ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Чин чином вышибают. Так ли легко уволить чиновникаЭксклюзив

Дмитрий Москаленко, 19 мая 2014, 20:02
30
5665
Корреспондент: Чин чином вышибают. Так ли легко уволить чиновника
Фото: Униан

После принятия правительством решения о сокращении численности чиновников на 10% прошел месяц. Корреспондент проверил, как в министерствах его выполняют — с реформаторским подходом или по старинке.

“За что мы флагами на Майдане махали?!” — возмущается в разговоре с Корреспондентом чиновница из Министерства финансов, пожелавшая остаться инкогнито.

Она одна из тех, кому угрожает сокращение, объявленное новым правительством. По мнению чиновницы, никакой логики в принципах урезания штата не прослеживается.

“Все зависит от твоего непосредственного начальника, — рассказывает собеседница издания. — Сможет доказать наверху, что департамент нужен и что его работников нужно сохранить как можно больше, — так и будет. Если нет, то нет”.

Госслужащая подчеркивает, что никаких аттестаций нынешних чиновников или конкурсов на замещение новых должностей не проводится — все кадровые решения принимает начальство по своему усмотрению.

Руководство Минфина сохранило принцип 10 %-го сокращения, но первое, что бросается в глаза, — неизменность количества руководителей. Обструкции подверглись три департамента, зато появились три новых: ликвидировали информационно-аналитический и хозяйственный департаменты, а из трех управлений департамента финансов социальной сферы создали самостоятельные подразделения.

“Зачем так поступили, лучше ответит мой заместитель, руководитель аппарата”, — ушел от ответа министр финансов Александр Шлапак.

Но и его зам Владимир Матвийчук тоже не прояснил ситуацию.

В патронатной службе министра попытались заступиться за своего шефа.

“Вы же понимаете, что социальная сфера — приоритет для нас, и основная задача сейчас — обеспечить финансами именно этот сектор. Поэтому его и усилили”, — объяснил Корреспонденту чиновник, пожелавший остаться неизвестным.

Ради денег

В министерствах экономический эффект от сокращений не просчитывали, но министр финансов посоветовал оценивать его из расчета 3.500 грн. на одного уволенного в месяц. Если учесть, что одно ведомство сокращает от 20 до 120 работников, то каждое должно дать от 840 тыс. до  5 млн грн.

Только результат от сокращения чиновников наступит не сразу. Они могут работать еще два месяца, после увольнения получить “отходные” две зарплаты и еще год получать помощь в службе занятости.

Более быстрый эффект от сокращения вакантных мест.

“Эти деньги все равно закладывались в бюджет на зарплаты и могли использоваться на доплаты. Теперь доплат и премий станет меньше”, — говорит министр здравоохранения Олег Мусий.

В Минздраве таких мест было 15, в МИДе — 25, в министерствах соцполитики, экономразвития — около 30.

“В расход” в Минфине пошли компьютерщики, программисты, канцелярия и водители — эти подразделения сократили более чем наполовину, так что за их счет смогли увеличить штат  в других структурах. То же Минфин советует и другим учреждением.

Водителей, правда, увольняют во всех ведомствах, после того как правительство приняло решение о сокращении автопарка и продаже автомобилей. А вот с канцелярией — теми, кто обеспечивает оборот документов, — тяжелее. 

“Пока справляемся, а потом… Будут бить — будем плакать”, — шутит один из чиновников канцелярии Минфина.

Так же и с персоналом, поддерживающим работу компьютеров и серверов.

“У нас пока еще не решили, как именно будут справляться без программистов и компьютерщиков. Скорее всего, придется привлекать кого-то на аутсорсинг”, — говорит источник в министерстве. А это все равно дополнительная трата денег.

Большая чистка

Для министров реорганизация ведомства — шанс провести чистку в рядах среднего руководящего звена и привести на должности “своих людей”. Если назначение новых заместителей министров проходит практически без проблем, то начальника среднего звена уволить очень трудно — он надежно защищен законами.

“Это годами проверенная схема: уволить чиновника нельзя, но в связи с реорганизацией ему можно предложить другую, пониже должность в министерстве и таким образом вынудить его уйти по собственному желанию”, — рассказывает Корреспонденту опытный аппаратчик, член парламентского комитета по вопросам государственного строительства и местного самоуправления Анатолий Близнюк.

Большинство министерств только приступили к планированию реорганизации. Даже Минфин, контролирующий весь процесс, утвердил свое новое штатное расписание лишь на этой неделе, спустя месяц после принятия правительством решения о сокращении. В Минздраве тоже пока работают над документом, но глава ведомства Мусий настроен решительно.

“Руководители всех департаментов и управлений будут уволены. Не останется никого”, — делится Мусий планами с изданием.

Наибольшая проблема для главы Минздрава — управление, занимающееся госзакупками. Все тамошние чиновники находятся на “хроническом больничном”, и уволить их можно только по реструктуризации.

“В управлении реально нет людей, которые могут проводить тендеры по новым правилам”, — сетует Мусий.

Больше всех повезло министру молодежи и спорта Дмитрию Булатову — ему не придется сокращать людей, в том числе руководителей. В его ведомстве и так много вакансий, появившихся незадолго до окончания революции.

29 января тогдашний  и. о. премьер-министра Сергей Арбузов подписал постановление об увеличении числа чиновников Минмолодежи на треть, со 180  до 237 человек. Сейчас в центральном аппарате у Булатова должны остаться 213 человек.

“Это повышение было связано с тем, что нам вернули функции министерства и переподчинили объекты Агентства по проведению Евро-2012”, — поясняет замминистра Игорь Гоцул.

А так как политический кризис был в разгаре, то министерство не успели доукомплектовать.

“У нас нет проблемы сокращения людей. Есть проблема эффективного управления, чтобы решать вопросы”, — поясняет замминистра.

Ожидаются ротации и в других ведомствах.

“Главное, чтобы сами министры хотели проводить реформы, а не трудоустраивать “своих людей”, которые даже при всем своем желании что-то делать не имеют представления о государственном управлении”, — говорит Близнюк, отмечая, что окончательно судить о результатах можно будет после того, как новые чиновники будут назначены и покажут себя в работе.

Близкие люди

Между тем привести “своих” министр способен, даже не увольняя старые кадры и не объявляя конкурс на замещение вакансии. Устроить нужных соратников можно в так называемую патронатную службу министра — эта возможность появилась три года назад.

“У министра есть полномочия назначать людей без конкурса, но при условии прохождения специальной проверки. Правда, следующий министр также обладает полномочиями уволить этих людей”, — рассказывает замминистра иностранных дел Андрей Олиферов.

Экс-глава МИДа Константин Грищенко не приводил никого, Леонид Кожара привел двух-трех человек. Нынешний министр, Александр Дещица, тоже привел нескольких сотрудников, но Олиферов затруднился назвать их точное количество.

Примечательно, что ни одно из министерств не сократило патронатную службу своего главы. В среднем это 10-30 человек, и во многом они дублируют функции других подразделений.

“Даже когда это один документ, который разрабатывается департаментом и визируется его начальником, иногда очень важно посмотреть на него сторонним взглядом, чтобы увидеть неточности”, — поясняет Олиферов необходимость такой службы.

“Патронатная служба — это приближенные министру люди, которым я доверяю, которые думают точно так же, как и я”, — говорит Мусий.

В службе главы Минздрава трудятся 11 человек. Двое из них фильтруют документы, приходящие министру на подпись, есть человек, отвечающий за встречи министра, личный пресс-секретарь.

“Один из них занимается отслеживанием и организацией поздравлений всех со всеми праздниками”, — отмечает Мусий.

Есть и новые должностные обязанности — куратор направления медицинской самоорганизации.

“Это и коммуникации с Верховной Радой, и организация выездных промотуров о том, что будет изменена система управления, министерство поделится своими полномочиями и отдаст их часть общественным структурам”, — делится планами Мусий.

Лидер по размеру патронатной службы — Минфин. Тут у министра кроме пресс-секретаря и шести помощников в штате еще 30 человек.

“Туда загнана целая куча подразделений, которые в других ведомствах разделены по разным службам. Например, у нас нет отдельной пресс-службы. Работа с международными организациями — тоже здесь”, — поясняет Шлапак, рекомендуя следить за общим, а не внутренним сокращением каждого отдельного ведомства.

Кстати, отход Крыма к России сыграл многим министерствам на руку — при сокращении чиновников не центрального аппарата, а региональных отделений. Как сообщил источник в правительстве, за счет ликвидации крымских представительств ведомства надеются выполнить половину плана по 10 %-му сокращению.

На старый лад

Чиновники в один голос твердят, что дальнейшее урезание уже невозможно.

“Это оптимальный вариант. Любые дальнейшие сокращения пойдут только во вред министерству”, — уверен Олиферов.

“Можно и 50 человек оставить, но смогут ли они выполнять свои функции?” — дополняет глава Минздрава.

По расчетам Мусия, ему вообще нужно на 100 человек больше, чем есть сегодня.

“Чиновники сейчас в основном заняты написанием разных ответов. И чтобы министерство могло выполнять свои функции — организацию медицинской службы, — людей не хватает”, — отмечает министр.

Впрочем, эксперты уверены: простое сокращение принесет мало пользы.

“Сам по себе бюрократический аппарат склонен к самовосстановлению”, — считает советник по административной реформе министра регионального развития Юрий Ганущак.

Последний раз “обрезание” организовали в сентябре 2011 года. Тогда сократили 20 % чиновников, но уже в конце ноября Минэкологии разрешили иметь на 18 госслужащих больше. Предыдущее правительство вносило корректировки в количество чиновников в министерствах 33 раза — и каждый раз их число увеличивалось на 20-30, а то и сотни человек.

В основном прирастали не министерства, а более мелкие госструктуры. Но суммарно количество чиновников выросло на 10 %.

“Если речь идет о том чтобы сокращать министерства для экономии средств, то вопрос стоит очень просто: нужны ли нам вообще министерства как таковые?” — задается вопросом Ганущак.

По мнению советника министра, без изменения подходов в государственном управлении наподобие тех, что используются в бизнесе, ситуация с госаппаратом не изменится. Согласны с ним и чиновники.

“Оптимизация была косметическая — мы просто должны были выполнить требование правительства”, — признает Олиферов. 

***

Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 16 мая 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал Корреспондентчиновникиминистерствосокращение
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях