UA
Главная
 

О диалоге с МВФ и Таможне. Интервью замминистра финансов Драганчука

Корреспондент.net, 18 ноября 2020, 14:30
1
12177
О диалоге с МВФ и Таможне. Интервью замминистра финансов Драганчука
Фото: Корреспондент
Замминистра финансов Юрий Драганчук

Замминистра финансов Юрий Драганчук — о диалоге с МВФ, о ситуации вокруг Таможни и ее перезагрузке, о преодолении финансового кризиса в энергетике, о судьбе госбанков.

 

Да и о лимитах беспошлинных посылок Драганчук рассказал в №22 Журнала Корреспондент.   

Какая сейчас ситуация с получением очередного транша от МВФ?

— Все структурные маяки, которые у нас были, уже выполнены. И формальных предпосылок для того, чтобы не давать нам транш или не присылать миссию, у МВФ нет. Но они смотрят на общую ситуацию в стране, которая сейчас не совсем позитивная. Решение Конституционного суда не представляет в лучшем свете нашу страну и, действительно, может посылать какой-то негативный сигнал МВФ. Я надеюсь, что совместными усилиями конституционный кризис все-таки урегулируют.

Что касается антикоррупционной реформы, то есть несколько пунктов, которые вызывают опасения у МВФ. Это назначение Высшего совета юстиции, работа Специализированной антикоррупционной прокуратуры, работа и независимость Национального антикоррупционного бюро. Конкурс по САП прошел, и в МВФ теперь смотрят, как это будет работать. Персоналии — не главное.

По реформе Высшего совета юстиции (ВСЮ) и работе НАБУ почти каждый день идет плотное общение представителей МВФ с Минюстом и Офисом президента. Демонстрируется концепция и проекты документов, которые будут приняты.

Была некая пауза в сентябре, но сейчас идет нормальный процесс. Поэтому я думаю, что вопросы Фонда по антикоррупционному направлению будут сняты. Все, что мы должны были выполнить, формально мы выполнили. Все, что неформально беспокоит МВФ, находится в процессе решения. Поэтому мы ожидаем от них позитивного сигнала — начала работы миссии Фонда. Это откроет нам финансирование Евросоюза и Всемирного банка.

Какова вероятность получения денег от МВФ до конца года? Например, после утверждения бюджета.

— По бюджету у нас тоже каждый день общение с МВФ. В принципе вопросов почти не осталось. Бюджет уже принят в первом чтении. После этого мы ждем приезда миссии и разблокировки финансирования.

Минфин прогнозирует какие-то проблемы с принятием госбюджета-2021? Были случаи, когда Рада «принимала» его и 31 декабря поздно вечером и ночью.

— Мы надеемся, что в этом году так не будет. Бюджет был подан вовремя, как и предусмотрено законодательством. Бюджет сбалансирован. Поэтому мы надеемся на благоразумие депутатов и на то, что они не будут раздувать затратную часть. Ну и примут его не «под елку».

О ТАМОЖНЕ

На Таможне в последнее время идет чехарда кадровых назначений. Какие системные претензии к этому органу?

— В Таможне, как в системе, есть два направления. Первое, которое сегодня очень важно в связи с непростой экономической ситуацией, спровоцированной пандемией, — это финансовая стабильность. Таможня у нас отвечает примерно за 40% поступлений в бюджет. Поэтому в данной ситуации главное требование к Таможне — ее стабильная работа и наполнение бюджета.

Второе направление — это реформа, которая сейчас идет. Это объединение региональных таможен в единое юрлицо и тестирование таможенников. Все законодательные акты, которые нужны для создания Таможни в формате единого юридического лица, уже приняты. Как только это произойдет, появится основание для того, чтобы провести тестирование таможенников. Это нужно для того, чтобы мы не просто взяли и перевели всех, кто есть, в другое юридическое лицо. Это была бы уже не реформа.

Поэтому будет происходить тестирование всех таможенников по трем параметрам. Первое — это тестирование знаний таможенного и антикоррупционного законодательства. Второе — это тестирование общих способностей (логика, абстрактное мышление). И третье — это благонадежность.

Благонадежность — это несклонность к коррупции?

— Да, это несклонность к коррупции. Пока что мы можем проверить только этот параметр. Но мы сейчас нарабатываем изменения в Таможенный кодекс, которые позволят делать это на регулярной основе. Мы хотим раз в год или раз в два года проводить антикоррупционную проверку таможенников. Это будет комплексный анализ на коррупционную составляющую.

Почему не сразу? Процесс проверки будет очень долгим, мы не можем отложить реформу Таможни в ожидании его завершения. Это будет проверка по всем реестрам, к проверкам будет привлекаться Национальное антикоррупционное бюро, НАБУ будет собирать досье на каждого человека. На это нужно время. После того как агентство полностью завершит этот процесс, материалы передадут специальной комиссии, которая уже будет проводить беседу с каждым таможенником и на основании этого делать выводы и давать рекомендации.

Изменения в законодательстве необходимы для того, чтобы результаты такой комплексной антикоррупционной проверки были основанием для увольнения, в случае необходимости. Например, если сотрудник Таможни не сможет объяснить происхождение миллионных доходов.

А помимо Таможенного кодекса, в Трудовой кодекс изменения вносить не надо?

— Нет. В Таможенном кодексе и в трудовых законах уже прописано, что особенности прохождения таможенной службы определяются исключительно Таможенным кодексом. Поэтому достаточно внести изменения только в один документ. Это длинная история на несколько лет. Антикоррупционные проверки будут проходить по очереди, по блокам.

Например, в экономическом блоке на Таможне работает около 4 тыс. человек. А всего в Украине порядка 12 тыс. таможенников. Такой комплексный анализ невозможно провести за месяц. Поэтому в рамках первого этапа, когда будут проверять знания таможенного и антикоррупционного законодательства, общих способностей и навыков, мы будем проверять только потенциальную благонадежность сотрудников Таможни для последующего перевода их в единое юридическое лицо Таможенной службы.

На каком этапе сейчас приведение региональных таможен к единому юрлицу? Почему этому вопросу уделяется такое внимание?

— Как раз для того, чтобы повысить управляемость Таможни, и создается единое юрлицо. Потому что мы переходим к функциональной модели управления. Возьмем экономический блок: платежи, стоимость, классификация товаров. Эти люди будут четко подчиняться по вертикали соответствующему департаменту в центральном офисе. Это нужно, чтобы не было разных практик на местах, как это было в прошлом. Допустим, одни и те же товары оформляются во Львове по одним кодам или по одной ставке, а в Одессе — по другой. Потому что за Львов отвечает начальник Галицкой таможни, а на юге — Одесской. Как они проводят политику, так и происходит. После реформы это будет one voice policy, которая будет контролироваться центральным аппаратом. Постановления Кабмина и приказы Гостаможслужбы, которые нужны для этого, уже приняты. У нас фактически есть время до конца года. С 1 января 2021 года Таможня уже должна полнофункционально работать как единое юрлицо.

То есть тестирование надо провести за два месяца?

— Да. Это будет быстро. Все три теста каждый сотрудник Таможни должен будет пройти за один день. Будут организованы помещения для прохождения тестов по месту дислокации территориальных органов Таможенной службы. Люди приедут, пройдут тесты, получат результаты. И уже по результатам тестов, согласно критериям, которые будут разработаны, и на основании действующего законодательства руководство будет принимать решение, кого переводить в новую структуру.

Какие ожидания от тестов? Сколько таможенников могут «посыпаться»? И есть ли кадровые резервы, чтобы закрыть дырки?

— Я думаю, что большинство людей, которые работают сейчас на Таможне, — профессионалы и смогут пройти эти тесты. Наша цель — убедиться, что сотрудники понимают законодательство и разбираются в нем, обладают достаточным уровнем интеллектуального потенциала для решения рабочих задач. Поэтому мы даже примеры вопросов вывесим за какое-то время до тестирования на сайте, чтобы сотрудники Таможни имели представление, о чем их могут спрашивать, и могли соответственно подготовиться.

Главное, чтобы не коррупционер?

— Не только. Не коррупционер — это очень важно, но не менее важен и высокий уровень профессионализма, наша Таможня должна соответствовать европейским стандартам. Кроме регулярного мониторинга некоррупционности и эффективности работы таможенников, мы в рамках реформы предполагаем внедрение эффективной системы развития персонала, мотивации, кадрового роста.

Насколько Минфин влияет на кадровую политику на Таможне? В последнее время была пара случаев довольно странных назначений.

— Есть руководитель Государственной таможенной службы, который отвечает за кадровую политику. Он подбирает руководителей региональных таможен. После того как он их подобрал, провел собеседования, он подает в Минфин на согласование этих людей. Минфин может согласовать или нет. По сути, если против человека нет никакого уголовного производства или доказанных правонарушений, то у Минфина нет причин, чтобы не согласовывать предложенную кандидатуру. Если Минфин будет прислушиваться к тому, что пишут Telegram-каналы или Facebook, у нас на Таможне не будет ни одного таможенника. Практически на каждого потенциального кандидата есть какой-то «компромат», который распространяют различные группы влияния. Проверка заангажированности или справедливости публикуемых в СМИ и соцсетях «компроматов» — ответственность соответствующих органов, которые проводят служебную проверку перед назначением кандидата. Ответственность Минфина — назначение главы Таможни. Назначение таможенников в регионах — это ответственность главы Государственной таможенной службы. Это операционный уровень, а Минфин формирует политику.

А какой КРІ Минфин поставил главе Таможни?

— В первую очередь, это таможенные поступления строго по плану. Когда ушел Андрей Павловский и был назначен временно исполняющий обязанности Евгений Ентис, все понимали, что будет конкурс на эту позицию и новый глава Таможни. Поэтому система немного разбалансировалась, и поступление платежей ухудшилось. Опять же, это связано с отсутствием вертикальной системы управления Таможней, которую мы сейчас внедряем в рамках реформы. Сейчас первый КРІ будет у нового главы Таможенной службы — это стабилизация поступлений в бюджет, и системы в целом. Второй — это продолжение реформы.

То есть он до конца года должен закрыть все горящие вопросы?

— Проблемных моментов реализации реформы особо нет. Нужно просто продолжить и довести ее до конца. Это не такая уже и сложная задача. Мы очень пристально за этим следим, общаемся с нашими международными партнерами, которые нам помогают в этом процессе, координируем Таможню. Времени достаточно. Создать единое юрлицо — это просто. Провести тестирование и перевести людей — это более сложный процесс. Но вместе мы справимся.

Вы отвечаете за направление Таможни. Как происходит координация с замминистра по налогам? Допустим, хотят повысить акциз и понятно, что если его сильно задрать, то пойдет контрабанда.

— Мы регулярно общаемся с коллегами-замминистрами и координируемся. Ответственность Таможни — не пропускать контрабанду. Вы приводите в пример инициативу повышения акциза, но это же не придумывается только Минфином. Субъектом законодательной власти в нашей стране является Верховная Рада. В свою очередь парламентарии должны проводить консультации с общественностью (в частности, по этому вопросу с профильными бизнес-ассоциациями) и так далее. Если решение уже принято, то задача Минфина обеспечить выполнение. Все риски, которые касаются Таможни, я вижу и их озвучиваю, мы обсуждаем как их снять либо законодательным путем, либо усилить таможенный контроль по подакцизным товарам.

В чем сегодня основная угроза планам поступлений от Таможни в бюджет?

— На самом деле я сейчас не вижу каких-то особых вызовов или проблем. Опять же, это если ситуация с коронавирусом не будет усугубляться и правительство не будет принимать решений, которые притормозят товарооборот. Одним из пиковых месяцев по поступлениям по плану был октябрь. Ноябрь и декабрь — план меньше. Соответственно, я не ожидаю никаких проблем с наполнением бюджета. Если платежи будут падать, то это сигнал о саботаже. Нужно будет разбираться. Я пока не вижу объективных причин, почему платежи должны падать.

Есть ли какие-то инициативы Минфина по смягчению таможенного контроля по посылкам физлиц? Я имею в виду введенный ранее безналоговый лимит 100 евро за посылку.

— Смягчение невозможно. Во-первых, по международным обязательствам мы не можем повышать этот порог по посылкам. Во-вторых, в Евросоюзе эта сумма сейчас 22 евро. Все, что выше, — облагается налогом. И ЕС идет к тому, чтобы в следующем году снизить эту планку до нуля. Инициатива депутатов повысить лимит до 150 евро — это популизм.

Как координируются инициативы по Таможне с таможенными органами или минфинами других стран?

— Во-первых, Минфин непосредственно координирует Государственную таможенную службу. Во-вторых, есть наши международные обязательства в Соглашении об ассоциации с ЕС, которые мы исполняем. Это и есть этот контроль. Кроме того, любая реформа координируется с позиций Всемирной таможенной организации. Там есть общие правила и рекомендации для всех стран. Как раз концепцию и план таможенной реформы начиная с 2016 года мы писали на основании принципов Всемирной таможенной организации и таможенных стандартов ЕС. Также общались с Евросоюзом и американской CBP [Служба таможенного и пограничного контроля США], которые дали позитивные отзывы на нее.

Корреспондент

ОБ ЭНЕРГЕТИКЕ

Как будет решаться вопрос долгов в «зеленой» энергетике? Уже дошло до истерик. Инвесторы, которые вложились в ВИЭ и считают, что их кинули, призывают не инвестировать в Украину.

— Мы пристально наблюдаем за этой ситуацией и у нас есть варианты ее разрешения.

Я слышал только о выпуске ОВГЗ под эти цели.

— ОВГЗ точно не будет. Мы смотрим на разные варианты кредитной поддержки Укрэнерго. Это будут либо госбанки, либо международные доноры. Мы общаемся сейчас и с Европейским банком реконструкции и развития, и с Европейским инвестиционным банком, и с другими международными донорами, которые рассматривают дополнительное финансирование Укрэнерго. У нас есть план, каким образом в следующем году закрыть этот дефицит по НЭК, что в свою очередь схлопнет все кольцо взаимных обязательств. «Зеленка» тоже ведь закредитована в основном в украинских госбанках и в ЕБРР. Используя корректные инструменты финансирования Укрэнерго, мы разрываем этот порочный круг.

О ГОСБАНКАХ

Когда IFC уже войдет в капитал Укргазбанка?

— Мы планируем подписать соглашение с IFC в ближайшие недели. Все ключевые вопросы уже решены. Мы получили ожидаемое разъяснение Антимонопольного комитета относительно определения непринадлежности к государственной помощи возможный обратный выкуп Минфином акций Укргазбанка, которые будут принадлежать Международной финансовой корпорации на правах собственности, в случае возникновения намерений МФК воспользоваться таким правом в течение срока действия пут-опциона, что является условием кредитного соглашения.

На какую долю в капитале Укргазбанка претендует IFC?

— Они дают кредит Укргазбанку на сумму 30 млн евро, который затем будет конвертирован в 20% капитала банка.

Кто следующий на приватизацию из госбанков?

— Мы ведем переговоры с ЕБРР о вхождении в капитал Ощадбанка. Но говорить о каких-то сроках, условиях и суммах еще рано. Пока мы в начале пути. Это план уже на следующий год. Мы рассчитываем, что вхождение IFC в капитал Укргазбанка даст позитивный сигнал, и переговорный процесс с ЕБРР станет более активным.

ЕБРР тоже на 20% претендует?

— Мы еще не получили четкой цифры. Готовы 100% продать, если будет покупатель… Объективно же такие сделки проходят поэтапно. Инвестор, прежде всего, покупает долю в капитале банка, изучает, как он работает. 20% — это достаточная доля, чтобы изучить вопросы и принять решение о большем вхождении в капитал. Напомню: в обновленных принципах стратегического реформирования банков государственного сектора, которые были поддержаны правительством в начале осени этого года, мы задекларировали, что до 2024 года доля банков с государственным капиталом должна сократиться с аномальных 55% (которые мы имеем сейчас) до 25%. Соответственно, чем весомее будет вхождение инвестора в капитал Ощадбанка, тем лучше.

По ПриватБанку есть какая-то отдельная стратегия?

— Общая стратегия для всех госбанков уже принята правительством в начале осени этого года. Сейчас мы находимся на этапе утверждения Кабмином стратегии для каждого отдельного госбанка. Для ПриватБанка также будет утверждена своя стратегия развития.

Укрпочта бьет копытом по поводу получения лицензии «почтового банка». Нацбанк двумя руками против. А какая позиция Минфина?

— Мы поддерживаем Нацбанк. Действительно, есть законопроект, который в Раде предусматривает возможность Укрпочте стать банком, но мы против этого. Доля государства на банковском рынке и так аномально высокая, и нам не нужна еще и государственная Укрпочта с функциями банка. К этому вопросу можно будет вернуться после успешного выполнения целей по стратегии развития госбанков, когда их доля снизится на рынке до ожидаемых 25%.

 

СПЕЦТЕМА: Интервью
ТЕГИ: коррупцияМинфинТаможняПриватБанкбюджет УкраиныГосбюджет
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Читать комментарии

Корреспондент.net в cоцсетях