию, что если журналисты агентства обратятся к ним с соответствующей просьбой, самообороновцы помогут идентифицировать захватчиков.

А вот Александр Музыченко по кличке Сашко Билый, ставший звездой интернета, не скрывает своего членства в Правом секторе. 26 февраля он возмутился тем, что прокуратура не арестовала убийцу женщины под Ровно, и потребовал немедленно представить ему отчет по уголовному делу. 

 

Когда это не было сделано, Музыченко выругался матом в адрес прокурора Андрея Таргония, дал ему оплеуху и потаскал за галстук. Кроме того, до визита в прокуратуру он побывал в облгосадминистрации, где демонстрировал чиновникам свой боевой автомат. Сдавать оружие он не собирается и сегодня.

Поведение Билого вызвало бурную реакцию в интернете. Новый глава МВД, Арсен Аваков, назвал поступки Музыченко 100 %‑м скотством и диверсией против веры людей в возможный порядок.

“Насколько знаю, прокуратура реагирует. Если увижу, что это не так, отреагирую я”, — написал Аваков на своей странице в Facebook.

Сашко Билый же угрожал Авакову гораздо жестче, обещая “повесить как собаку”.

 
Отличились и активисты на колесах. 23 февраля в интернете появился видеоролик, в котором закадровый мужской голос в грубой форме требует у сотрудников ГАИ документы. Человек обвиняет гаишников в нарушении закона, обязывающего автоинспекторов находиться в местах постоянной дислокации, и даже угрожает оружием.

Позже стало известно, что в ролике за кадром скрывается Юрий Ларченко, участник Дорожного контроля — организации, сотрудничающей с Автомайданом. Он объяснил свое поведение: мол, заподозрил, что имеет дело с фальшивым милиционером.

“Резкая форма была как средство защиты”, — оправдывался Ларченко перед СМИ.

Обо всех случаях бесчинств от имени их организаций активисты советуют сообщать по горячим линиям.

 
Но даже несмотря на отрицательные стороны самоорганизации, психологи видят в этой тенденции хорошее. Рост доверия граждан к общественным объединениям они поясняют желанием продлить “образ счастья”, сформировавшийся во время революции.

“Некоторым людям станет весьма некомфортно жить, если они увидят, что выпадают из образа счастья, — считает доктор психологических наук Института социальной и политической психологии Михаил Найденов. — Если раньше он был общим для всех — независимость, свобода и другие идеалы Майдана, — то в мирной жизни эти факторы уйдут на второй план, и образ счастья у каждого будет сугубо индивидуальным”.

По мнению эксперта, очень многое зависит от того, как государство будет относиться к общественным организациям.

“Если оно станет воспринимать их как конкурирующий объект, который мешает бесконтрольно оперировать ресурсами общества, — плохо, — говорит Найденов. — Если же будет вести с ними сотрудничество, то общественные организации станут для власти механизмом взаимопомощи”. 

***

Этот материал опубликован в №9 журнала Корреспондент от 7 марта 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Народная СамооборонаМайдан Незалежностиобщественные организациисамооборонаДорожный контрольЕвромайданРазгон ЕвромайданаЕвромаданАвтомайданправый сектор
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях