ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Она - это полиция. Интервью с Хатией Деканоидзе

Корреспондент.net, 25 февраля 2016, 16:10
169
20385
Она - это полиция. Интервью с Хатией Деканоидзе
Фото: Дмитрия Никонорова
Хатия Деканоидзе хочет, чтобы полиция вызывала уважение в обществе

Глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе дала интервью журналу Корреспондент.

На столе в кабинете главы Национальной полиции Украины Хатии Деканоидзе разложена огромная карта Украины, пишет Евгения Вецьков №6 журнала Корреспондент от 19 февраля 2016 года. На ней отмечены города, где уже работает патрульная полиция, и где она появится в ближайшем будущем, а жирным выделены несколько трасс.

«Скоро мы задействуем патрульных в Виннице, Житомире, Чернигове, Черкассах. Дальше — Кривой Рог, Кировоград. Запорожье. Постепенно мы придём к тому, что патрульные будут на всех международных и национальных трассах, и мы совсем уберём ГАИ», — делится она планами.

Деканоидзе признаётся, что ещё теряется в масштабах и географии Украины, но, говоря о стране, неизменно добавляет «наша». Окна её кабинета выходят во внутренний двор МВД, и ей не слышно, что возле центрального входа в здание несколько десятков человек скандируют: «Копы-убийцы».

Но интервью она сама начинает именно с инцидента, произошедшего несколько дней назад в центре Киева, когда патрульные расстреляли BMW с пьяным водителем за рулём.

«Я понимаю, что это чувствительная тема, и общество хочет разобраться, но после моего официального заявления ничего не изменилось. Ведётся следствие, и правовую оценку произошедшему должна дать прокуратура, а потом суд»», — говорит глава Нацполиции.

И добавляет: «Главное отличие новой полиции в том, что мы всегда остаёмся открытыми, не намерены прятаться и что-то скрывать от общественности, в том числе и в подобных ситуациях». На остальные вопросы, касающиеся болезненной темы, она отвечает максимально коротко.

Фото Дмитрия Никонорова 

— Активисты и правозащитники, даже из числа тех, кто поддерживает действия полиции, возмущены отказом обнародовать видео погони.

— Видео — это часть материалов, с которыми работает следствие. И на следствие нельзя давить. Я уверена, что, когда оно закончится, прокуратура сама решит вопрос обнародования записи.

— Стрелявшие полицейские отстранены от работы?

— Они не патрулируют, но работают — выполняют административные функции.

— А водитель задержан?

— Он на свободе, но под следствием. И меня очень беспокоят попытки оправдать человека, который прямо в камеру говорит, что был пьян за рулём. Пьяный водитель — преступник.

Но что я могу сказать уже сейчас: у полицейских есть оружие, и это не аксессуар. Полицейский может и должен использовать его в рамках закона: чтобы охранять общественный порядок, пресекать любые правонарушения, которые могут повлечь за собой жертвы — и среди граждан, и среди полицейских. Каждый полицейский понимает, куда он пришёл.

— Но пострадал пассажир.

— Давайте говорить откровенно: полицейский не может гадать, кто сидит в машине. Он видит опасную ситуацию и должен быстро отреагировать на неё.

— Эксперты говорят, что трагедия вскрыла много проблем: подготовка патрульных, «игрушечные» машины, плохая координация патрульных из разных районов, отсутствии «ежей».

— Конечно, мы из каждой ситуации делаем выводы. Это не первый случай, когда полицейские применили оружие. Просто он оказался самым громким. У полицейских продолжается обучение, они рассматривают тот или иной случай, что правильно и что нет с точки зрения подготовки или перекрытия дорог. Нам помогают наши канадские партнёры, они много работают с полицейскими: дают тактические знания, обучают новым алгоритмам, тактике задержания и остановки машин, а также способам защиты самого полицейского.

Что касается «ежей», то, когда машина движется на такой скорости, они опасны. Автомобиль может перевернуться и создать угрозу людям или тем же полицейским.

Но повторю. Нельзя забывать, что полицейский — это полицейский, и у него есть оружие. Наша страна должна привыкнуть к правопорядку. Анархия должна закончиться.

Фото Дмитрия Никонорова  

— Не стало ли причиной трагедии отсутствие на дорогах гаишников? Тот факт, что они могут стоять «за кустом», часто сдерживал водителей от необдуманных поступков. Сейчас же лихачей — гораздо больше.

— Гаишники стояли на дорогах только для того, чтобы собирать поборы. К сожалению, это каста, которая не может поменяться, за исключением единичных случаев. А патрульная полиция — достижение, которое уже оценили и в которое верят украинцы.

Да, конечно есть проблемы. Например, ситуация с паркингами в Киеве. Полицейские ведь реально борются с незаконной парковкой. Но мы очищаем одну улицу, а водители переезжают на соседнюю. Когда мы уезжаем — они возвращаются обратно. Считаю, что наличие такой проблемы, равно как и превышение скорости, стоит относить, в том числе, и к вопросу гражданской ответственности.

Есть ещё один важный момент: может, вы не поверите, но иногда все экипажи патрульной полиции Киева одномоментно задействованы на вызовах, особенно в пиковые часы. Нам не хватает людей. Поэтому будем проводить дополнительный набор в Киеве, во Львове и нескольких других городах.

— А увольнений много?

— Безусловно, какая-то часть людей отсеивается, но таких немного. Когда всё начиналось, я думала, что процент будет больше.

— Основная причина?

— Если мы и отстраняем или выгоняем кого-то, то в основном из-за нарушения дисциплины. Бывают случаи, когда люди сами переводятся в другие города. Тех, кто уходит сам, очень маленький процент.

Фото Дмитрия Никонорова  

— Например, в Одессе девушка заявила, что уходит, потому что «не хочет прикрывать оборотней»…

— Когда людей выгоняют, они пытаются показать себя героями. Я не хочу этот случай даже комментировать.

— Сколько было фактов коррупции?

— Один такой инцидент был в прошлом году. Против этого патрульного, разумеется, было возбуждено уголовное дело.

Ну и, конечно, вы спросите меня о недавнем вопиющем случае в Одессе [СБУ совместно с военной прокуратурой задержали инспектора Департамента патрульной службы во время продажи амфетаминов]. Был задержан человек, работавший в управлении логистики. Её давно отстранили от патрулирования улиц, потому что она не справлялась. Факт неприятный, но это также свидетельство того, что процесс очищения идёт постоянно. Патрульные пришли, сдали экзамены, прошли проверки, но потом наступает момент естественного отбора. И мы без раздумий будем избавляться от тех, кто бросает тень на полицию.

— Естественный отбор зависит от зарплаты?

— Конечно, у полицейских должна быть нормальная зарплата и снабжение. Полицейский должен чувствовать себя достойно. Однако проблема финансового ресурса остаётся. Мы подняли зарплаты, но следователю, который только начал работать и не имеет выслуги, приходится работать за зарплату в 4 тыс. грн. Не хватает оборудования, видеокамер, но всё это сложности, которые, я надеюсь, будут постепенно решаться. Поэтому мы, невзирая на трудности, двигаемся вперёд.

Надо понимать важную вещь: государство в любом случае не может конкурировать с преступностью, которая всегда может заплатить больше, чтобы коррумпировать правоохранителя. Истина в том, что полицейский должен ментально трансформироваться и десять раз подумать, прежде чем пойти по неверному пути. Конкурировать с преступностью мы сможем только в том случае, если вся правоохранительная система будет работать открыто, прозрачно, честно. И это станет переломным моментом в жизни нашей страны, потому что сейчас не только полиция на кону — на кону стоит вопрос, как будет дальше развиваться всё наше государство.

А реформа полиции продолжается, ведь это длительный процесс, который займёт несколько лет. Но уже сегодня я могу сказать, что патрульные работают эффективно. И чем в большем количестве городов они заработают, тем эффективнее будет вестись борьба с преступностью по всей стране.

Фото Дмитрия Никонорова  

— В больших городах задействована патрульная полиция, а что будет в маленьких?

— Например, в Белой Церкви мы запустили группы оперативного реагирования. Это не патрульная полиция. Они часть национальной полиции, будут выезжать на вызовы в маленькие населённые пункты и сёла.

Такая система уже работает в Киевской и Львовской области, следующая — Харьковская. Для нас очень важно получить полную картину того, как они будут действовать и насколько будут эффективны. Кроме того, мы хотим определить одну область как показательную и запустить там отбор новых участковых. Они станут универсальными полицейскими.

Также начнём запускать патрульную полицию в городах на востоке страны — Мариуполь, Северодонецк, Лисичанск. Считаю особенно важным, чтобы Украина в лице патрульной полиции показывала по всей стране, что у нас есть эффективные полицейские, которые не берут взятки и пресекают все правонарушения.

Отдельно мы наберём ребят в специальные группы для внедрения новых норм охраны правопорядка в сфере общественной безопасности — на футбольных матчах, концертах и т. д. В этом направлении нам помогут наши американские партнёры.

— Новые отделы — это хорошо, но люди наслышаны о сопротивлении системы. О том, что патрульные задерживают преступников, а работники райотделов или судьи отпускают. В итоге получается бессмысленная работа.

— Такое было несколько месяцев назад. Когда райотделы просто не принимали задержанных патрульными, утверждая, что те что-то неправильно оформили. Но сейчас, например, в Киеве такого уже нет. Мы поменяли весь руководящий состав полиции в столице, начиная с главного полицейского и заканчивая руководителями райотделов. И сейчас не только проводим переаттестацию, но и учимся координировать работу патрульных и полицейских. Например, в Киеве, Одессе, Николаеве и Львове будут проводиться специальные совместные учения.

Что касается судей, то никто не отрицает, что нужна судебная реформа. Взять, к примеру, автоугоны, которые стали очень большой проблемой, особенно в крупных городах. Бывают случаи, когда мы задерживаем группу угонщиков, а суд их отпускает — под залог в $ 3-4 тыс. А речь идёт о людях, которые угоняют машины стоимостью в сотни тысяч долларов! В общем, наличие такой проблемы очевидно.

Но это уже вопрос политический. Правоохранительная система должна работать как единый организм. Нужна координационная работа, независимые суды, мы все должны быть на одной стороне. Поэтому чем быстрее будет проведена судебная реформа, тем эффективнее заработает и вся правоохранительная система в целом.

К сожалению, есть области, где, прямо скажу, пока вообще мало что поменялось. Милиционеры продолжают брать взятки и «крышевать», но как раз для борьбы с этим мы запустили процесс очищения, начали переаттестацию и таким образом будем постепенно менять эту неприглядную картину. Поменять кадры, дать дорогу поколению новых полицейских — это долгое приключение. И я думаю, что мы идём в правильном направлении.

Фото Дмитрия Никонорова  

— Как продвигается переаттестация?

— На сегодняшний день мы уже закончили переаттестацию в Киеве и области, а также в центральном аппарате. Более 13 тыс. человек прошли тестирование и комиссии. Скоро заканчиваем этот процесс в Хмельницкой области, начали в Ровно и на Волыни. Так что, идём очень хорошими темпами и скоро опубликуем соответствующие цифры.

— Но можно хотя бы приблизительно сказать, каков процент отсеянных?

— По итогам переаттестации в Киеве были уволены 80% руководства высшего звена и 70% руководства среднего звена. По Киевской области эти цифры составляют 60% и 40% соответственно. А вот в рядовом составе многие смогли её пройти. И это хорошо, потому что основной костяк — это как раз рядовой состав.

— Говорят, что многие высокопоставленные правоохранители «прячутся» от переаттестации, переходя в Полицию охраны.

— У меня нет таких данных.

— Те, кто не прошёл переаттестацию, часто говорят, что отсеивают неугодных.

— Критика была и есть. Говорят, что мы выгоняем профессионалов. Но судите сами — 25 лет строилась система, которой люди не доверяли. Нам нужно вернуть это доверие, нам нужно показать, что мы очищаемся. И это не означает только «косметический ремонт фасада». После переаттестации будет обучение и переквалификация. И если кто-то окажется профессионально непригодным, то от него будут избавляться.

В целом, мы делаем всё возможное для того, чтобы значок полицейского стал признанным в украинском обществе «знаком качества». Например, для того чтобы ни у кого не возникало подозрений по поводу результатов переаттестации, в комиссии были приглашены волонтёры, гражданские активисты, представители СМИ, и они охотно участвуют в этом процессе.

Уверена, что такое партнёрство с активными представителями общества очень поможет нам в обновлении и реформировании всей правоохранительной системы. Собственно говоря, в этом состоит наша общая задача — сделать так, чтобы работа обновлённой полиции стала залогом правопорядка и безопасности на улицах украинских городов.

Фото Дмитрия Никонорова  

— В социальных сетях люди пишут, что переаттестацию в небольших городах проходят отъявленные коррупционеры.

— Как я уже сказала, переаттестация — это первый этап очищения. К тому же, служба безопасности продолжит выявлять коррупционеров. И если есть конкретные доказательства по тому или иному человеку, то, конечно, ему не место в Национальной полиции. Но есть факты, а есть сплетни. Я как представитель полиции не могу работать со сплетнями.

— Приближается годовщина трагических событий на Майдане. Как будет вести себя Национальная полиция, если подобная ситуация сложится снова?

— Защищать и обеспечивать порядок должны будут группы поддержки. Это новый стандарт. Но главное: полицейские обязаны придерживаться только одного — закона. Угрозу людям надо пресекать законными мерами. В том числе и угрозу самим демонстрантам.

***

Этот материал опубликован в №6 журнала Корреспондент от 19 февраля 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: СюжетыИнтервью
ТЕГИ: УкраинаМВДжурнал КорреспондентинтервьюНациональная полицияХатия Деканоидзе
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях