ГлавнаяLifestyleВсе новости раздела
 

Вспоминая 70-е. Искусственное осеменение крупного рогатого скота, стиляги на Броде и мода на балерин

Корреспондент.net, 13 сентября 2013, 12:42
0
565
Вспоминая 70-е. Искусственное осеменение крупного рогатого скота, стиляги на Броде и мода на балерин
Фото: Фото предоставлено организаторами проекта
Навеяно Кавказом.1977 год

20 сентября в Национальном художественном музее в Киеве открывается первая масштабная выставка художников-семидесятников Тихий протест 70-х. В ее поддержку на сайте Корреспондент.net проходит спецпроект, в рамках которого украинцы делятся воспоминаниями о жизни в 70-х годах.

Рассказывает Петр Федорович Маркман, вице-президент Национального Союза архитекторов Украины, 66 лет. В 70-е - архитектор в КиевНИИПградостроительства:

"В 1971 году, после службы в армии, я пришел на свою первую работу. И сразу в крупное учреждение - КиевНИИПградостроительства, институт, который занимался не только проектной, но и исследовательской деятельностью. Здание института находилось в классном месте - на углу Владимирской и Большой Житомирской. Рядом было все, что сердцу мило: Владимирская горка, София, центр города и Андреевский спуск (совершенно глухое в те времена место).

Институт градостроительства в 70-х - серьезная организация, со своей строгой и четкой иерархией, похожей на армейскую. Чтобы стать автором проекта, необходимо было пройти все ступени карьерной лестницы: техник, младший архитектор, архитектор, старший архитектор, руководитель группы, наконец, заоблачная высота - руководитель мастерской.


Фото предоставлено организаторами проекта
Фото 1: Навеяно Кавказом.1977 год; 2. У кого-то в мастерской. 1976 год


Благодаря наличию высшего образования (я закончил архфак КИСИ), карьера моя началась сразу с должности архитектора. Зарплата, полагавшаяся на этой позиции, колебалась в пределах 100-130 рублей. За любым повышением ревностно следили все сотрудники, прибавка к жалованию даже в 5 рублей была большим событием. Спустя несколько лет можно было перейти на новый уровень - получить следующую в иерархии должность и зарплату от 145 до 160 рублей. Интересно, что мы знали, сколько получает руководитель мастерской - 240 рублей (плюс премиальные). И в этом была какая-то доля покоя - мы понимали, к чему можно стремиться и…никогда не добраться.

Читайте также в рамках проекта Тихий протест 70-х:

Параллельно заработать профессией было сложно. Все мы могли только мечтать о частных заказах. Если подворачивалась возможность - конечно, подхалтуривали. Например, делали плакаты знакомым врачам или иллюстрировали полиграфию: буклеты, книги. Однажды мне пришлось чертить схемы для брошюры издательства "Урожай" под названием "Искусственное осеменение крупного рогатого скота". Я, конечно, ее внимательно изучил. Гонорары от таких заказов могли приносить копейки, а могли и ползарплаты.

Киев в то время был очень стратифицирован. Архитекторы считались элитой, мы причисляли себя к высокому обществу, старались быть в курсе всех культурных событий. Как и все советские люди, узнавали новости, которые по радио, прорываясь сквозь глушилки, сообщали Голос Америки, ВВС или Deutsche Welle. Через товарищей, детей номенклатурных работников, имели доступ к западным журналам и пластинкам. Их родители, работники Совмина или ЦК, шили одежду в засекреченном ателье Коммунар, продукты брали в "распределителях" и были прикреплены (не владели!) к дачам в Конча-Заспе. К слову, 40 лет назад это были довольно скромные домики на большой территории за забором с общей столовой и казенной мебелью.

  • Сайт Корреспондент.net предлагает своим читателям поделиться своей историей о 70-х с нашей аудиторией. Свои истории c фотографиями присылайте на адрес koreditor@korrespondent.net  c пометкой Вспоминая 70-ые.

Во второй, дальний круг нашего общения (оговорюсь, очень почтительного общения!) входили деятели искусств и культуры, принадлежавшие к периоду украинского возрождения 60-х. В частности, режиссер Сергей Параджанов и писатель Виктор Некрасов, художники Георгий Гавриленко и Михаил Вайнштейн, скульпторы Михаил Грицюк и Юлий Синькевич, керамист и монументалист Ольга Рапай-Маркиш, скульптор Николай Рапай, композитор Валентин Сильвестров, многогранные Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко. Сообщество по своей сути являлось творческим и неполитизированным, но на него как-то сам по себе падал отблеск диссидентства.

Застали мы и стиляг, время которых подходило к концу, знались и со сменившими их "штатниками". Эти, как сказали бы сейчас, "лидеры мнений" находились под пристальным и осуждающим взглядом советских граждан, клеймились как фарцовщики и  тунеядцы и часто становились героями фельетонов в московском журнале Крокодил и киевском Перце. Вспоминаю, как на последней странице газеты Вечерний Киев вышла статья под заголовкомАрнольди з Мічігану. Арнольд, Жорж, Эдик становились нарицательными именами для лодырей и изгоев общества, которые не хотели строить социализм, предпочитая этому "великому делу" буги-вуги и коктейли Огни Москвы в кафе Мичиган. Кстати, это злачное местечко и вправду существовало, хотя официально называлось Чай-кофеМичиганом его окрестили именно "штатники", у которых был свой смачный сленг. Так, Крещатик был Бродвеем (Бродом). При этом его правая от Бессарабского рынка сторона именоваласьПижон-стрит, поскольку там дефилировали ("хиляли"), а левая - Гапкен-штрассе: ведь на ней располагались гастрономы, хлебный, молочный и овощной, в которых отоваривались киевляне попроще и приезжие, одним словом "не фирма" (с ударением на последнем слоге).


Фото предоставлено организаторами проекта
На заслуженном отдыхе. Ресторан Москва. 1972 год


Места были тоже стратифицированы. Недалеко от теперешней Европейской площади в семидесятых еще царил Столичный, ресторан с высоким рейтингом,  где собирались люди постарше и при деньгах. Рядом находилась интуристская гостиница Днепр, куда вхожи были только иностранцы, а из сограждан - фарцовщики, валютчики и картежники. Еще одно очень модное и посещаемое место - гостиница Москва, в частности бар на 17 этаже, заглянуть в который можно было, только миновав двойной фейс-контроль.

Мы же еще студентами  хаживали в одноэтажный ресторан Кавказ на площади Толстого. Заказывали в кабинку бутылку марочного коньяка Украина за 16 рублей и лимон и вполне культурно проводили вечер. Долгое время оставалась популярной Лыбидь, часто посещаемая футболистами киевского Динамо - восходящими звездами 70-х во главе с Блохиным. Попасть туда, минуя швейцара, взимавшего дань за вход, было невозможно. Нас проводили друзья музыканты, которые "лабали" в тамошнем оркестре. Шикарным местом с хорошей кухней был ресторан Динамо, где особенно впечатлял оставшийся еще с 30-х интерьер: парадная лестница, паркет, деревянной обшивки барьеры, вытертые латунные перила.

Архитекторы были известны своей склонностью жениться на деятельницах других муз. Особенной популярностью пользовались балерины. Не обделяли вниманием и актрис. Я тоже встречался с девушкой, которая училась в театральном институте. У нас всегда находились общие темы для разговора, сближала любовь к искусству. Особо надо отметить, что во все времена центральный городской пляж за пешеходным мостом был любим всеми киевлянами. В 70-е в моду как раз вошел культуризм, так что пляж являлся идеальным местом для знакомства с красивыми девушками, здесь легче всего было оценить в полной мере внешние данные избранницы... Впрочем, значение имели и другие вещи. Помните, у Ильфа и Петрова есть рассказ Директивный бантик о том, как двое влюбленных впервые встретились на пляже, а потом переоделись в кабинках перед уходом, и уродство их вещей сразу же разрушило едва возникшее хрупкое чувство. Так и нам казалось важным умение одеваться со вкусом. Что было совсем непросто ввиду ограниченного ассортимента в магазинах. Товар на прилавках появлялся только в последних числах месяца, квартала или года, о его "выбросе" правильные знакомые предупреждали заранее. Модные вещи, такие как узкие "подстреленные" брюки-дудочки с пуговицей на левом кармане или американскую рубаху button-down ("батонÓк"), можно было купить только у фарцовщиков или "посылочников". Что-то находили в комиссионных магазинах. Еще одним способом достать дефицит были поездки на толкучки ("туча", "балочка"). Выезжали рано утром куда-то к черту на кулички и там в пыли и страшной давке ловили удачу. Охотились за солнцезащитными очками и складными японскими зонтиками. За джинсы Wrangler, Lee, Levis, не торгуясь, отдавали от 50 (если повезет!) до 200 рублей.

Все наши мечты на бытовом уровне ограничивались желанием соответствовать, как нам казалось, высокому статусу архитектора. Так что мы расхватывали эти галстуки, рубахи, костюмы, следили за прикидом. О машинах никто не думал, потому что это было просто недосягаемо. Очереди на автомобили, как и на квартиру, могли тянуться годами. Зато билет в Прибалтику стоил 20 рублей.

Помню, в середине 70-х началась волна эмиграции. Уезжал мой товарищ. Прощаясь, он сказал: "Я лечу в Канаду. Без всякой профессии. Просто чтобы уехать отсюда. А ты - архитектор! Ты будешь востребован на Западе. Почему же ты остаешься?" Я ответил: "Это было бы слишком просто. Я хочу преодолевать трудности здесь". Представить только, какими идеалистами мы были! Но и сейчас, вспоминая, считаю, что мои семидесятые - очень насыщенные, счастливые годы. Интересные, яркие, полные надежд, уверенности, что я занимаюсь чем-то стоящим, правильным, нужным… Что все впереди, и дальше будет только лучше".


Как сообщал Корреспондент.net, 20 сентября в Национальном художественном музее откроется выставка Тихий протест 70-х. В экспозицию войдут более 120 работ, большинство которых будут выставлены впервые.

По словам куратора выставки Евгения Березницкого, это первая системная попытка исследовать феномен украинского искусства 70-х годов 20-го столетия и открыть зрителю один из наименее изученных периодов в истории украинской культуры.

Семидесятые - знаковое время в украинской культуре, связанное с именами Сергея Параджанова и Василия Стуса, время всесоюзных строек - ЧАЭС, БАМа и индустриализации Сибири. Это период внутренней эмиграции советских граждан, время фарцовщиков, причесок "под битлов", потертых джинсов и бобинных магнитофонов с записями Владимира Высоцкого(чьи полуофициальные концерты собирали тысячи зрителей). Тихий протест… - зеркало эпохи, возможность вспомнить, "как это было", испытать чувство ностальгии, и понять, чем жило поколение  70-х.

Художники-семидесятники принимали участие в официальных выставках, но многие из них уходили в андеграунд, создавали собственную среду и находили своего зрителя на "квартирных выставках".

Тихий протест 70-х представит лучшие живописные и графические работы (пейзажи, портреты, сюжетные композиции) более двадцати авторов, среди которых один из последовательных адептов сурового стиля Владислав Мамсиков, мастер лирической картины Зоя Лерман, одесский нонконформист Олег Соколов, основатель панического реализма Петр Беленок, мэтр натюрморта Валентин Реунов и другие. Выставка продлится до 20 октября. 

Сайт Корреспондент.net предлагает своим читателям поделиться своей историей о 70-х с нашей аудиторией. Свои истории c фотографиями присылайте на адрес koreditor@korrespondent.net c пометкой Вспоминая 70-ые.

Присоединяйтесь к коммьюнити Корреспондент Lifestyle&Fashion на Facebook и группе Корреспондент Lifestyle&Fashion вКонтакте

Корреспондент.net

СПЕЦТЕМА: Вспоминая 70-ые. Спецпроект к открытию выставки Тихий протест 70-ых
ТЕГИ: УкраинаисторияСССРВспоминая 70-ыеТихий протест 70-х
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях