ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Три восточных игрока против исламского экстремизма

Корреспондент.net, 22 октября 2014, 15:09
19
6035
Корреспондент: Три восточных игрока против исламского экстремизма
Фото: АР
Турция активно готовится к войне с ИГИЛ и перебросила к своим восточным границам треть армии

Турция, Саудовская Аравия и Иран готовы поделить Ближний Восток.

На волне борьбы с исламским экстремизмом Турция, Саудовская Аравия и Иран готовы поделить Ближний Восток, пишет Павел Сивоконь в №41 журнала Корреспондент от 17 октября 2014 года. 

В середине октября на американской военной базе Форт-Эндрюс прошло совещание Комитета начальников штабов и представителей почти 20 стран, в основном из Европы и с Ближнего Востока. В последний раз представители стольких государств приезжали на эту военную базу в 2001 году, за несколько недель до американского вторжения в Афганистан и начала глобальной войны с терроризмом.

Сейчас темой обсуждения стало противодействие боевикам Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ), которые в этот момент штурмовали важный курдский город Кобани на границе с Турцией. На встрече американский лидер Барак Обама явно пытался сформировать новую международную коалицию, способную остановить распространение радикального ислама по Ближнему Востоку.

Особенно это было важно в условиях, когда сами Штаты не рвутся опять начинать наземную войну в регионе и посылать своих солдат за океан. К тому же не за горами промежуточные выборы в конгресс, которые пройдут в ноябре и станут показателем доверия американцев к их президенту.

Даже решения о нанесении бомбовых ударов по позициям ИГИЛ Обама добился от палаты представителей с большим трудом. И это притом, что у боевиков в принципе нет средств ПВО, способных поразить современный бомбардировщик. Поэтому сейчас в Америке рассчитывают создать коалицию из стран, которые сами заинтересованы в уничтожении исламистов.

Европейские союзники также не хотят воевать. Вторжение в Афганистан уже стоило странам ЕС более 1.000 человеческих жизней и $ 100 млрд. Кроме того, в Брюсселе сейчас больше обеспокоены агрессивными заявлениями российского президента Владимира Путина.

«Исламисты кажутся им далёкой угрозой. А слова Путина о захвате европейских столиц за две недели пугают», — говорит Корреспонденту Таня Шлиман из Международного института стратегических исследований в Великобритании.

Тем более Европа пока не переборола экономический кризис и не готова тратиться на новую войну. Хотя в Брюсселе и Вашингтоне согласны, что новая угроза радикального исламизма может стать в будущем глобальной и затмить все заявления российского лидера.

А в 2015 году, когда 140 тыс. американских военных будут окончательно выведены из Афганистана, ситуация там станет и вовсе непредсказуемой. Тогда исламизм может прийти даже в Среднюю Азию, что станет проблемой уже для России.

Но сейчас всю тяжесть борьбы с ИГИЛ на себя возьмут страны, ранее двигавшиеся в фарватере американской политики. Теперь они готовы взять на себя ответственность за Ближний Восток.

Султан против халифата

В глазах Запада главным борцом с радикальным исламизмом в ближайшие месяцы должна стать Турция. И действительно, недавно избранный президент Тайип Реджеп Эрдоган уже получил у парламента право использовать войска на территории Сирии. Сегодня более 30% всей армии этой страны сосредоточено на восточных границах.

Понятно, что Анкара не рвётся просто так защищать интересы США или ЕС на Ближнем Востоке. Для войны с ИГИЛ у неё свои причины.

Во-первых, Турция хочет обезопасить собственную территорию. Если летом главные наступательные силы исламистов были сосредоточены в Ираке, то сегодня они хотят вначале завоевать Курдистан, а потом уже выступать на Багдад.

За несколько месяцев войны более 1,5 млн курдов и сирийцев перешли границу государства, спасаясь от преследований. Теперь борьба курдов и ИГИЛ за Кобани идёт всего в 2 км от турецкой границы.

«В Анкаре не боятся, что исламисты вторгнутся к нам, но там понимают, что если мы не поддержим курдов, то наша собственная диаспора может начать партизанскую войну», — говорит Корреспонденту Гокхан Бачик, профессор политологии в турецком Институте Анатолии.

По словам эксперта, сейчас в Турции живут более 14 млн курдов, и они все смотрят, насколько активна их страна в Сирии.

Во-вторых, Эрдогану нужно показать, что он светский правитель. В последние годы ситуация с правами человека в Турции ухудшается, а после разгона манифестаций на пл. Таксим власть вообще обвиняют в попытке начать в стране радикальную исламизацию. Борьба с ИГИЛ будет хорошим доказательством того, что Анкара готова отстаивать европейские ценности.

Тем более, некоторые эксперты считают, что сирийские повстанцы, из которых и выросло ИГИЛ, получали деньги и оружие от Запада через Турцию. Другими словами, Анкара сама способствовала этой нестабильности.

Наконец, небольшая победоносная война поможет Эрдогану вернуться в большую политику. В последнее время он был больше занят внутренними делами, и на глобальной сцене Турция потеряла позиции. Теперь есть шанс всё вернуть и стать главным игроком в регионе, особенно с учётом того, что Ирак лежит в руинах, Египет, как и Сирия, ещё не оправился после арабской весны, а Пакистан думает, как сохранить стабильность внутри своих границ.

К активному противодействию террористам Турцию подталкивают и США. Штаты пообещали воздушное прикрытие её наземным силам и $ 150 млн на перевооружение армии. Причина такой щедрости в том, что Турция входит в НАТО, а значит, от неё не ждут неожиданной радикализации и поворота в сторону воинственного ислама.

Сила шейхов

Но у Турции в борьбе за доминирование в регионе есть серьёзный конкурент — Саудовская Аравия. Пока в Эр-Рияде открыто не осудили ИГИЛ и не призвали к войне с террористами, однако начали наращивать активность. В сентябре авиация этой страны совместно с Египтом совершила несколько авианалётов на позиции боевиков в Ливии, где продолжается гражданская война.

При этом большинство аналитиков сходятся в том, что именно в Саудовской Аравии, Катаре и ОАЭ находятся главные спонсоры исламского терроризма. По приблизительным подсчётам ООН, за последние десять лет эти государства потратили на обеспечение радикальных суннитских движений более $ 200 млрд. Особенно эта помощь усилилась, когда экс-премьер Ирака шиит Нури аль-Малики начал проводить в своей стране политику притеснения суннитов.

Сейчас в Саудовской Аравии заявляют, что проблему терроризма надо решать за столом переговоров, но не отказываются войти в международную коалицию. По мнению Грегори Гауса, профессора из Вермонтского университета, в ближайшие месяцы саудиды постараются перекрыть денежные потоки в ИГИЛ и направить их на развитие более умеренных суннитских движений.

В любом случае страны региона уже начали говорить о формировании системы коллективной безопасности. И Саудовская Аравия, которая ежегодно тратит на армию более $ 9 млрд, претендует на право стать защитником мусульман. Она почти полностью перевооружила свою армию и не принимала участия в гражданских войнах, в последние годы прокатившихся по региону, так что готова взять на себя ответственность за его судьбу.

В США и ЕС саудовский режим считают предсказуемым, с которым можно договориться. Америка ещё в 1980-х годах подписала с Аравией военный пакт. По неофициальным данным, американцы даже передали туда ядерные технологии. Поэтому Запад рассматривает Эр-Рияд как своего надёжного союзника, способного поддержать войну с ИГИЛ в Ираке.

Неожиданный игрок

Существует и третья крупная страна, жаждущая побороться за лидерство на Ближнем Востоке, и, возможно, у неё больше всех причин желать поражения ИГИЛ. Это Иран.

Во-первых, большинство жителей Ирана — шииты, а к ним в ИГИЛ относятся почти так же, как к неверным, призывая истреблять и их. Таким образом, победа экстремистов в Ираке почти автоматически означает новую ирано-иракскую войну.

Летом в Тегеране уже заявляли, что готовы прямо сейчас начать военную операцию и войти в южный Ирак, чтобы защитить шиитов, проживающих там. Вооружённые силы Багдада при поддержке ВВС США временно остановили ИГИЛ на севере страны. Но в Иране понимают, что рано или поздно исламисты вернутся и попробуют захватить богатые нефтью регионы Ирака, где живут шииты.

Во-вторых, с уходом американских войск из Афганистана там точно активизируются исламисты. Эксперты даже считают, что они опять могут прийти к власти. Это дестабилизирует Пакистан, где в последнее время и так постоянно идут народные протесты против режима Асифа Зардари, а правительственные войска не контролируют север страны. Поэтому в Иране хотят задушить суннитский исламизм, пока государство не окружили враждебные силы.

Наконец, Тегеран давно хочет наладить диалог с Западом. Даже в МАГАТЭ признают, что страна уже завершила свою ядерную программу и создала от 5 до 20 атомных зарядов, то есть смысла продолжать конфликтовать с США из-за этого нет. А конфликт с ИГИЛ — отличный повод улучшить свой имидж в мире и снять с себя экономические санкции.

Сегодня Тегеран и Вашингтон ведут об этом переговоры. Официально Иран пока не включили в международную коалицию против исламистов, но эксперты считают, что это может случиться очень скоро. Особенно если ситуация обострится и Сирия с Ираком не смогут сдержать исламистов. Тогда на Ближнем Востоке появятся новые силы, которые захотят контролировать регион.

***

Этот материал опубликован в №41 журнала Корреспондент от 17 октября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: войнаБлижний Востокжурнал Корреспондентситуацияисламисты
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях