ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Мнение. Украина имеет шанс изменить милицию

Корреспондент.net, 27 февраля 2015, 09:45
35
3511
Корреспондент: Мнение. Украина имеет шанс изменить милицию
Фото: пресс-службы Виталия Кличко
Украинцы с энтузиазмом восприняли возможность стать частью новой патрульной службы

Реформа МВД у многих вызывает скепсис. Однако я на собственном опыте убедилась: шанс всё-таки есть.

«Хочешь, я тебе сломаю руку?» — спросил мужик со стеклянным взглядом у своего соседа по маршрутке. Его товарищи на задних сиденьях дружно заржали. «Я бы мог тебе голову сломать. Но не буду! А руку могу! Хочешь?» — продолжал хулиган на радость и страх публики в салоне. Сидевший рядом хипстер с тонкими ножками в узких джинсах, встал и поспешил в другой конец маршрутки, пишет Вероника Мелкозерова, корреспондент рубрики Жизнь журнала Корреспондент, в колонке, опубликованной в №7 издания от 20 февраля 2015 года.

«Эмвэдэ!» — гордо и почти в унисон выкрикнула ему вслед пьяная компания. Подвыпившие оказались бывшими сотрудниками Министерства внутренних дел. Видимо, из числа тех, кто не прошёл переаттестацию и был уволен ввиду реформы МВД, задуманной Экой Згуладзе и Арсеном Аваковым. А вот хипстер, наоборот, уже летом может оказаться среди народных полицейских, которые будут задерживать нарушителей общественного порядка вроде тех парней из маршрутки.

В числе 30 тыс. человек, подавших анкеты на поступление в «патруль Авакова» — новую службу, создаваемую на базе ГАИ и ППС, — была и я. После 6 февраля, когда приём анкет всех желающих был окончен, нас начали приглашать на отборочные экзамены. Сначала экзамен на интеллект, потом сдача нормативов по физкультуре и психологический тест.

Мне предстояло сдавать экзамен на ум и разум в Институте права и психологии при Академии МВД. Помня известную поговорку, что «милиционеры ходят парами, так как один умеет читать, а другой — писать», к экзамену особо не готовилась.

Будущие «копы» в тот день заполнили все компьютерные классы университета. В течение полутора часов им предстояло ответить на 60 вопросов по логике, математике, языкознанию и аналогиям. Со мной в классе сидели ещё 11 парней, внешне они выглядели как вчерашние студенты, к тому же не очень опрятные.

Опыт службы в органах я определила только у одного соперника — по солдатской выправке и тяжёлым армейским ботинкам. Соседнее место пустовало, а табличка Резерв на столе вызывала сомнения в честности экзамена. Инструктор так и не смог внятно объяснить, для кого зарезервировал столик.

Тест неожиданно оказался довольно сложным. Вычислить среднее арифметическое шести чисел, которое в сумме могло бы равняться двум квадратным корням других простых чисел. Много задач на процентное соотношение. «Если в течение 20 с кассир Зина отсчитывает 500 купюр по 10 грн, то какую сумму Зина насчитает в течение 40 мин., если будет считать с той же скоростью?».

Мой мозг отказывался работать, но вместе с тем пришла уверенность: а ведь с этим тестом справятся только те, кто действительно обладает интеллектом и может отличить простое число от составного или составить логическую цепочку. В итоге я набрала 44 из 60 баллов. Мои соседи — от 41 до 52.

«Сложно было? Сколько набрала?» — спрашивали взволнованные, словно школьники перед ВНО, мужчины и женщины из следующей группы тестируемых. Глядя на их интеллигентные лица, трудно было поверить, что они смогут кому-то врезать дубинкой или брызнуть из баллончика в лицо.

Не верят в успех мероприятия и нынешние стражи порядка. «Скоро будут вас всех охранять кухарки и танцоры! Пусть-пусть! Ещё заскучаете», — пообещал милиционер Ваня, ожидая вместе с напарником, когда врачи поднимут на ноги наркомана в столичной Больнице скорой помощи.

Представила себя в форме полисмена — стало смешно. Нет, не пойду в полицию.

Но дома позвонила бабушка. «Уже четвёртый раз за неделю нам ломают домофон! Выходила смотреть, кто там шумит. А потом испугалась и убежала к себе», — тараторила она.

Всю ночь кто-то таскал по лестнице её дома что-то на чердак. А утром соседи оказались заблокированными в подъезде. Магнит заклинило, но ремонтники отказались снова ехать на вызов. Пришлось упрашивать с помощью милиции.

Когда замок разблокировали, бабушка стала просить милиционеров проверить чердак. На всякий случай. По данным самого МВД, за 2014 год оборот нелегального оружия увеличился в трое — только из зоны АТО выехало 4 млн стволов. А из вывезенных оттуда миномётов бомбили военкоматы и военные части в Харькове и Ровно.

«Ведь не могут же бомжи так настойчиво рваться туда. А вдруг там бомба или оружие прячут. Ну что вам стоит на два этажа подняться?» — упрашивала бабушка. Но доблестная милиция отказалась преодолеть два лестничных пролета. Мол, это компетенция участкового.

Допустим, чаще всего заявления старушек оказываются выдумкой. Однако сотрудники правоохранительных органов всё же были обязаны подняться и проверить — ведь обещали «служить и защищать»

Допустим, чаще всего заявления старушек оказываются выдумкой. Однако сотрудники правоохранительных органов всё же были обязаны подняться и проверить — ведь обещали «служить и защищать». Мне стало стыдно за них. На их месте я точно бы поднялась на чердак, чтобы успокоить человека, который чувствует себя беззащитным в трудное время.

Но слуги закона, успевшие отличиться взяточничеством, групповым изнасилованием во Врадиевке и избиением активистов на Майдане, вряд ли разделят мои переживания. Может, полицейская реформа и правда изменит эту систему к лучшему? Может, и мне самой стоит сменить профиль?

Ближайший экзамен — физкультура.

***

Этот материал опубликован в №7 журнала Корреспондент от 20 февраля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинаМВДмилицияреформа
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях