ГлавнаяУкраинаПолитика
 
Этот материал опубликован на Корреспондент.net в рамках официального партнерского соглашения с BBC Украина

Слишком много демократии: о чем говорят на границе с РФ - BBCСюжет

BBC Україна на русском, 27 апреля 2014, 17:52
265
40529
Слишком много демократии: о чем говорят на границе с РФ - BBC
Фото: BBC

"Что, готовим белую простыню?", - шахтер Анатолий шутливо машет в воздухе воображаемым флагом и кивает головой в сторону российской границы.

Поселок Бирюково Луганской области. Граница начинается за полями, часть которых уже вспахана, а на другой пасется скот. Местные жители, которые часто бывают на российской стороне, говорят, что в четверг видели российские танки в трех километрах от границы, в районе Новошахтинск. Но потом техника отступила дальше.

Крестьяне, с которыми удалось поговорить, надеются, что на их земле все же не начнутся военные действия.

"Мы же все здесь перекрестились", - говорит Ольга, жена Анатолия. Объясняет, что имеет родственников и в России, и в Киеве: "Нам нельзя воевать. Это надо всем докумекать. Нам в Америку далеко, а здесь мы все рядом".

Говорит, что все ее коллеги и знакомые не поддерживают ни присоединения Донбасса к России, ни федерализации, за которую выступают пророссийские активисты.

"Нет у нас таких желающих в нашем поселке, хотя мы живем на самой границе. Пусть будет единая Украина. У нас в России никто не хочет, - говорит Ольга. - Надо всем заглохнуть и не угрожать друг другу, что земля будет гореть. Все перессорились между собой".

Пророссийских сепаратистов, которых Киев называет террористами, обзывает бранными словами.

"А сколько их там? - говорит о повстанцах в Славянске, самой горячей точке Донбасса. - Чего они сидят там и кричат, и чего им позволяют кричать уже 20 дней? А другие все боятся. Надо их схватить и забыть обо всем этом".

"Кто-то же их спонсирует, кому же это выгодно, - рассуждает далее. - Но ясно, что не нам. Все это понимают, но все это терпят. Мы ждем. Пока нас никто не обижает ".

И не удерживается от параллелей с зимними событиями в Киеве: "Так же и Майдан там создался. Это мусорник был. И что они выиграли? Много демократии у нас".

"Западенцы"

Свою порцию критики получает и Западная Украина: "Там больше против нас настроены. Я ездила по путевке, от турфирмы. Мы походили, погуляли, просим воды, а они говорят: "Нет воды, вода в долине". Нехорошо это. Но я не говорю, что все такие".

Анатолий тихо поддакивает сбоку. Чувствуется, что фраза "вода в долине" в их семье стала мемом.

Однако Ольга тут же находит позитив и в "западенцах": "Зато там чисто, красиво, а к нам заезжаете - сразу как в одно место. Хотя тут тоже деньги оседали".

И переходит на примирительное : "У нас много западенцев. Приезжали работать на шахте, так остались целыми семьями в селе".

Поля

На переднем плане еще ​​Украина. На заднем - Россия. Где-то в четверг видели колонны танков

 

Обиду на западную Украину не скрывают и в соседнем Свердловске.

Шахтер Николай, который зарабатывает, по его словам, совсем неплохо - 6000 грн - говорит, что на "западной" привыкли торговать за границей сигаретами и пивом, и там такой зарплатой никого не удивишь.

Но больше его затрагивает не изобилие западных украинцев, а то, что "западенцы", как он говорит, не считают жителей Донбасса за людей и пренебрежительно отзываются о шахтерах.

Когда он рассказывает мне, уроженцу Коломыи, замечаю в его взгляде глубокую обиду, которая бывает, наверное, только между родственниками.

"У них воспитание такое. Их с детства так воспитывают", - вмешивается в разговор его товарищ. И резко переходит на раздражающую для местных тему национализма: "Бандера и Шухевич у них герои. А для нас они фашистские пособники".

Оба мужчины верят, что на Донбассе действует "Правый сектор", хотя в своем Свердловске, говорят, его еще не видели. "Сидят по квартирам, ждут", - предполагает Анатолий.

Спрашиваю, как можно будет распознать бойцов-националистов, если они все-таки появятся на улицах.

"У них говор другой, и здороваются "Слава Украине", - объясняет Анатолий.

"Прийти на все готовое"

Рядом с мужчинами три женщины, принимают пожертвования для пророссийских активистов, забаррикадировались в луганском офисе СБУ. Люди приносят закрутки, консервы, крупы, масло, одежду, спальные мешки и матрасы. С гордостью говорят, что все это делается добровольно.

Своих имен женщины не называют. Молодая объясняет, что работает "почти в госучреждении", и намекает, что уже были проблемы из-за ее пророссийской позиции.

Рассказывает, что хочет референдума об особом статусе Донбасса, "а дальше будет видно". И не хочет, чтобы на ее земле добывали сланцевый газ и чтобы Киев брал кредиты МВФ.

Ее старшая подруга, узнав, что среди журналистов есть россияне, шутливо предлагает им: "Возьмите нас к себе".

КП Довжанский

Пограничный пункт Довжанский. Машин мало, никаких очередей. Военные очень серьезны

 

Много говорит об Америке, говорит, что не верит в начало войны между Украиной и Россией, но при этом ждет, когда Россия наконец введет войска: "Они придут нас защищать".

Спрашиваю, насколько ее позиция популярна в городе и почему пророссийские митинги не имеют массовости.

"Потому что все закрылись дома и сидят, - говорит с обидой на односельчан. - Хотят на все готовое прийти".

Третья женщина поддакивает двум подругам, но когда начинает говорить сама, то оказывается, что взгляды на будущее Донбасса у нее радикально противоположные.

Она тоже не поддерживает власть в Киеве, тоже хочет референдума о "чем-то типа автономии", но становиться частью России не спешит. Говорит, что 70% местного населения против этого.

"Мы хотим, чтобы нас оставили в покое", - эту фразу в течение двух дней я слышал по меньшей мере семь раз от разных людей в разных концах Донбасса.

Затем переходит на тему Майдана и, обругав "фашистов", неожиданно с симпатией и сочувствием говорит о тысячах людей, которые вышли на протест, потому что хотели лучшей жизни: "Мы же понимаем, что там разные люди были, не все фашисты. Просто их обманули в конце, и снова у власти не те, кто надо".

На улице возле пункта для сбора пожертвований, в котором работают женщины, висят сразу три флага: сине-желтый, российский триколор и красно-синий флаг УССР.

На блокпостах сепаратистов видеть сине-желтый флаг пришлось только раз. В основном, развеваются триколоры, символы "Донецкой народной республики" и казачьих организаций. Зато украинские флаги на Донбассе висят на многих государственных и некоторых частных учреждениях, например, банках.

Под каким из этих флагов будет жить Донбасс завтра - вопрос к самим жителям Донбасса. Но, наверное, не под белым.

Источник: BBC Україна

СПЕЦТЕМА: Обострение в Донбассе
ТЕГИ: РоссияУкраинаграница
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях