ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Балканский опыт решения проблемы беженцев

Корреспондент.net, 5 ноября 2014, 09:35
37
6110
Корреспондент: Балканский опыт решения проблемы беженцев
Фото: АР
Босния на несколько лет стала ареной противостояния мусульман, православных и католиков

После долгого периода войн балканские республики по-разному решают проблему беженцев.

Они привлекают мигрантов назад, изгоняют представителей других национальностей или просто не обращают на них внимания, пишет Павел Сивоконь в №43 журнала Корреспондент от 31 октября 2014 года. 

Профессор Анжа Златич, серб по национальности, преподаёт историю в университете Загреба. Сейчас он специализируется на периоде балканских войн начала ХХ века, но до этого более десяти лет читал лекции по новейшей истории Югославии в другом хорватском городе — Вуковаре.

Родной город он покинул в начале 1990-х годов и вынужден был бежать оттуда в Сербию. В 1990-м в Вуковаре стали происходить антисербские погромы, которые к 1991-му переросли в масштабную битву. Она вошла в историю как самый кровавый эпизод сербско-хорватской войны и стоила сторонам жизней более 2 тыс. человек.

«Мы знали, что приближается война, но не хотели верить, что она коснётся нас, — говорит профессор Корреспонденту. — Хотя знали, что хорваты преследуют сербов и даже смешанные семьи. Не хотели верить, пока рядом не начали взрываться бомбы».

Несколько лет его семья жила в Боснии, а когда там тоже началась война, перебралась в Сербию. В Хорватию Златич вернулся, когда она вошла в состав Европейского Союза и начала привлекать к себе высококвалифицированных мигрантов, способных помочь развивать экономику страны. Но возвращаться в родной Вуковар учёный не хочет.

Череда войн на Балканах, по данным ООН, породила более 10 млн беженцев, которые до сих пор продолжают возвращаться на родину или же предпочли осесть в других государствах

История Златича вполне обычная для конфликта, ставшего самым кровопролитным в Европе второй половины XX века. Череда войн на Балканах, по данным ООН, породила более 10 млн беженцев, которые до сих пор продолжают возвращаться на родину или же предпочли осесть в других государствах.

Внутри самой Югославии этническая карта также сильно изменилась. Исчезли сербские анклавы в Хорватии, Боснии и Косове. Взамен сербы расселились на территориях, ранее занятых другими народами.

«Война в 1990-е годы создала современные югославские республики и позволила им стать частью Европы, — отмечает бригадный генерал США в отставке Лорен Рено, принимавший участие в миротворческих операциях ООН на Балканах. — Но эта война также породила миллионы беженцев и переселенцев, и некоторые страны до сих пор решают проблемы, связанные с ними».

Правительство Боснии и Герцеговины пока не может гарантировать стабильность на своей территории и поэтому не очень ждёт, что сербские мигранты вернутся к ним. За 20 лет после войны только 15% сербов, ранее проживавших там, возвратились

К примеру, правительство Боснии и Герцеговины пока не может гарантировать стабильность на своей территории и поэтому не очень ждёт, что сербские мигранты вернутся к ним. За 20 лет после войны только 15% сербов, ранее проживавших там, возвратились.

Хорватия после присоединения к ЕС, наоборот, открыла границы для сербов и хорватов, которые бежали оттуда в 1990-х, но сейчас могут помочь экономике

С другой стороны, Хорватия после присоединения к ЕС, наоборот, открыла границы для сербов и хорватов, которые бежали оттуда в 1990-х, но сейчас могут помочь экономике. Промышленность страны уже пять лет подряд переживает рецессию, и в Загребе понимают, что ситуацию удастся переломить только с помощью привлечения высококвалифицированной рабочей силы.

Наконец, есть непризнанный край Косово, где война с сербами, начавшаяся в 1999 году, ещё свежа в памяти, и куда мигранты пока не спешат возвращаться. Более того, даже косовские албанцы (косовары), которые бежали в Албанию от сербов, не торопятся приезжать домой, так как экономика республики уже много лет не растёт. И у Албании больше шансов попасть в ЕС, чем у Косова.

Как бы там ни было, теперь республики, входившие в Югославию, постепенно идут в сторону Евросоюза уже по отдельности. И каждая из них по-своему пытается решать проблемы беженцев — как своих, так и чужих.

Решить по-европейски

Политика Хорватии по отношению к беженцам сейчас признаётся образцовой в странах бывшей Югославии. Но в Загребе признают, что значительная часть хорватов и смешанных сербско-хорватских семей не хотят возвращаться на родину, помня события войны.

Тогда конфликт между армиями Белграда, Загреба и батальонами добровольцев с обеих сторон стал началом кровопролития на Балканах. До этого от союзного государства уже успела отделиться Словения, но в Югославии это восприняли довольно спокойно и позволили стране с населением 2 млн человек провозгласить независимость в 1991 году.

С Хорватией дело обстояло совсем по-другому. Там жили более 3 млн сербов, которые не хотели признавать решение Загреба стать независимым. Да и в Белграде сразу заявили, что не отдадут «братскую» страну.

В 1991-м сербы провозгласили на территории Хорватии собственную республику Сербская Краина. В Загребе расценили это как мятеж и бросили армию на его подавление. На помощь сербам явились вооружённые силы Белграда, и война приобрела массовый характер.

К 1995 году хорваты почти полностью разбили войска сербов и очистили от них свою территорию. При этом земли Сербской Краины покинули более 100 тыс. человек. По данным ООН, если до начала войны сербов там жило 92% от общего количества населения, то в 1996-м оставалось лишь 40%. От войны в соседние страны бежали и свыше 75 тыс. хорватов.

Позднее напряжение между странами начало спадать, и к 1996 году Сербия и Хорватия даже установили дипломатические отношения. Но возвращение беженцев сильно затягивалось дискриминацией сербов в Хорватии. Только в 1999-м, когда страна начала процесс интеграции с ЕС, были приняты новые нормы. Согласно им все вернувшиеся в Хорватию получали защиту от преследований и экономическую помощь для ведения хозяйства.

Политика стала ещё более либеральной в 2008 году, когда в Загребе началась длительная рецессия, а средний ВВП несколько лет оставался на нулевой отметке. Тогда в Хорватии решились специально привлекать беженцев, особенно престижных профессий.

В этом году страна сможет получить рост экономики на 0,9%, что в значительной части будет заслугой людей, которые выехали в ходе войны с Сербией, но сейчас вернулись

По мнению хорватского социолога Эрвина Хладника, в этом году страна сможет получить рост экономики на 0,9%, что в значительной части будет заслугой людей, которые выехали в ходе войны с Сербией, но сейчас вернулись.

Кроме того, даже вступив в ЕС, Загреб выдвинул требование упростить натурализацию хорватов и сербов из этнических анклавов. Этот процесс приносил Загребу деньги: на эти цели Евросоюз с 2001 года выделил более $ 45 млрд и планирует продолжать финансировать политику примирения.

Неспокойное Сараево

Совсем по-другому дело с возвращением беженцев в родные дома обстоит в Боснии и Герцеговине. Война, начавшаяся в 1992 году, оказалась куда более упорной и кровопролитной, чем в других частях Югославии. Во-первых, на территории Боснии жили свыше 2 млн сербов, которые не собирались покидать эти земли. Во-вторых, Белград после поражения в хорватской войне был настроен защищать интересы сербов любой ценой.

Страны Европы поначалу не хотели активно вмешиваться, так как не могли определить, кто должен стать победителем в этой жестокой войне между несколькими этносами. Тем более в ходе боевых действий в Боснии было также образовано хорватское государство, республика Герцег-Босна, и поэтому Загреб также оказался втянутым в этот конфликт.

Лишь к 1995 году, когда война унесла уже более 50 тыс. жизней, Европа и США вмешались и заставили Сербию прекратить боевые действия. В Боснию ввели миротворческие силы ООН, и в общем конфликт посчитали разрешённым.

Сейчас центральное правительство нормально не контролирует большую часть территории. А значит, возвращаться туда беженцам просто опасно

Но, по мнению Майкла Таннера, старшего аналитика по Восточной Европе в центре Наследие, сейчас центральное правительство нормально не контролирует большую часть территории. А значит, возвращаться туда беженцам просто опасно.

Речь идёт не только о сербах, которые вызывают у боснийцев особую ненависть, ведь именно местные сербы при поддержке Белграда занимались этническими чистками и массовыми убийствами. В такой же ситуации оказались и хорваты, и даже сами боснийцы, ранее проживавшие в сербских районах Боснии.

В 2010 году Сараево пыталось присоединиться к программе по репатриации беженцев, под которую Европа выделяла примерно € 5 млрд на три года. Но в Брюсселе заявили, что пока власти не контролируют ситуацию в государстве, с передачей денег нужно подождать.

А осенью 2013-го в Сараеве начались массовые беспорядки, переросшие в уличные погромы и пожар в здании местного парламента. В стране опять заговорили о начале нового этнического конфликта, который всё ещё тлеет в разных районах государства. Поэтому, по данным ООН, только 3% беженцев вернулись в свои дома в Боснии, хотя после официального завершения войны прошло уже почти десять лет.

Косовский исход

Третий вариант решения проблемы беженцев на Балканах показала администрация края Косово, который в 1999 году, после военной операции сил НАТО против Сербии, обрёл независимость, хотя и до сих пор не признанную ООН. Власть там получили албанцы, решившие планомерно изгнать всех сербов со своей территории. Официальной причиной для этого были обвинения в адрес сербской армии в этнических чистках.

За годы существования независимого Косова его покинули более 200 тыс. сербов. И хотя в Приштине не признают умысла в этом, эксперты считают, что именно организованная политика властей приводит к тому, что беженцы не могут вернуться на родину

За годы существования независимого Косова его покинули более 200 тыс. сербов. И хотя в Приштине не признают умысла в этом, эксперты считают, что именно организованная политика властей приводит к тому, что беженцы не могут вернуться на родину.

Правда, даже албанцы, покинувшие край до начала войны с Сербией и переехавшие в северные регионы Албании, также не спешат домой. Причина проста: экономика края развивается крайне медленно, и уже почти десять лет ВВП там не растёт. А международная помощь Приштине весьма ограничена.

Сейчас Косово — непризнанный край. Его признание в ООН блокируют Россия и Китай по политическим причинам, но даже Евросоюз и США в последнее время не слишком на этом настаивают. По мнению Рено, к этому привела национальная политика косовских властей, постоянно вызывающая нарекания международных организаций.

Но пока косовские албанцы не думают менять своё отношение к сербам, которые до войны жили на их территории. Наоборот, постепенно всё больше сербов уезжают из края.

Сербия же сейчас пытается сохранить добрые отношения со всеми соседями и очень хочет в ближайшее время присоединиться к ЕС или хотя бы получить ассоциированное членство. Поэтому в Белграде всё больше говорят о необходимости общеевропейской программы по возвращению балканских беженцев в родные дома.

***

Этот материал опубликован в №43 журнала Корреспондент от 31 октября 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: конфликтжурнал КорреспондентбеженцыБалканы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях