ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Повторно потерянная Родина. Интервью с Мустафой Джемилевым

Корреспондент.net, 10 марта 2015, 07:46
55
9104
Корреспондент: Повторно потерянная Родина. Интервью с Мустафой Джемилевым
Фото: Reuters
Мустафе Джемилеву запретили въезд в Крым на 5 лет

Лидер Меджлиса Мустафа Джемилёв тяжело переживает ситуацию, в которой оказался лично он и возглавляемый им Меджлис.

Однако с оптимизмом смотрит в будущее и надеется на возвращение Крыма в состав Украины, пишет Евгения Вецько в №8 журнала Корреспондент от 27 февраля 2015 года.

71-летний Мустафа Джемилев пережил две депортации из родного Крыма. В 1944-м его семью вывезли в Узбекистан. На полуостров он смог вернуться только в 1989-м. В апреле 2014 года лидер крымско-татарского народа снова лишился дома: российские власти запретили ему въезд на территорию РФ и Крыма на пять лет «в связи с разжиганием межнациональной розни».

— Московский суд вновь запретил вам въезд в Россию, в том числе в Крым. Как юридически обоснован запрет?

— Я согласился на предложение некоторых московских правозащитников подать [иск] в российский суд иск вовсе не в надежде, что этот запрет может быть снят. То, что такого не произойдёт и никак не может произойти, было ясно уже потому, что сам [президент РФ] Владимир Путин в беседах и с президентом Австрии Хайнцем Фишером, и с президентом Турции Реджепом Эрдоганом чётко заявил, что не пустит меня на территорию Крыма. А чтобы какой-то там суд пошёл в России против воли «царя», просто представить даже невозможно.

Но дело в том, что каких-либо документов о запрете с соответствующими печатями и подписями мне не дали и даже не показали. А российские средства информации утверждали, что никакого запрета не было и что Джемилёв придумал это для саморекламы. Вот и нужно было, чтобы суд официально высказался на эту тему и выдал своё официальное решение.

Я не видел ещё решения московского Басманнного [районного] суда, поскольку из-за запрета на въезд в Россию не мог участвовать в процессе, но судя по сообщениям прессы, решение суда такое: Федеральная миграционная служба России, в ведомстве которой находятся подобного рода вопросы, решения о запрете не выносила и предъявить соответствующий документ не может, но всё равно решение, мол, правильное и законное, поскольку Джемилёв представляет угрозу национальной безопасности и территориальной целостности России. Можно, конечно, сколько угодно смеяться над подобной юридической нелепостью, но это так.

— Планируете обжаловать это решение в Европейском суде по правам человека?

— Собственно, именно для этого мне и нужно было официальное решение российского суда. Ведь не представишь же Европейскому суду по правам человека газетные вырезки или интернет-материалы. В том, что решение ЕСПЧ будет в мою пользу, нет никакого сомнения, но это ещё не значит, что после решения авторитетнейшего в мире суда дорога в Крым для меня будет открыта.

Россия сейчас не считается ни с международно-правовыми нормами, ни со своими добровольно принятыми обязательствами и подписанными договорными актами. Да и терять ей осталось мало что — ведь Москву уже практически изгнали из Парламентской ассамблеи Совета Европы, зачастую даже руки не подают на официальных дипломатических встречах. Но всё же решение ЕСПЧ и реакция России по этому поводу ещё раз продемонстрируют мировой общественности, с кем сейчас имеет дело Украина.

— Крымские татары при российской власти. Как можно коротко описать минувший год?

— После 1944-го, года депортации, этот для крымско-татарского народа, пожалуй, был одним из самых мрачных. На нашу землю, по сути, вернулся режим, очень похожий на советский. Только по некоторым признакам ещё более мерзкий.

Я не знаю точной статистики, но соотечественники говорят, что смертность от сердечных приступов, особенно среди пожилых людей, в прошедшем году в Крыму была наиболее высокой. Такого откровенного государственного разбоя в XXIвеке мало кто ожидал.

Если очень коротко о главных событиях, то это десятки обысков в поисках оружия и «запрещённой литературы», аресты активистов национального движения по нелепым и необоснованным обвинениям, похищения и убийства бандами «крымской самообороны» около двух десятков молодых людей, уничтожение бизнеса тех, кто не демонстрирует свою лояльность к оккупантам, резкий рост доносительства и стукачества, рост цен при понижении заработной платы, полная ликвидация всех демократических свобод, жёсткая цензура, грубое и унизительное для человеческого достоинства принуждение к принятию российского гражданства, рост уровня русского шовинизма, ухудшение межнациональных и межконфессиональных отношений, грубые и бесцеремонные попытки внести раскол в среду крымско-татарского народа в надежде сколотить достаточную группу коллаборационистов и многое другое.

— Можно ли сегодня говорить об угрозе новой депортации крымских татар с полуострова?

— Посадить всех в товарные вагоны и под конвоем вывезти за пределы Крыма, как это было в 1944 году, вряд ли смогут. Тогда это у Советов легко получилось, потому что практически всё взрослое мужское население было на фронте и советские доблестные чекисты расправлялись в подавляющем большинстве с их родителями и детишками. Сейчас ситуация несколько иная. Но, как и после первой оккупации Крыма Россией, в 1783 году, создаются и, видимо, будут создаваться условия, вынуждающие крымских татар самим покидать свою родину.

Меджлис призывает невзирая на трудности не покидать землю, за которую мы боролись в течение нескольких десятилетий. Но всё же около 3,5% крымско-татарского народа уже выехало за пределы Крыма. Есть опасения, что в связи усилением давления на крымских татар, особенно в связи с принудительным призывом в российскую армию, число покинувших Крым значительно увеличится.

Покидают Крым и студенты, осознавая, что дипломы вузов, полученные в оккупированной зоне, нигде, кроме России, признаваться не будут. К тому же противно и унизительно сдавать экзамены по новым очень лживым пропагандистским учебникам по гуманитарным предметам.

— Можно ли говорить о планомерном уничтожении Меджлиса? Зачем это нужно?

— Так называемые власти Крыма не скрывают, что для них сейчас главный враг — это система национального самоуправления крымско-татарского народа, то есть Курултай с 248 делегатами, избранными народом в 2013 году, Меджлис из 33 человек и сеть из около 220 местных и региональных меджлисов по всему Крыму с общей численностью около 2.300 человек. Но главные удары, конечно же, наносятся по высшему представительному органу — Меджлису крымско-татарского народа.

Его председателю Рефату Чубарову ещё в начале июля прошлого года был запрещён въезд на территорию Крыма, несколько позже запретили въезд его советнику по делам диаспоры Исмету Юкселю, месяц назад арестован его заместитель Ахтем Чийгоз. Ещё против трёх членов Меджлиса, выехавших в Киев для консультаций со своим председателем, по полученным нами сведениям, возбуждены уголовные дела, и по возвращении в Крым их тоже ожидает арест. В домах многих членов Меджлиса произведены погромные обыски, в ходе которых непременно изымались компьютерные диски с информацией.

Учреждённый Национальным съездом крымских татар (Курултаем) благотворительный фонд Крым разгромлен, на всё имущество фонда, на все его офисы и здания, где располагались службы Меджлиса и региональных меджлисов, наложен арест, многомиллионные рублёвые штрафы по нелепому обвинению, что одним из учредителей этого фонда был «иностранный гражданин», которому запрещён въезд на территорию Российской Федерации, то есть экс-председатель Меджлиса Мустафа Джемилёв.

Полагают, что если парализуют деятельность Меджлиса и его фонда, то им легко будет манипулировать мнениями крымских татар.

— Известны ли вам факты призыва крымских татар в российскую армию?

— Всем молодым людям призывного возраста независимо от национальности, в том числе и крымским татарам, пока вручают повестки с требованием встать на воинский учёт, угрожая в противном случае наказаниями. Причём повестки приносят и тем крымским татарам, которые не получали российских паспортов. Таких повесток у меня целая коллекция.

Одновременно распространяют успокоительные слухи, что призванных в армию за пределы Крыма уж точно на войну с Украиной посылать не будут. Врут, конечно. Основная их задача — это вывезти крымско-татарскую молодежь за пределы Крыма. И вполне понятно, что оружия им в руки не дадут.

— Будет ли, как вы предлагали, создано министерство Крыма в украинском правительстве?

— Создано не министерство, а Служба по делам Крыма при Кабмине, но пока ещё не назначили главу, не укомплектовали персонал, не определили сферу полномочий. Однако, полагаю, в ближайшее время появится какая-то определённость.

Сейчас пока функционируют департамент по делам Крыма в Кабмине, который будет, очевидно упразднён после начала работы службы. С нашей точки зрения, вообще-то следовало бы создавать министерство по делам оккупированных территорий, а глава этого министерства был бы одновременно одним из вице-премьеров. Это позволило бы более продуктивно и системно вести работу в направлении освобождения Крыма.

— В июне 2014-го вы говорили, что Крым возвратят через два-три года. Вы всё ещё верите в это?

— Нет. Надеюсь, что это произойдет значительно раньше.

***

Этот материал опубликован в №8 журнала Корреспондент от 27 февраля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: Крымские татарыКрыминтервьюМустафа Джемилев
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях