UA
ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Уже не пойман — навсегда не вор. Страсти по незаконному обогащению

Корреспондент.net, 15 марта 2019, 16:00
65
7885
Уже не пойман — навсегда не вор. Страсти по незаконному обогащению
Фото: Корреспондент
За весь период работы новых антикоррупционных органов в Украине было открыто 106 уголовных производств по статье о незаконном обогащении

Конец борьбы с коррупцией, полная безнаказанность, безвиз в Шенген отменят, МВФ больше не даст денег — в подобных громких заявлениях не было недостатка после скандального решения Конституционного суда.

 

Решение было резонансным, потому что им объявлялась неконституционной статья Уголовного кодекса о незаконном обогащении чиновников, пишет Валерий Литонинский в №5 Журнала Корреспондент.

Министр инфраструктуры Владимир Омелян, бывший глава Государственной фискальной службы Мирослав Продан, мэр Одессы Геннадий Труханов, первый замглавы СБУ Павел Демчина, около 30 народных депутатов — все это фигуранты уголовных дел о незаконном обогащении. И всех их теперь невозможно привлечь к ответственности, дела закрыты без права возобновить их. А все потому, что Конституционный суд 26 февраля 14 голосами из 18 признал неконституционной ст. №368-2 Уголовного кодекса об ответственности за незаконное обогащение. Фактически теперь она извлечена из законодательства, а все проводимые по ней следствия похоронены.

Высокопоставленные госслужащие торжествуют и открывают шампанское. Сразу скажем: и после решения КСУ никто не мешает антикоррупционным органам, а также прочим правоохранителям возбуждать и расследовать дела против коррупционеров именно по факту таких преступлений. Но не в связи с обнаружением неправедно нажитых богатств. А ведь именно «обналиченные» в виде недвижимого и движимого имущества, а также в виде финансовых активов, коррупционные доходы проще всего выявлять и доказывать.

АРГУМЕНТЫ СУДА

Норма о незаконном обогащении появилась в украинском законодательстве в 2015 году по требованию Запада и в рамках проведения антикоррупционной реформы. Согласно ст. 368-2 Уголовного кодекса под незаконным обогащением подразумевается приобретение активов за средства, законность происхождения которых государственный служащий доказать не может. Дословно — «приобретение в собственность активов в значительном размере, законность оснований приобретения которых не подтверждена доказательствами». То есть, если ты работаешь на госслужбе, а покупаешь, например, недвижимость или автомобиль, которые не соответствуют уровню твоих официальных доходов и ранее сделанных легальных сбережений, у правоохранителей возникнут вопросы к такому скоробогачу.

Наказание за такое нарушение — от 2 до 10 лет заключения, в зависимости от уровня занимаемой должности. Казалось бы, все логично. Да, для всех, кроме самих чиновников, которые попадают под удар.

Поэтому в конце 2017 года группа из 59 народных депутатов обратилась в КС с просьбой признать неконституционной статью о незаконном обогащении. Подписали обращение представители всех депутатских фракций и групп кроме Самопомочі и Батьківщини. Основной костяк подписантов — из фракции Народный фронт, сразу 23 депутата. К слову, депутат НФ Павел Пинзеник представлял обращение нардепов в Конституционном суде. Также среди подписантов оказались по 11 депутатов от Блока Петра Порошенко и группы Відродження, 10 — из Оппозиционного блока, 3 — от Воли народа, 1 — от Радикальной партии. Причем среди тех, кто просил у суда отменить норму, оказались и непосредственно подозреваемые в незаконном обогащении депутаты от НФ Евгений Дейдей и Максим Поляков.

 

По мнению депутатов, норма о наказании за незаконное обогащение якобы противоречит принципам презумпции невиновности. «Обвиненное в незаконном обогащении лицо считается виноватым, пока не докажет свою невиновность, приведя доказательства того, что активы значительного размера были приобретены законно», — поясняют свою позицию парламентарии в конституционном обращении. Ведь не сам человек должен доказывать свою невиновность, а, наоборот, сторона обвинения должна доказывать, что человек виновен, настаивают депутаты. Там есть еще много других аргументов против ст. 368-2 Уголовного кодекса. Однако аналогичного запроса о неконституционности Закона О противодействии легализации средств, полученных преступным путем… почему-то не было. Хотя в нем все ровно то же самое: владелец активов и средств, в отношении которых заподозрили неладное, должен доказывать их добропорядочное происхождение. Но не те, кто почему-то считает такие деньги «грязными».

ТАК ЛИ УЖ НЕПРАВ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД?

По мнению КСУ, нельзя обязать чиновника доказать законность приобретения активов и нельзя привлечь его к уголовной ответственности только из-за отсутствия доказательств законности покупки какого-то имущества или активов.

Причем в решении КС говорится, что нынешняя редакция ст. 368-2 Уголовного кодекса «делает возможным привлечение к уголовной ответственности за незаконное обогащение лица, которое на законных основаниях приобрело активы в собственность, но не имеет подтверждения законности оснований такого приобретения». Но это нонсенс. Как можно что-то существенное приобрести законно, но не быть в состоянии объяснить, за какие средства это было куплено?

Главное последствие решения КСУ состоит в том, что все странности, имеющиеся в электронных декларациях, будет невозможно рассматривать как повод для привлечения к ответственности. То есть е-декларирование госслужащих элегантным финтом полностью кастрировано как антикоррупционный инструмент.

ЕСТЬ ВОЗРАЖЕНИЯ

Хотя по букве закона решение КСУ является окончательным, его юридическую аргументацию тут же разбили в пух и прах отечественные эксперты и западные специалисты. «Решение КС — это очень постсоветская тема, когда генетически западные ценности, как то верховенство права, используются с целью, противоречащей их сути», — отмечает юрист Дмитрий Вовк.

Во-первых, неоднозначность формулировки статьи о незаконном обогащении. Судья КСУ Сергей Головатый, который не поддержал решение суда и изложил к нему отдельное мнение, подчеркивает, что из формулировки статьи о незаконном обогащении четко видно: наступление уголовной ответственности предусмотрено лишь тогда, когда доказано, что увеличение активов в значительном размере не могло произойти с использованием законных доходов. Только после проверки всех возможных способов приобретения активов подтверждается, что обвиняемый не мог получить значительную сумму дохода от своей деятельности, не запрещенной законом. При этом сам КСУ в своем решении вообще не указал, в чем именно заключается неоднозначность формулировки статьи о незаконном обогащении.

Во-вторых, нарушение презумпции невиновности. Формулировка статьи не дает оснований предполагать, что обвиняемый должен доказывать свою невиновность, отмечают юристы. Это именно сторона обвинения должна собрать все доказательства, подтверждающие отсутствие законных источников приобретения активов. «37 производств (по статье о незаконном обогащении) закрыто именно потому, что презумпция невиновности была применена прокурорами и детективами. Поэтому я утверждаю: не было никакого бремени доказывания на фигурантах дел», — говорит глава Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назар Холодницкий.

В-третьих, требование свидетельствовать против самого себя. Статья о незаконном обогащении не обязывает обвиняемого предоставлять какие-либо пояснения или доказательства. Обвиняемому предоставляется право, а не обязанность, представить суду доказательства для опровержения обвинения. Это же все-таки в его интересах. И никто, кроме него или его окружения, не может знать о существовании таких доказательств.

Спорить можно долго. Главные выводы, собственно, уже сделаны — в новом законопроекте об ответственности за незаконное обогащение, который уже подан в Раду.

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ВПЕЧАТЛЯЮТ

За весь период работы новых антикоррупционных органов в Украине было открыто 106 уголовных производств по статье о незаконном обогащении. 65 производств еще расследовались, 37 — закрыто, 4 — направлено в суд с обвинительными актами. Теперь все эти 65 дел, которыми продолжало заниматься НАБУ, тоже закрыли — часть из них упомянуты в инфографике. По данным бюро, суммарный объем злоупотреблений по закрытым делам превышает полмиллиарда гривен.

Возобновление расследования всех этих дел по незаконному обогащению в случае возврата соответствующей статьи в Уголовный кодекс невозможно, поскольку закон не имеет обратной силы.

В Нацагентстве по предотвращению коррупции незачем доводить до завершения 500 уже начатых проверок электронных деклараций чиновников — без статьи о незаконном обогащении это бессмысленно.

То есть, по сути, у отечественных антикоррупционных органов, которые запускали с таким скрипом, забрали один из ключевых инструментов. А госслужащие получили даже не амнистию, а индульгенцию на уже допущенные нарушения. Идея электронного декларирования доходов чиновников, которую общество так приветствовало, потеряла смысл. Чиновник сможет задекларировать все что угодно и наслаждаться безнаказанностью — законность приобретения активов уже никто не проверит.

Юристы прогнозируют, что в декларациях за 2018 год мы увидим невероятные состояния госслужащих. «Чиновники задекларируют все на свете, просто космические вещи, потому что больше нет стимула, нет ответственности за декларирование… Незаконное обогащение — это ночной кошмар должностных лиц, и отменой они от него избавились», — считает юрист Центра противодействия коррупции Анастасия Красносельская.

Согласен с этим утверждением и один из разработчиков антикоррупционного законодательства, в том числе и статьи о незаконном обогащении, бывший член НАПК Руслан Рябошапко. По его мнению, теперь чиновники могут легализовать любые незаконные доходы даже авансом. «Суть этого решения КС в том, что фактически все, что было незаконно приобретено с 2015 года, теперь амнистировано. Такая своего рода амнистия уголовного капитала…» — говорит Рябошапко в разговоре с Корреспондентом.

Да, у НАБУ остается ст. 366-1 Уголовного кодекса, которая предусматривает ответственность за предоставление недостоверных данных в электронных декларациях. Однако в отличие от уже недействительной статьи о незаконном обогащении, по которой чиновников могли наказать и 10 годами лишения свободы, санкция ст. 366-1 предусматривает штраф или максимум всего два года тюрьмы.

Причем на этом проблемы из-за решения КС не заканчиваются. Введение уголовной ответственности за незаконное обогащение было одним из требований западных партнеров Украины. В частности, оно содержалось в Плане действий по визовой либерализации с ЕС, в меморандуме о сотрудничестве с МВФ и в договоренностях о кредитовании со Всемирным банком. А еще даже в конвенции ООН против коррупции, которую Украина ратифицировала в далеком 2006 году.

По правилам МВФ откат в выполнении обязательств может создать проблемы в получении следующих траншей. И это в год, когда сотрудничество с международными финансовыми институциями для страны особенно важно — грядут рекордные выплаты по внешним долгам. Возможные проблемы с шенгенским безвизом — это вообще обнуление одного из ключевых достижений за последние пять лет. В Министерстве иностранных дел Украины уже успели успокоить — Запад пока не будет наказывать Украину за решение КС, но риски серьезны. Во Всемирном банке, США, ЕС и G7 уже выступили с заявлением о том, что уголовную ответственность за незаконное обогащение следует немедленно возобновить и найти способ перезапустить закрытые дела. Вот только есть ли способ это сделать?

ВЫХОД ГДЕ?

Юристы Центра противодействия коррупции считают, что своим решением КС не просто признал неконституционной формулировку статьи Уголовного кодекса о незаконном обогащении чиновников, а в принципе полностью исключил саму наказуемость такого деяния в Украине. И теперь ни одна новая редакция статьи о незаконном обогащении не сможет действовать в государстве, потому что в любой момент расследование по ней может быть обжаловано в суде.

В самом КС не так категоричны. Глава КС Станислав Шевчук считает, что суд не отменял норму о незаконном обогащении как таковую и не отменял саму идею привлечения к ответственности за такие действия. По его мнению, нужно заново внести норму о незаконном обогащении в законодательство и корректнее ее выписать. В НАПК, например, также считают, что статью можно восстановить в Уголовном кодексе.

Однако этот вопрос уже превратился в элемент борьбы в избирательной кампании на президентских выборах. Всего в парламенте уже успели зарегистрировать аж шесть законопроектов о введении уголовной ответственности для чиновников за незаконное обогащение. Но проблема в том, что парламент их рассматривать не спешит. Например, предложение действующего Президента с нескольких попыток так и не смогли включить даже в повестку сессии. А посол США в Украине Мари Йованович отдельно подчеркнула, что следует «именно принять, а не просто предложить, новую и лучшую поправку в Уголовный кодекс о незаконном обогащении».

Маловероятно, что текущий созыв парламента за полгода до перевыборов одобрит внятный формат уголовной ответственности за незаконное обогащение. Так что с незаконным обогащением, скорее всего, будет разбираться уже новый парламент. Как и с реформой Конституционного суда, которая, по сути, так и не состоялась. Формально с сентября 2018 года судьи в КС должны выбираться на основании конкурса. Но, во-первых, 11 из 14 судей, которые проголосовали за спорное решение о незаконном обогащении, выбирались еще по старым правилам. А, во-вторых, новые конкурсы активисты также не считают прозрачными.

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: депутатыКонституционный судРадаПорошенкопарламентнардепНАБУСАПнезаконное обогащение
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях