UA
ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Выборы со взломом. Главные нарушения во время голосования

Корреспондент.net, 29 марта 2019, 16:00
3
6201
Выборы со взломом. Главные нарушения во время голосования
Фото: Корреспондент
Избирательная кампания прошла неспокойно

Президентские выборы — 2019 самые конкурентные и непредсказуемые в истории Украины. Еще ни разу в независимой Украине не было сразу трех кандидатов с практически равными шансами на успех.

В такой плотной конкуренции решающую роль играет даже не один процент, а буквально полсотни тысяч голосов, пишет Валерий Литонинский в №6 Журнала КорреспондентВот тут и появляется особый соблазн добыть преимущество не самыми законными способами. Благо технологии подкупа и фальсификации выборов давно отработаны. Что на этот раз будет нового? И почему игры с голосами, увы, не избежать?

За нарушение избирательного законодательства в Украине предусмотрена административная и уголовная ответственность. В Уголовном кодексе сразу семь статей посвящены нарушениям, связанным с выборами. Их санкции — от штрафа 1.700 грн до 10 лет лишения свободы. И что, отбивают такие наказания охоту незаконно повлиять на волеизъявление граждан? Конечно, нет.

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ

В первую очередь статьи УК не выполняют своих сдерживающих функций из-за действий, а точнее — бездействия, правоохранителей. Казалось бы, инструментарий для привлечения к ответственности за нарушение избирательных правил у них есть. А вот с желанием заниматься этими делами — проблемы. В Украине традиционно все махинации на выборах остаются безнаказанными, а если кто-то и отдувается за них, то исключительно исполнители низшего звена, а не организаторы и заказчики.

Нет, конечно, в 2019 году министр внутренних дел Арсен Аваков публично грозился жесткими карами за любые нарушения в ходе предвыборной кампании. Но пока дальше пафосных заявлений о том, что полиция над процессом и публикации красивой статистики, дело не пошло. Тем более сам Аваков откровенно ввязался в политическую борьбу на стороне одного из кандидатов, что сразу подрывает всю веру в незаангажированность подконтрольных ему правоохранителей.

В МВД отчитались о 3,5 тыс. сообщений по поводу нарушений избирательного процесса, которые поступили им по состоянию на 21 марта. По этим фактам начато 189 уголовных производств. Вот только, сколько из них дойдет до реальных приговоров, другой вопрос. Статистика показывает, что единицы.

Например, все помнят президентские выборы 2004 года и массовые фальсификации в пользу тогдашнего премьер-министра Виктора Януковича, которые привели к Оранжевой революции. Генеральная прокуратура возбудила сразу 1.600 уголовных дел по фактам нарушений на выборах. Но наказаны были единицы, причем, конечно, исполнители на уровне секретарей избирательных комиссий, которые якобы выполняли указания «неустановленных лиц».

Так, в Черкасской области секретарь одной из комиссий создала отдельный список. И расписавшись в нем за избирателей, которые уже проголосовали, добавила 127 бюллетеней за Януковича. Получила она за это пять лет ограничения свободы с отсрочкой наказания. То есть по факту в тюрьму так и не попала. Кто стоял за этим нарушением и заказывал организацию такого вброса, следствие, конечно, не установило.

Или более свежие примеры 2014 года. Тогда, по данным гражданской сети Опора, которая занимается наблюдением за выборами, правоохранители открыли почти 300 уголовных производств, связанных с нарушением избирательного законодательства. Из них только 10 завершились судебными решениями. Трое избирателей получили штрафы за то, что проголосовали без паспорта. Наказали и членов комиссии, которые выдали им бюллетени. Еще два дела касались того, что члены избиркомов подписали протоколы еще до завершения подсчета голосов.

И только два судебных решения касались подкупа избирателей. По одному из них вынесен приговор, и это вообще первый и единственный приговор за подкуп на выборах в истории страны. Причем осудили, конечно, не заказчика, а исполнителя низшего звена. Жительница Килийского района Одесской области получила пять лет и шесть месяцев лишения свободы за то, что за 600 грн покупала голоса избирателей в пользу партии Батьківщина на выборах в объединенную территориальную громаду. И то в этом деле еще продолжаются апелляционные разбирательства.

Неудивительно, что благодаря такой индульгенции на нарушения и текущая президентская кампания не обошлась без них.

Единственное, что хотя бы немного нормализует ситуацию вокруг выборов, — жесточайшая политическая конкуренция минимум пяти тяжело- и средневесов. Их команды будут хватать друг друга за руки. А также жесточайшая конкуренция между силовиками. Генпрокуратура, СБУ и МВД — все они тоже охотятся не на одни и те же избирательные штабы и батальоны. Вот взаимный контроль, охота и вытаскивание добычи на свет — наши самые серьезные гарантии относительной чистоты выборов.

ЗА ЧЕЙ СЧЕТ АГИТАЦИЯ?

Наиболее распространенным нарушением на выборах-2019, и по данным общественных организаций, и полиции, является незаконная агитация. Точнее, несоблюдение порядка финансирования предвыборной агитации. То есть, например, фиксируется размещение печатной агитационной продукции — плакатов, буклетов, газет — без выходных данных. А это говорит о том, что агитация финансируется не из избирательного фонда, а «вчерную».

Избирательные фонды — это вообще отдельная история. Их расходы не соответствуют реальным тратам кандидатов в президенты. Многие кандидаты начинали агитацию, еще не открыв счета своего избирательного фонда. То есть, откуда деньги, непонятно. Точнее, понятно — это кэш.

А спросить о происхождении денег пробовали? Причем спросить можно: статья 159 (1) Уголовного кодекса за подачу заведомо недостоверных сведений об использовании средств избирательного фонда кандидата предусматривает наказание — от штрафа 1.700 грн до двух лет лишения свободы. За незаконное взносы на предвыборную агитацию — такое же наказание.

И пока что правоохранители не особо обращают внимания на такие нарушения. Хотя журналисты, например, публиковали расследование о том, как собирались взносы в избирательный фонд Юлии Тимошенко. Людьми, жертвовавшими миллионы гривен на ее кампанию, оказались кассиры супермаркетов, безработные и другие, мягко говоря, не самые состоятельные граждане. Но 26 марта прокуратура Киева и Служба безопасности сообщили о подозрении в нарушении порядка финансирования предвыборной агитации женщине, которая анонимно внесла на счета партии Батьківщина более 2,2 млн грн. Следствие утверждает, что женщина внесла средства на счета партии, не указав себя в качестве плательщика и незаконно использовав персональные данные 15 других граждан. Возможно, так и становятся все эти кассиры и пенсионеры спонсорами Юлии Владимировны.

Еще одна проблема с избирательными фондами — на них нельзя отнести расходы на агитаторов и вообще на любого нанятого кандидатом работника. Формально все должны быть волонтерами. «Законодательство запрещает заключать договоры с агитаторами, понятие «штаба» в принципе отсутствует, любые наемные работники, действующие за пределами избирательных комиссий и наблюдателей, не существуют в законодательстве. Поэтому расходы на людей по факту не попадают в избирательный фонд. Это самая большая проблема. Мы видим только официальные расходы, касающиеся наружной рекламы, изготовления полиграфической продукции или газет, заказ медиарекламы на телевидении, радио... Но мы не видим реального количества денег, которые инвестированы кандидатом в выборы», — сетует координатор избирательных программ гражданской сети Опора Ольга Айвазовская.

В итоге получается, что за незаконную агитацию в этой кампании пока наказывают только владельцев рекламных площадей, которые размещают плакаты кандидатов без выходных данных.

КУПЯТ, ДОРОГО

Еще один пласт нарушений на этапе предвыборной агитации связан с подкупом избирателей. Подкуп в Украине — это уникальная вещь. Все о нем говорят, все о нем слышали, но срок получила только та дама из Одесской области, о которой говорилось чуть выше.

Подкупом в Украине считается предоставление избирателю подарка стоимостью более 3% прожиточного минимума. Сейчас эта сумма составляет около 60 грн. Кандидаты могут раздавать избирателям только сувенирную продукцию и канцелярские товары — вроде карандашей, ручек, блокнотов. Раздача любых других предметов, стоимость которых превышает 60 грн, будет расцениваться полицией как подкуп.

Продуктовые наборы, лекарства, турпутевки, даже средства для мытья окон — чего только не раздают кандидаты на украинских выборах. Ну и конечно, деньги. Куда без них. На выборах-2019 о денежном подкупе говорят особенно много. Кандидаты в президенты обвиняют друг друга в создании финансовых пирамид и «сеток». Но следует оперировать фактами, а не голословными обвинениям, которых во время предвыборных кампаний, тем более таких грязных, как текущая, всегда достаточно.

По факту же СБУ заявила о разоблачении финансовой «сетки» партии Батьківщина. По версии следствия, ответственный за «сетку» в команде Тимошенко — народный депутат Валерий Дубиль. Якобы у него в подчинении — три координатора по регионам, у них же менеджеры в каждой области. Утверждается, что так «сетка» охватывает территории вплоть до «десятников» — людей, которые непосредственно общаются с избирателями и передают им деньги за голос.

В рамках расследования СБУ вместе с ГБР провели более 40 обысков, изымали списки людей и деньги. 20 марта генеральный прокурор Юрий Луценко заявил о раскрытии новой части «сетки» Тимошенко — на этот раз в Ровненской области изъяли деньги, которые якобы предназначались для скупки голосов в пользу Юлии Владимировны. 23 марта такое же задержание произошло в Одесской области. В самой Батьківщине, естественно, все обвинения отрицают и называют провокациями. Нардеп Дубиль игнорирует вызовы на допрос в ГБР — неприкосновенность.

Что касается «сетки», которую приписывают штабу Петра Порошенко, то команду Президента обвиняют в использовании бюджетных социальных программ. Например, по версии, которую озвучил министр внутренних дел Аваков, в Киевской области агитаторы от имени Президента якобы предлагают самым бедным избирателям оформить материальную помощь в обмен на обещание поддержать на выборах действующего главу государства. После этого списки людей подаются в райадминистрации, где им выделяют средства в рамках бюджетной программы Забота.

Как доказать, что эта традиционная раздача властью социальных пособий самым незащищенным слоям населения под выборы является подкупом, — вопрос. «Подкуп ни на каких выборах массово раскрыть не удавалось в связи с тем, что, к сожалению, следственным органам, у которых есть инструментарий для работы с этой тематикой, не всегда хватало или достаточно умений, знаний и навыков, или политической незаангажированности для того, чтобы работать должным образом», — утверждает Айвазовская.

Подкуп избирателей — это замкнутый круг. Бедные избиратели продают свои голоса, но политики, которых они таким образом приводят к власти, совсем не заинтересованы в том, чтобы материальное положение этих самых избирателей улучшалось. Наоборот, они заинтересованы в том, чтобы часть избирателей оставалась бедной и продолжала продавать голоса.

КАРУСЕЛИ И ПЛАТОЧКИ

В день голосования наблюдатели серьезных нарушений не ожидают. Хотя возможностей тут как раз хватает — и препятствование голосованию, и силовые действия (Нацдружины, как помним, об этом уже прямо говорили), и нарушение тайны голосования, и незаконное использование бюллетеней и пр.

Вроде бы в прошлое ушла технология так называемых каруселей, когда избиратель выносит с участка свой незаполненный бюллетень, в нем проставляется нужная отметка, а следующий участник преступной схемы, уже придя на участок, этот заполненный бюллетень бросает в урну, а свой незаполненный — выносит. И так по кругу. Зачем это нужно? Для контроля за «нужным» голосованием.

Или технология «платочек» — выдача бюллетеня тому, кто не имеет на это право. Например, злоумышленники знают, что человек выехал за границу и не придет голосовать, и вот на участке появляется избиратель с каким-то отличительным знаком — платочком в пиджаке или проездным в паспорте. Он подходит к члену избирательной комиссии, который тоже состоит в сговоре, тот идентифицирует сообщника по отличительному знаку и выдает ему бюллетень уехавшего украинца.

Голосование вместо выехавших — это вызов нынешних выборов, так как масштабы трудовой миграции значительно выросли. Однако правоохранители уже отдельно предупредили, что в базе пограничников есть данные выехавших за границу. И после выборов членов избирательных комиссий может настигнуть ответственность за выдачу бюллетеней «заробитчан» подставным людям. Уголовная, кстати (см. инфографику).

Вообще за все нарушения в день голосования украинцам грозит уголовная ответственность. Не стоит даже фотографировать бюллетень. Это тоже может быть расценено как нарушение тайны голосования — до трех лет тюрьмы или как подозрение подкупа — до двух лет тюрьмы. И то, что не наказывают организаторов, совсем не гарантирует неприкосновенности случайным нарушителям: «план по валу» у правоохранителей вряд ли отменили, кого-то да захотят задержать — ради показухи.

Тем не менее в день выборов нарушения вряд ли будут носить массовый характер, считают эксперты. В первую очередь благодаря аномально большому количеству наблюдателей от кандидатов в президенты и международных организаций, которые зарегистрировались на голосование 31 марта. «Взаимный контроль в день выборов станет гарантией того, что вряд ли будут использованы существенные технологии по фальсификации выборов», — прогнозирует глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель.

КАК ПОСЧИТАЮТ

«Главное — не как проголосуют, главное — как посчитают», — известная фраза, пусть и всерьез преувеличившая значимость этого этапа. Тем не менее риски с подсчетом результатов голосования действительно существуют. Объявить результаты первого тура выборов Центральная избирательная комиссия должна до 10 апреля. Так что в наших лучших традициях избирательная ночь вполне может превратиться в избирательную неделю. На этапе подсчета голосов больше всего механизмов для нарушений в руках у членов избиркомов. Они могут и умышленно портить бюллетени, и уничтожать избирательную документацию, и фальсифицировать протоколы. Все это уголовно наказуемые деяния, причем для членов комиссий действуют более суровые санкции, чем для простых избирателей.

Один из наиболее рискованных этапов при подсчете — это транспортировка избирательной документации из участковых комиссий в окружные. Например, может сложиться такая ситуация, когда на участке все посчитают, заполнят протоколы и несколько представителей комиссии повезут документы в окружком. А там у них находят какие-то проблемы и говорят: «Составляйте уточняющий протокол». И вот тут уже без наблюдателей, без сторонних глаз, можно науточнять совсем другие результаты по сравнению с первоначальными. В 2012 году на парламентских выборах было пять «странных» мажоритарных округов, на которых не смогли сразу установить результаты голосования. Так как там зачем-то массово уточняли протоколы и пересчитывали бюллетени.

Еще один риск во время подсчета голосов связан с кибератаками, которыми нас не перестают пугать спецслужбы. И вообще-то правильно делают, учитывая хакерскую мощь нашего восточного соседа. Так вот от мелких пакостей при обнародовании результатов, как в 2014 году, когда по российским телеканалам показали, что на выборах в Украине побеждает лидер Правого сектора Дмитрий Ярош, мы действительно не застрахованы. Глобально же кибератаки с результатами голосования ничего не сделают благодаря, как бы это смешно ни звучало, нашей устарелой системе выборов. «Именно устаревшая избирательная система — залог безопасности. Бумажные бюллетени, ручной процесс подсчета, мокрые печати, живые подписи членов комиссий… в этот процесс вмешательства невозможны», — уверяет Кошель из КВУ.

Однако теории заговора по поводу киберугроз все равно возникают. Куда без них. Например, в политических кругах циркулируют слухи об одной такой возможности глобальной фальсификации результатов волеизъявления украинцев. Группа людей из специально созданного под выборы дата-центра знает коды шифрования трафика и перехватывает данные первых результатов голосования, которые по электронной системе Выборы поступают в ЦИК. Дальше эти данные анализируются, и на определенные избирательные участки, где действуют сообщники злоумышленников, отправляются задачи по вбросу конкретного числа бюллетеней за одного из кандидатов для корректировки общего результата голосования.

Но это чрезвычайно сложная схема, так что правоохранители сомневаются в ее реализуемости. «Если есть возможность расшифровать трафик, это позволит получать лишь информацию. Корректировать данные и направлять их к конечному серверу — это уже технологически более сложный процесс, такое вмешательство называют «человек посередине» (MITM-атака), и потому оно теоретически возможно. Но я считаю, что организовать несанкционированные изменения данных и одновременно махинации с бюллетенями нереально», — отметил руководитель Киберполиции Сергей Демедюк в интервью одному из украинских СМИ.

В любом случае лучший и самый простой способ защитить свое право выбора — прийти на избирательный участок и проголосовать.

СПЕЦТЕМА: Выборы 2019Сюжеты
ТЕГИ: Выборы Президента Украины 2019 новостиЮлия ТимошенкоВыборыПорошенкоАваковВладимир Зеленский
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

Корреспондент.net в cоцсетях