ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Как начинали строить Украину. Интервью с экс-министром экономики

Корреспондент.net, 24 августа 2016, 13:25
201
9765
Как начинали строить Украину. Интервью с экс-министром экономики
Фото: Максима Люкова
Виктор Суслов убежден, что первым руководителям независимой Украины удалось сделать максимально много при тех обстоятельствах

Виктор Суслов - один первых политиков, кому пришлось начинать Украину как государство - дал интервью журналу Корреспондент.

Экс-министр экономики, экс-замминистра внутренних дел, он без видимого сожаления причисляет себя к касте «бывших», не относя при этом ни к одному политическому лагерю, пишет Светлана Голандс в №32 издания от 19 августа 2016 года.

Бывший политик должен стоять «над схваткой», являясь независимым от чьих бы то ни было взглядов, и искренне желать успеха той команде, которая на данный момент находится при власти. Ибо от ее успеха в конечном итоге зависит успех государства, считает Суслов.

Он уверен, что благодаря усилиям той, первой, команды страну удалось спасти от  экономической и социальной катастрофы. И возмущается, что нынешние политики не помнят о том, что уже было сделано, ставя реформаторство лишь в собственные заслуги.

Реформы от партноменклатуры

— Вы сетуете на то, что сегодня мало кто помнит о реформах, проведенных на заре независимости. А какие реформы (кроме денежной) тогда были проведены? В стране свирепствовала пикирующая гиперинфляция, под видом приватизации разворовывались крупнейшие предприятия,царили безработица и нищета… Складывается впечатление, что власть на тот момент мало была озабочена происходящим.

— Ложное впечатление. Были проведены колоссальные экономические реформы. Вся система перевернута с головы на ноги! Мы просто забыли уже, как создавалось государство. Вот говорят: почему Польша шагнула так далеко, а мы нет? Потому что Польша в момент начала экономических преобразований была самостоятельным государством.

А Украина — оказалась перед фактом, что нужно создавать самостоятельно государство, совершенно внезапно, будучи по сути одной из республик СССР.  Наша независимость не досталась нам в тяжелой национально-оборонительной борьбе. Она не была вынашиваема годами, выстрадана. Что называется «упала сверху». Украину к ее независимости подтолкнули обстоятельства непреодолимой силы.Я бы сказал, подтолкнула Россия.

Это она первой фактически вышла из состава СССР, приняв 12 июня 1990 года (День России) Декларацию о государственном суверенитете РСФСР и установив приоритет российских законов над общесоюзными. Через год, 12 июня 1991 года, Борис Ельцин стал президентом России, в то время как первый президент Украины был избран только в декабре 1991 года. Россия же позже подтолкнет Украину к введению собственной национальной валюты.

— А это как?

— В середине 1992 года РФ вводит в одностороннем порядке ограничения на проведение платежей с Украиной, разделив безналичные денежные системы двух стран. Так Россия
принудительно ввела нам нашу первую национальную валюту — безналичный купоно-карбованец.
 
Во главе новосозданного государства оказались вчерашние партработники. Они пытались управлять, как привыкли, они воспринимали Украину не как самостоятельное государство, а как часть чего-то большего, все делали с оглядкой на Москву
 
Однако вернемся к реформам и реформаторам. Во главе новосозданного государства оказались вчерашние партработники. Они пытались управлять, как привыкли, они воспринимали Украину не как самостоятельное государство, а как часть чего-то большего, скажем,
той же России, все делали с оглядкой на Москву и ждали указаний.
 
 
Иными словами, задача создания независимого украинского государства и проведения рыночных преобразований (или, что то же самое, проведения буржуазно-демократической
революции) легла на плечи находившихся при власти коммунистической партийно-хозяйственной номенклатуры, работников и агентуры спецслужб, комсомольских
активистов. Представляете?
 
Разумеется, они не хотели отдавать власть кому-то другому. У них появился уникальный шанс легитимизировать эту самую власть в другой форме, трансформировать ее в собственность, стать капиталистами, реальными хозяевами страны и жизни.
 
В результате эти люди волей-неволей и стали основной движущей силой тогдашних реформ, украинскими реформаторами. Они, естественно, на этом же и обогатились, потому что тот, кто был ближе к власти, к собственности, к управлению, и преуспел в деле приватизации госсобственности.
 
Фото Максима Люкова 
— И стали теми самыми знаменитыми олигархами? Получается, это будущие олигархи как раз и приняли участие в создании государства и в первых украинских реформах?

— Именно так. Мысль о том, что отечественный олигархат был культивирован, создан президентом или еще кем-то, — неверна. Олигархов нам «подарили» американцы.

— В самом деле?
 
— В Украине на тот момент царила неразбериха по части прав собственности на те или иные предприятия. Крупнейшие предприятия стратегического характера, относящиеся к ВПК, к космическим программам вообще всегда подчинялись напрямую Москве. О них у украинского правительства не было никакой информации. И все их надо было встроить в общую систему управления единой экономикой. Это была большая реформа.
 
Но из-за того, что независимость случилась внезапно, у украинских властей не было никакого готового плана, как действовать. Зато было большое желание слушать иностранцев. Нам, как вы помните,  навязали ваучерную приватизацию. Американцам казалось, что, поделив госсобственность поровну между всеми гражданами страны с помощью ваучеров, они поступают демократично и справедливо.
 
Но они не учли, что эти ваучеры начнут скупаться, отбираться у людей бандитскими методами, что собственность будет стремительно концентрироваться в одних руках. И сразу из ниоткуда появятся владельцы огромного количества крупнейших предприятий. Все это в результате привело к хаосу и стремительному падению в экономике. В то же время были созданы все условия для хищнической приватизации. Это и стало фундаментом того кризиса, в котором мы находимся поныне.
 
Непродаваемый парламент
 
— Сегодня принято сравнивать нынешние времена с «лихими 90-ми». Дескать, и бандитизм, и гиперинфляция, и правовой нигилизм, и нищета… Где на самом деле страшнее — там, в «90-х», или здесь?
 
Я бы не стал проводить параллели — они некорректны. Природа кризиса 90-х и нынешнего кризиса государства различны. Кризис 90-х был кризисом трансформационным, связанным с формированием собственной украинской государственности и переходом от централизованно планируемой экономики советского типа к рыночной экономике.

И он был преодолен. Экономические перспективы страны, начиная примерно с 2000 года, выглядели совсем неплохо. Украина нашла свое место на мировых рынках, и страна пошла было на подъем. Но вмешалась политика.

Украина оказалась втянута в глобальный процесс геополитического передела мира, официально провозгласив политику европейской интеграции, движение в НАТО и другие западные институции. Новый кризис стал, во-первых, следствием глубокого внутреннего конфликта в украинском обществе, поскольку не все граждане согласны с новым геополитическим позиционированием страны. Во-вторых — следствием сильнейшего внешнего конфликта с Россией, поскольку она не могла согласиться с выходом Украины из зоны ее геополитического влияния и перехода на сторону стран Запада.

Поэтому современный кризис Украины по своей природе не экономический, а военно-политический. Который привел к тяжелым экономическим последствиям. Конечно, Украина стала непривлекательной для иностранных инвестиций, началась эмиграция квалифицированной рабочей силы и т. д.

Другой вопрос, что часть людей с бизнесовой жилкой, пришедших к управлению государством, постаралась воспользоваться ситуацией в целях личного обогащения.

Это — политики-мародеры. Поэтому запущен механизм нового передела собственности. В первую очередь отбирается собственность бизнеса, обвиняемого в сотрудничестве с врагом. Прилагаются активные усилия для присвоения остатков государственной собственности. Да и банальное рейдерство испытывает небывалый подъем.

— Сильно вмешивались распоясавшиеся олигархи?

— В первой половине 90-х не сильно. На тот момент они только сколачивали капитал и у них не было достаточно денег, чтобы скупить полпарламента. Это давало возможность стремительно подготавливать и принимать законы, необходимые для экономического развития. Скажем, закон об отмене льгот (в свое время 12 категорий граждан были освобождены от любых налогов), об НДС, акцизном сборе.

По тогдашнему законодательству физлица не платили эти налоги. Целые эшелоны импортных товаров текли из-за границы, оформленные на физлиц. Граница буквально была дырявой. Никакого стимула для развития производства внутри страны, конечно, не было. Все контролировали криминальные группировки.

И тут же пошли угрозы в адрес инициаторов законодательных новаций. Лично мне приходилось дочку в школу отправлять под охраной автоматчиков.

— Кажется невероятным, что в подобных условиях такие законы все же были приняты…

— Сегодня можно писать целые истории, как они принимались. Их готовили тайно, в секрете от всех, за один день, и в тот же день выносили на голосование, чтобы никто из заинтересованных лиц не успел оказать сопротивление и давление.

Законы появлялись в зале неожиданно и сразу проходили окончательно. Все это в результате удавалось только благодаря тому, что парламенты первых двух созывов еще не были поражены коррупцией

Законы появлялись в зале неожиданно и сразу проходили окончательно. Все это в результате удавалось только благодаря тому, что парламенты первых двух созывов еще не были поражены коррупцией. Они состояли из мажоритарщиков — в большинстве своем небогатых, совестливых депутатов. Позже, когда будет внедрена система голосования по спискам, политические партии, уже на тот момент скупленные олигархами, начали продавать места. Но это уже другая история. Да, я считаю большим успехом, что нам тогда удалось пройти период разгула оголтелого криминала и поменять законодательство.

Кухарки у власти

— Вы сказали, что сегодня государство разрушает остатки экономической системы. Как это понимать?

— Я говорю о кризисе управления. Сейчас экономический кризис наслоился на кризис политический. Страна частично распалась и продолжает рушиться на глазах.

Старый госаппарат в результате революции был свергнут, но на его место пришли не профессионалы. И в этом главная беда

Но главная беда — это неэффективная система государственного управления. Она причина развала в экономике. Власть исповедует ленинский принцип: кухарка должна управлять государством. Увы. Старый госаппарат в результате революции был свергнут, но на его место пришли не профессионалы, а те, кто, возможно, был героем на Майдане, либо навязанные нам иностранцы, либо просто хорошие парни.

Так или иначе, часто некомпетентные люди. И в этом, повторюсь, главная беда. В результате у нас грузинские учительницы руководят Национальной полицией, американские волонтеры — Минздравом, литовские предприниматели — Министерством экономики…

Украинцы, которые 25 лет строили свое государство, вдруг оказались перед фактом, что они не могут самостоятельно им руководить. Это очень унизительно для нации. Под нож люстрации попали сотни тысяч высококлассных специалистов, которые теперь не могут найти себе применение. Это глобальная ошибка государства, которая грозит не только экономической, но и социальной катастрофой.

Фото Максима Люкова  

— Что бы вы могли назвать главным достижением Украины за 25 лет ее независимости и что — главным провалом?

— Вы знаете, что сегодня показатель ВВП на душу населения — это лишь 60% от аналогичного показателя по состоянию на 1990 год?

В “лихие 90‑е” наша страна все еще была в десятке наиболее развитых промышленных государств. Теперь по основным показателям мы уже в конце первой сотни или даже в начале второй. Мы очень открыты и уязвимы. За все эти годы мы только деградировали. За 25 лет откатились на десятилетия. Чтобы спасти ситуацию, власть должна отбросить все амбиции и просто действовать в интересах своей нации.

А несомненное достижение в том, что при наличии огромных ошибок в управлении и в политике страна не развалилась. Она осталась государством, несмотря ни на что. Это удивительная внутренняя прочность украинцев, которые не уехали все поголовно по заграницам, а пытаются здесь строить свою родину. Мы — сильнейшая нация. И это вселяет надежду.

***

Этот материал опубликован в №32 журнала Корреспондент от 19 августа 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

 
 
 
ТЕГИ: Украинаисторияэкономиканезависимостьполитика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях