ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Кто станет новым лидером востока после ЯнуковичаЭксклюзив

Евгения Вецько, 25 марта 2014, 08:00
119
25002
Корреспондент: Кто станет новым лидером востока после Януковича
Фото: AP

Корреспондент выяснял, кто станет новым лидером Восточной Украины после ухода Виктора Януковича.

Последнее десятилетие на востоке Украины прошло под знаком Виктора Януковича. Он появился в большой политике 21 ноября 2002 года, став премьер-министром, и с тех пор жители Донецкой, Луганской и Харьковской областей исправно голосовали за него и его партию на выборах всех уровней.

Бегство экс-президента из страны оказалось неприятным сюрпризом для регионалов: адекватной замены Януковичу у них не оказалось. В поисках такого человека Корреспондент отправился в восточные области.

Сами по себе

В Луганской области встречают гостей милиционеры с автоматами. На въезде сооружен блокпост из бетонных плит. Проверяют абсолютно все автомобили крупнее легковых — грузовики, автобусы, минивэны. Что ищут, правоохранители не признаются. Водители подозревают, что оружие и “российских туристов”, которых якобы свозят в регион для устройства провокаций. Работников ГАИ прикрывают два бойца Внутренних войск.

Такой же пост на въезде в сам Луганск, только гаишников и военных тут в несколько раз больше. Их атрибуты — бронежилеты и огнестрельное оружие.

В самом городе все относительно спокойно. Не мешают жителям и активисты Луганской гвардии, поселившиеся в палатках напротив здания облгосадминистрации. А вот к журналистам “гвардейцы” относятся с опаской, особенно к киевским.

 

“Лучше скажи, что ты из России”, — советует корреспондент местного телеканала Денис Киркач.

Срабатывает: под видом журналиста популярной российской ежедневки Корреспондент пропускают в палаточный городок.

Хотя “гвардейцы” подчеркивают: за присоединение Луганщины к России они не агитируют. Но идею референдума о федерализации страны одобряют.

“Мы стоим за наш город, чтобы его не разбомбили. Чтобы сюда не приезжали “бандерлоги” и не указывали нам, какие памятники снимать, а какие ставить, кому поклоняться”, — поясняет Владимир, которого Корреспонденту представили как главного в палаточном городке.

Фотографироваться он категорически отказывается, за что отвечает в гвардии, не признается. Рассказывает только, что живет в палатке уже три недели, и никто ему за это не платит.

Есть в Луганске и сторонники Евромайдана, среди которых и Киркач. Правда, журналист отмечает, что таких в городе мало. Сторонников вхождения Луганской области в состав России тоже немного.

“Даже те, кто был категорически против Евромайдана, сейчас выступают за единую Украину”, — уверяет Киркач.

Но люди напуганы: они не понимают действий нынешней киевской власти.

“С нами не хотят считаться. Нам постоянно угрожают, иначе как сепаратистами не называют”, — жалуется заместитель мэра Луганска Александр Ткаченко.

Не успокоило жителей города и обещание премьер-министра Арсения Яценюка расширить полномочия регионов.

“Это только слова. На одно такое заявление идет масса посылов другого уровня”, — подчеркивает Ткаченко.

 

Напряженное положение и в Донецке. По мнению мэра города Александра Лукьянченко, ситуация подогревается нестабильностью в Киеве и Крыму.

“Пока есть вооруженные формирования на улицах и там, и там, ожидать стабилизации тяжело”, — говорит чиновник.

В будни город живет обычной жизнью. Место, где 13 марта погиб активист Свободы Дмитрий Чернявский, укрыто цветами, но площадь Ленина пуста. Небезопасно становится на выходных, когда в центре собираются сторонники Евромайдана и пророссийские активисты. Последние ведут себя довольно агрессивно, но дончане уверяют, что местных жителей среди них немного.

“В основном это привезенные из близлежащих сел и городков маргиналы”, — убеждена замглавы Донецкой областной партийной организации ВО Батьківщина Мария Бритченко.

Что возмущает дончан, так это бездействие милиции во время массовых акций протеста. Правоохранители могли не допустить жертв, считают они. Винят и нового губернатора области, бизнесмена Сергея Таруту.

“Уже видно, что Тарута ситуацию в Донецке не удерживает”, — отмечает политтехнолог Тарас Березовец.

Кто несет ответственность за ситуацию в Луганской области, сказать сложно. 3 марта на пост губернатора был назначен генерал-полковник Михаил Болотских, но его здесь не воспринимают.

“Областью фактически управляет [глава парламентской фракции Партии регионов Александр] Ефремов”, — заверяет луганский блогер и общественный активист Сергей Иванов.

 
 АР

Похожая ситуация в Харьковской области. Две недели ею руководит Игорь Балута. Этот период он посвятил в основном кадровым вопросам и встречам с общественными активистами города. Его предшественник, Михаил Добкин, находится под домашним арестом. Тем временем в Харькове главенствует Геннадий Кернес, а облсовет контролирует ПР.

“Такое ощущение, что в области безвластие, — возмущается житель Харькова, маркетолог Евгений Палийчук. — Именно поэтому и случаются драки, провокации, гибель людей”. (14 марта в Харькове в массовой драке погибли два человека.)

Советский след

Жители Восточной Украины очень не любят, когда Януковича называют их лидером.

“Никто не питал в отношении Януковича никаких иллюзий”, — подчеркивает Иванов.

Поддержку экс-президента он объясняет правильными предвыборными лозунгами.

“Восточная Украина — это Советский Союз, людям здесь нужна стабильность, — говорит блогер. — И главный месседж Януковича был рассчитан на 100 % верно”.

Советский образ мышления действительно жив у большей части населения Донбасса, констатирует преподаватель кафедры политологии Донецкого национального университета Татьяна Нагорняк.

“Советская ментальность требует веры в сильную руку, в того, кто придет и “порешает” все проблемы”, — поясняет аналитик.

Теперь восток остался и без стабильности, и без сильной руки, что, по мнению экспертов, очень опасно.

“На востоке вакуум лидерства, вакуум политического представительства. Восток разбужен, а ниша лидера сейчас свободна”, — считает директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев.

 
 АР

Поэтому на политической сцене появляются персоны вроде самопровозглашенных губернаторов Луганской и Донецкой областей — Александра Харитонова и Павла Губарева. Кстати, именно их видят будущими лидерами всей восточной части Украины члены Луганской гвардии.

“Люди отстаивают свою точку зрения, свой край. Они в тюрьму пошли ради убеждений”, — на условиях анонимности говорит человек в камуфляже из луганского палаточного городка.

Но узнаваемость таких “губернаторов” в регионе невысока.

“Их фамилии знакомы разве что тем, кто регулярно ходит на митинги”, — подчеркивает Киркач.

Новый лидер востока должен быть скорее понятным, нежели умным, — такую формулу выводит руководитель областной организации Батьківщини Константин Матейченко.

“У нас электорат боится интеллектуальных людей: мол, раз умный, значит нас обманет”, — рассуждает он.

Еще два критерия — человек должен быть “своим” и желательно мужчиной.

“Восток более патриархален, чем запад Украины, и ярко выраженный феминизм здесь не воспринимают”, — объясняет Иванов.

Последний критерий — поддержка идеи неделимой Украины: вопреки стереотипам, сепаратизм на востоке не в моде.

По сути, всем этим критериям отвечает Ринат Ахметов.

“Безусловно, наибольший авторитет был у Ахметова, — признает Нагорняк. — И для него самого это знаковый момент. Ему суждено либо укрепить статус “хозяина Донбасса”, став народным героем, либо уйти навсегда с политической арены”.

Но пока богатейший украинец дистанцируется от политических процессов: он воздержался и от занятия кресла губернатора Донецкой области, которое, по слухам, ему предлагали, и от резких заявлений.

В Луганске в качестве лидера видят Ефремова.

“Тут его знают и как человека, и как руководителя”, — отмечает Ткаченко.

Иванов согласен с чиновником, но делает одну оговорку: стать Махатмой Ганди или Мартином Лютером Кингом для Луганского региона Ефремов все же не сможет.

 
 АР

Руководство к действию

Главный вывод, который можно сделать уже сегодня, — каждая восточная область получит собственного лидера и свой вектор развития.

“Нет такого феномена, как Восточная Украина. На самом деле Луганск, Харьков, Донецк, Запорожье, Днепропетровск — это абсолютно разные регионы”, — убежден Иванов.

Едва ли не единственной общей чертой областей он называет доминирование русского языка. Это подтверждает и социология.

“Можно сказать, что самый большой [президентский] рейтинг у Сергея Тигипко. Но это от 7 % до 9 %, а у остальных — вообще 3-4 %, — напоминает директор фонда Демократические инициативы Ирина Бекешкина. В качестве примера неоднородности востока она приводит Добкина: — Его неплохо поддерживают в Харькове, а в Донецке не знают”.

Прежний стандартный набор, с которым политики шли к восточным избирателям, на предстоящих президентских выборах уже не сработает, считает политтехнолог Сергей Гайдай. Так, русский язык и дружбу с Россией многие сейчас могут воспринять как антигосударственные и сепаратистские лозунги.

“Поэтому если восток всегда голосовал консолидированно, то теперь будет галерея, из которой предстоит выбирать”, — поясняет эксперт.

Вполне возможно, место единого лидера на востоке займет целая партия.

“По справедливости, это должна быть Партия регионов, которая допустила такой беспредельный произвол со стороны Януковича, бросившего в конце концов и поддерживающие его регионы, и родную партию”, — считает народный депутат от ПР Нестор Шуфрич.

Вскоре ПР соберется на съезд. По словам бывшего губернатора Донецкой области, депутата Анатолия Близнюка, по итогам съезда многие регионалы лишатся партбилетов.

“И после этого мы скажем: да, нас осталось 30 %, но мы за целостность Украины, мы готовы защищать интересы Донбасса. И предложим людям механизм, как мы будем это делать”, — обещает политик.

Уделить внимание востоку придется и центральной власти, ведь Донбасс называют самым опасным после Крыма регионом в плане российского вторжения.

“Почему люди ходят с российскими флагами? Потому что освободилась ниша лидера, и для некоторых [президент РФ] Владимир Путин стал таким человеком”, — говорит донецкий блогер Денис Казанский.

Но Киев пока бездействует.

“За последнее время никто из представителей власти не побывал в проблемных регионах, — сетует бывший вице-премьер-министр Украины Владимир Семиноженко. — Отсутствие диалога с восточными областями может иметь серьезные отрицательные последствия”.

Первое, что должна сделать новая власть, — расширить полномочия регионов в экономической и гуманитарной сферах, считает Лукьянченко. Второе — остановить аресты местных активистов.

“Сейчас вообще не нужно раздражать восток и юг. Следует действовать аккуратно и тихо, а не провоцировать людей на отчуждение от центральной власти”, — добавляет Карасев.

А еще Киеву настоятельно  советуют не навязывать востоку руководителей.

“Здесь довольно много людей, которые пользуются симпатией среди населения, знают ментальность региона, — подчеркивает Иванов. — Если они не запятнали себя сотрудничеством с режимом Януковича, их можно использовать, а не забивать гвозди товарищами из Тернополя”.

Также очень важно проводить правильную информационную политику, постоянно объяснять жителям востока, почему власть принимает то или иное решение. И постепенно приучать людей к тому, что не стоит голосовать исключительно за “своего”, — причем это касается всей Украины, полагает Гайдай.

“И на востоке и на западе сейчас очевиден запрос на единого лидера, на человека, который делает не деньги, а страну”, — уверен эксперт. Правда, добавляет: такие люди в украинском политикуме еще не проявились. 

***

Этот материал опубликован в №11 журнала Корреспондент от 21 марта 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинаХарьковЯценюкДонецкЛуганскГубернаторКернесдонбассБатьківщинаТарутаполитикаМихаил ДобкинВиктор ЯнуковичВадим КарасевГубарев
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях