ГлавнаяLifestyleПутешествия
 

Корреспондент: Родина слонов. Письмо из ГерманииЭксклюзив

Ирина Пустынникова, 28 июля 2014, 08:00
9
7670
Корреспондент: Родина слонов. Письмо из Германии
Фото: Корреспондент

Рурский бассейн на западе Германии мог стать депрессивным шахтёрским регионом. Но стал туристической приманкой – с современным искусством, индуистским храмом и даже слонами.

Германия — чудо-страна для любопытного туриста. Тут и Баварские Альпы в хмельной пене Октоберфеста, и фотогеничные замковые руины на Рейне, и свободный весёлый Берлин, и картинный уют Тюрингии. Но, как назло, самые дешёвые рейсы в Германию из Украины — в Дортмунд. Цена соблазнительная, а местность? От самого слова “Дортмунд” на меня веяло скукой и промзоной. Возможно, ещё футболом, но никак не путешествиями. Есть ведь железное правило: где много заводов, там мало туристов.

Рур, регион на западе Германии, в федеральной земле Северный Рейн — Вестфалия, был именно таким — шахтёрским и непростым. Это ниже по Рейну, южнее Бонна, начинается сельская идиллия: замки, виноградники, красивые домики, скульптура Лорелеи на скале. В Руре же сёл-картинок немного. Промышленность была местным коньком ещё со Средних веков, а уж индустриализация ХІХ века и вовсе выветрила пастораль из региона между Дуйсбургом, Дортмундом, Хагеном и Везелем. Бетонные города тут сбились в серый комок агломерации. А немногочисленные архитектурные памятники — это жалкие крохи былого величия, пережившие артобстрелы марта 1945 года.

После пары прогулок по Рейну и изучения всех прелестей Маастрихта, мне захотелось чего-то нового, другого. Оказалось, Рур заслуживает визита сам по себе. Начать стоит с Дортмунда: в центре города осталось несколько средневековых башен, а на окраинах стоят два “водных замка”, местная фортификационная фишка. Но в одном городе Рур не прочувствуешь. Благо, остановившись в Дортмунде, легко совершать вылазки в соседние города, пользуясь выгодным “земельным” билетом Deutsche Bahn.

Но перед этим следует ознакомиться с историей региона. Закат шахтёрского Рура начался в середине ХХ века. Тогда грянул всемирный угольный кризис, за которым в 1975 году последовал ещё и кризис стальной. Государственные субсидии не помогли: до ХХІ века дожило только шесть шахт и три коксовых завода.

180-тысячный Хамм, где шахты закрылись ещё в 1976-м, сделал ставку на туристов. Город и ловит их… на слонов. Сделав первый шаг на привокзальную площадь, я тут же оказалась в окружении стада слонов, выглядывающих из-за пышных уличных вазонов. Да, они искусственные, китчеватые и слишком яркие — ну и что? Слон улыбается на городском логотипе с девизом Elephantastisch. Экзотика? Это вы ещё Шри-Камадчи-Ампалу не видели — индуистскую святыню с 17-метровой башней, украшенной скульптурами. Когда в 2002 году храм освятили, он был крупнейшим в Европе. В дни праздников тут людно, как в Дели, вокруг волоокие брюнеты и женщины в нарядных сари — чем не Индия, только климат привычнее. Внутрь огромного храма приглашают всех, главное снять обувь.

Но слон на лого не поэтому. С 35-метровой высоты за огромным Максимилиан-парком приглядывает стеклянный слон. Самое большое на планете здание в форме животного, попавшее в Книгу рекордов Гиннесса, перестроено в 1984 году — конечно же, из шахты. На хребте у слона душно и тепло — там оранжерея с пальмами, где иногда венчаются молодожёны. Шахтёрского слона тут любят, местные жители ставят его фигурки у своих крылечек. А ещё обитатели Хамма любят стрит-арт. Смелых шедевров граффити на фасадах центральной части города нет, всё по-немецки в лоб и сентиментально: фламинго в пруду, танец пожилой пары, мужчина несёт корзину белья, женщина играет на скрипке.

И вот так, интересно и необычно, в Руре практически в каждом городе. Полумиллионный Дуйсбург поначалу кажется нетуристическим. Но, дав ему шанс, я узнала, что тут неплохая опера, где часто ставят редкого в наших широтах Вагнера. А ещё — два ботанических сада и “мимимишный” фонтан Lebensretter (Спасатель) на торговой Кёнигштрассе. Ребяческое творение французской художницы Ники де Сен-Фалло мгновенно поднимает настроение даже в хмурый день: пластиковая птица, смешно раскинув крылья, крутится вокруг своей оси, брызгаясь  водой.

Внушительную  церковь Спасителя рядом с городской ратушей, как многие готические сооружения, строили пару столетий, начиная с 1316 года. Но святыня примечательна не только возрастом и 90-метровой колокольней. В ней покоится тело  картографа Герхарда Меркатора — его проекцией до сих пор пользуются для нанесения сферической поверхности Земли на плоскую карту.

Среди объектов ЮНЕСКО собор не значится, зато в Список всемирного наследия с 2001-го включён комплекс шахт Zollverein (Таможенный союз, 1834-1986) в Эссене. Это памятник ушедшему промышленному Руру и краеугольный камень масштабного проекта Европейский путь индустриальной культуры. Размах впечатляет: шахты разбросаны на километры, на месте нескольких из них сейчас растёт лес, а терриконы вообще находятся в соседнем Гельзенкирхене. На территории промышленного монстра действуют музеи и дизайн-центр, а на бывшем коксозаводе разместилась галерея современного искусства.  

Ирина Пустынникова — краевед, автор путеводителей

***

Этот материал опубликован в №29 журнала Корреспондент от 25 июля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентГерманияПисьмо из
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Loading...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях

Loading...