ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Штатный советник Джеффри Пайетт Эксклюзив

Дмитрий Русин, 9 апреля 2014, 08:00
51
9634
Корреспондент: Штатный советник  Джеффри Пайетт
Фото: Корреспондент.net

Посол США в Украине Джеффри Пайетт рассказал Корреспонденту, будет ли НАТО воевать за Украину, каковы планы Владимира Путина и на каких условиях Штаты предоставят нам финансовую помощь.

Джеффри Пайетт, посол США в Украине, проработал в Киеве всего восемь месяцев. Это его посольский дебют, но зато он отличился на дипломатическом поприще в “проблемных” странах Азии и Латинской Америки.

Послужной список Пайетта дал экспертам повод предполагать, что госдепартамент США причислил к “проблемным” странам и Украину. Тогда президент Виктор Янукович еще активно вел государство в сторону Евросоюза, и такой прогноз вызывал легкое недоумение.

Время расставило все на свои места: на период работы Пайетта в Украине пришлись резкий геополитический разворот Януковича в сторону России, Евромайдан, революция, бегство президента, приход оппозиции к власти, аннексия Крыма и военная угроза со стороны РФ.

Индийские СМИ в 2006 году называли Пайетта, который в тот период был заместителем руководителя дипломатической миссии Соединенных Штатов в Дели, “железной рукой США”. Ожидая встречи с послом в кабинете, Корреспондент представлял картинки из серии агитационных плакатов советской эпохи об американском империализме, руке Запада и агрессоре США.

Хозяин кабинета вошел стремительно. На лице — широкая американская улыбка, одна рука тянется для рукопожатия, во второй — конверт. Сразу после приветствия Пайетт усаживается в кресло и, крутя в руках письмо, объясняет: он только что встречался с учениками киевской школы с углубленным изучением английского языка.

“Они написали целые стопки писем, которые хотят оправить в США, чтобы рассказать, что на самом деле происходит в Украине, — говорит посол. — Они чувствуют, что российская пресса и телевидение искажают реальную картину происходящего в стране”. Однако нас интересовали более важные вопросы.

 

—  США не смогли выступить гарантом территориальной целостности Украины. Крым — уже  оккупированная территория. В  итоге ценность любых подписей  на договорах свелась к нулю.  Вам не кажется, что это приведет к краху всей системы международной дипломатии и США  наряду с Великобританией несут за это ответственность?

— Будет неверно утверждать, что США не справились с выполнением своих обязательств перед Украиной. Нужно четко понимать, что США, и об этом говорил президент [Барак] Обама, преданы делу сохранения территориальной целостности и суверенитета Украины: мы не признаем так называемый референдум, навязанный Крыму Россией, не признаем аннексию Крыма и считаем, что Крым был и остается частью современной Украины.

Будапештский меморандум 1994 года, под которым подписались три стороны, утверждает, что его подписанты уважают территориальную целостность и суверенитет Украины. И очевиден факт, что Россия не смогла выполнить свои обязательства. Соединенные Штаты — и это предусматривается положениями меморандума — созвали консультации со странами-подписантами. Именно Россия отклонила свое участие в этих консультациях и не выполнила обязательства.

—  Тем не менее Крым остается  в руках РФ. Что нам делать?

— Крым оккупирован Россией, но фактически он остается частью Украины. Мы приложим все возможные усилия, чтобы изменить ситуацию. Географические реальности (размер России) говорят о том, что единственное решение этого кризиса — дипломатическое. Механизма разрешения ситуации военным способом нет.

 

—  The Wall Street Journal пишет  о провале американской разведки, которая “проспала” подготовку России к военному вторжению.

— Я не собираюсь обсуждать деятельность американской разведки в этом вопросе. Но никто, даже те, кто был в Киеве, не мог предвидеть, что [президент РФ Владимир] Путин зайдет так далеко и вторгнется в Крым.

Мы постоянно высказывали свою обеспокоенность действиями по возбуждению сепаратистских настроений в Крыму. Точно так же сейчас мы обеспокоены теми настроениями, что культивируются на востоке Украины. Я имею в виду внешнее воздействие.

В этом отношении абсолютно правильно сделал премьер-министр Украины [Арсений] Яценюк, когда выступил с речью и попытался наладить контакт со всеми регионами, сделать политику более инклюзивной — в процессе конституционных реформ учитывать интересы всех регионов.

—  Как далеко США могут зайти  в применении санкций в отношении России?

— Санкции, которые уже применены, произведут существенный эффект на российскую экономику, на Путина, на тех людей, что вовлечены в процесс принятия решений. Президент Обама и правительство однозначно заявили, что, если Россия продолжит двигаться в избранном ею направлении и, не дай бог, захватит восточные области Украины, к ней будут применены дальнейшие санкции.

Но мы стараемся найти дипломатический путь решения этого кризиса, учитывающий и интересы России. Если Путин не воспользуется этим путем, ему придется заплатить за такой выбор.

 

—  Возможна ли помощь НАТО  в случае военной агрессии России?

— Президент Обама по этому поводу четко высказался: “Мы не будем вступать в войну с Россией из-за Украины”. Думаю, что и Россия не хочет платить такую цену и вступать в военную конфронтацию с Западом.

РФ нужны хорошие отношения с Украиной, чтобы ее продукция и товары могли идти транзитом через Украину в Европу. Так же думают и мои коллеги в украинском правительстве, с которыми я общаюсь. Они тоже заинтересованы в конструктивных отношениях с Москвой. Но сейчас решение [остается] за Россией.

—  Очевидно, что политические  методы не действуют. Адекватен ли политик Путин?

— Мы еще не увидели окончательную цену, которую должен заплатить Путин в результате уже примененных санкций. По мере того как ряд санкций со стороны США и Евросоюза начнет усиливать свое влияние на Путина, это определенным образом повлияет на него и приближенных к нему людей, чтобы они начали делать шаги по деэскалации напряженности.

—  В Польше возле украинской границы, по сообщениям  очевидцев, увеличивается контингент войск. У некоторых экспертов возникли опасения,  что Украина может повторить  судьбу Польши в 1939 году,  когда произошел ее раздел  между фашистской Германией и СССР.

— Фундаментальный принцип политики США — украинцы сами должны определять свой путь развития. Что касается США, то никаких договоренностей или переговоров о возможном разделе Украины не будет. Ничего подобного пакту Молотова — Риббентропа, когда судьба страны решается без ее участия, не будет.

 

—  Но усиление войск в государствах ЕС возле украинских  границ происходит?

— Мы четко заявили о нашей приверженности соблюдать обязательства по обеспечению коллективной безопасности перед нашими партнерами по НАТО. И в контексте этих обязательств определенное скромное укрепление нашего присутствия в некоторых странах НАТО произошло. Но это и близко не сопоставимо с тем, что Россия делает возле северных, восточных и южных границ с Украиной, когда увеличение численности происходит на десятки тысяч людей.

—  План Путина о захвате юго-востока Украины — это миф или  реальность?

— О намерениях Путина мне трудно делать какие-либо предположения и прогнозы. Как отметил президент Обама, мы по-настоящему не знаем, каковы планы Москвы в связи с увеличением [численности] войск возле украинских границ. Но мы надеемся, что Москва отведет свои войска на предыдущие места их дислокации, чтобы снять напряжение.

—  Это правда, что Яценюку во  время его визита в США и другим украинским политикам откровенно говорили, что Украина  сможет получить западные кредиты только после президентских выборов? Не будет выборов — не будет и денег?

— Это неправда. Мы считаем, что президентские выборы должны пройти, как и было запланировано, 25 мая. И все кандидаты в президенты, с кем я общался, — [Виталий] Кличко, [Юлия] Тимошенко, [Петр] Порошенко, — выразили уверенность, что выборы должны пройти именно в этот день.

 

А что касается нашей помощи, то мы не ждем выборов. Вчера палата представителей и сенат утвердили решение о предоставлении кредита в размере $ 1 млрд. Аналогично мы продвигаемся и в вопросе предоставления технической помощи, учитывая, что это правительство делает все необходимое для технической модернизации экономики.

Выборы — это чрезвычайно важно, но уже сейчас мы движемся в направлении предоставления финансовой помощи Украине, чтобы она реформировала свою экономику.

—  Новому украинскому правительству исполнился месяц. Как  вы считаете, темп, который они  взяли, достаточен или все происходит слишком медленно?

— Это впечатляющий прогресс. Я думаю, важным прорывом стала договоренность с МВФ о предоставлении кредитной линии в размере от $ 14 млрд до $ 18 млрд. Также мы приветствуем принятие закона о государственных закупках — он поможет очистить правительство от огромной коррупции, которая была в этой сфере. Я вижу у правительства понимание того, что у них нет времени на раскачку и им надо действовать.

—  Насколько украинские политические лидеры прислушиваются к мнению США?

— Об этом лучше спросить у них самих. Но хочу сказать о фундаментальном принципе, на который опирается политика Соединенных Штатов Америки. Он не имеет ничего общего с тем, что у нас есть какие-то фавориты и мы кому-то отдаем предпочтение, а кому-то нет. Мы поддерживаем украинский народ и его политический выбор, поддерживаем болезненные, но необходимые реформы. 

 

***

Этот материал опубликован в №13 журнала Корреспондент от 4 апреля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: МВФНАТО-УкраинаУкраина-ЕСУкраина-РоссияУкраина-СШАКрымпомощьБарак ОбамаВладимир ПутинДжеффри Пайятт
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях