ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Война участников АТО с бюрократами

Корреспондент.net, 17 декабря 2014, 07:50
114
11988
Корреспондент: Война участников АТО с бюрократами
Фото: Reuters
Оформить документы участника боевых действий бойцам АТО из-за чиновничьей волокиты очень непросто

Вернувшиеся с АТО солдаты тут же отправляются на другую войну — с «тыловыми крысами».

Тот факт, что они проливали кровь и ходили под пулями, сегодня доказывают чиновникам более 50 тыс. украинских военных, пишет Руслан Иванов в №49 журнала Корреспондент от 12 декабря 2014 года.

Легче взять Донецк, чем собрать нужные документы о том, что ты был на войне. Так невесело солдаты АТО шутят о том, как они пытаются получить от государства статус участника боевых действий, дающий право претендовать на два десятка различных льгот. Они теперь предоставлены им наравне с ветеранами Великой Отечественной и воинами-афганцами.

«Бумаг нужно очень много, при этом в военкомате каждый день меняются требования — то одну бумажку им нужно принести, то другую», — возмущается 26-летний запорожец Владимир Цимуш, боец 93-й механизированной бригады, списанный по ранению в запас.

После нескольких недель безрезультатного хождения из своей воинской части в военкомат и обратно в попытках собрать необходимые документы Цимуш махнул на чиновников рукой.

По наблюдениям юриста Дмитрия Ревы, директора правозащитной группы Січ, сегодня это типичная картина.

«Есть несовершенство законодательства и сложная процедура оформления статуса участника боевых действий, — констатирует Рева. — А занимающиеся приёмом документов люди часто некомпетентны или недостаточно ответственны».

Статус участников боевых действий за три месяца получили всего 3,8 тыс. бойцов — лишь около 8% от всех претендентов на льготы, которых, по данным Минсоцполитики, насчитывается по крайней мере 50 тыс.

В итоге статус участников боевых действий за три месяца получили всего 3,8 тыс. бойцов — лишь около 8% от всех претендентов на льготы, которых, по данным Минсоцполитики, насчитывается по крайней мере 50 тыс.

При нынешних темпах чиновникам понадобится более трёх лет лишь для того, чтобы выдать всем удостоверения участников. А то и все шесть — ведь, по неофициальным данным, реальное количество задействованных в операции людей вдвое больше. Так утверждает Андрей Мамалыга, глава Киевского союза участников боевых действий в АТО.

По словам юристов и правозащитников, ситуация усугубляется сопутствующими проблемами — незаконным начислением участникам войны процентов по кредитам, невыплатой обещанных надбавок к зарплате и невозможностью семьям погибших солдат получить денежную компенсацию и льготы.

Бездействующие лица

Бесплатные отдых в санаториях, медикаменты и проезд во всех видах транспорта, первоочередное обеспечение жильём и земельным участком, беспроцентные кредиты на строительство частного дома, 75%-я скидка на оплату коммунальных услуг. По нынешним временам участников боевых действий могла бы ожидать неплохая жизнь, если бы процедура получения этого статуса была простой и доступной.

Цимушу, когда онобеспечивал огневую поддержку «киборгам» в Донецком аэропорту, его командование обещало оформить статус за пару недель. На деле он больше месяца сам обивал пороги инстанций, да так и не получил обещанного.

После безрезультатных попыток самостоятельно выплыть из бюрократического водоворота Цимуш просто сдал собранные документы в свою часть. Сейчас он ждёт, пока командование подаст документы на всех бойцов.

«Теперь сказали, что нужно ждать до трёх месяцев, — рассказывает солдат. — Мол, придёт корочка, ожидайте. Но когда она придёт, через три месяца или через полгода, никто не знает».

В отличие от Цимуша, 41-летнему Сергею Петренко, военнослужащему 39-го мотопехотного батальона, и спросить не с кого. Уже после возвращения с АТО его перевели в другую воинскую часть.

«В нашем батальоне мне отказались оформлять документы, потому что меня уже перевели, А на новом месте теперь говорят: «Оно нам не надо — возиться с оформлением твоих бумаг», — сетует Петренко.

В армии бюрократия пребывает в ещё более запущенном состоянии, чем на гражданке, утверждают правозащитники.

«Я понимаю, что в боевых условиях у командиров нет возможностей вести эту бумажную кухню, — объясняет Мамалыга. — Да и штабы, где нужно брать выписки из приказов, находятся в местах постоянной дислокации вне зоны АТО. Поэтому и тормозится централизованная подача документов».

Добровольцам даже не стоит пытаться оформить заветное удостоверение. Их — а это около 40 батальонов по 400 бойцов, то есть порядка 16 тыс. человек — соцзащита вообще оставила за бортом

Если же солдат захочет напрямую подать документы в ведомственную комиссию, ему всё равно придётся обращаться к командиру за выписками и справками — выходит замкнутый круг. А добровольцам даже не стоит пытаться оформить заветное удостоверение. Их — а это около 40 батальонов по 400 бойцов, то есть порядка 16 тыс. человек — соцзащита вообще оставила за бортом.

«Действующим законодательством не предусмотрено признание указанной категории лиц участниками боевых действий, а потому они лишены льгот и выплат», — гласит официальное разъяснение на сайте Минобороны.

Соцпомощь не получат и семьи погибших добровольцев — посмертно статус участника боевых действий также не присваивается.

Более того, без поддержки государства сегодня рискуют оказаться и воины регулярной армии. Один из них, не называя имени и фамилии, рассказал Корреспонденту, что, вернувшись по ротации домой, получил от командования своей механизированной бригады в Запорожской области предложение, от которого нельзя отказаться: либо он добровольно возвращается в зону боевых действий, либо его исключат из списков на получение статуса их участника.

Мамалыга считает, что таким образом можно шантажировать лишь самых неосведомлённых солдат.

«Любой юрист им скажет, что они уже имеют право на этот статус, и никакой командир не может их его лишить», — объясняет эксперт.

Однако и корочка ветерана АТО ещё не гарантия того, что её владельцу удастся воспользоваться преимуществами, которые она гарантирует. По словам Марины Коваленко, юриста и соавтора проекта Военсовет по правовой помощи бойцам АТО, уже сейчас её подопечные — воины, мобилизованные с гражданки, — оказались под угрозой лишения своих рабочих мест и служебного жилья.

Первая волна мобилизации началась 18 марта, и по закону за человеком, попавшим под неё, сохраняется рабочее место и средний заработок в течение года, говорит эксперт. Но по истечении этого срока работодатель может такого человека уволить. Поскольку сроки объявления демобилизации первой волны даже не определены, данная проблема очень скоро станет системной и массовой, прогнозирует Коваленко.

Ещё одна неприятность подстерегает бойцов со стороны банковской системы. Правда, это касается лишь тех, у кого есть непогашенные кредиты. Хотя Кабмин своим постановлением запретил банкирам начислять участникам АТО проценты, они продолжают это делать.

А держава со своей стороны, наоборот, бездействует, до сих пор не выплачивая мобилизованным из госбюджета положенные им по закону компенсации к зарплате в размере среднего заработка. Получать деньги ветераны АТО должны по месту работы, но чиновники говорят, что пока у них нет механизма этой процедуры.

Афганский синдром

Воин-афганец Мамалыга, успевший побывать добровольцем и на нынешней войне, командуя отделением в батальоне Айдар, сравнивает прошлое и будущее.

«Я получил статус участника боевых действий ещё в феврале 1989 года — сразу же как только въехал на территорию Советского Союза из Афганистана, — вспоминает он. — Нас сфотографировали и через несколько дней прямо на границу привезли удостоверения. Всё было очень чётко. Сейчас совершенно противоположная ситуация».

В украинских реалиях, пока военный получит удостоверение, его бумаги должны пройти семь кругов чиновничьего ада. Сначала командир части подаёт документы в профильную ведомственную комиссию, потом оттуда они идут в межведомственную комиссию, далее — на рассмотрение Госслужбы по делам ветеранов и участников АТО.

Не спасает ситуацию и положение о том, что боец имеет право сам заниматься хождением по кабинетам.

«Оформить индивидуально практически невозможно, — уверен Рева. — Есть ряд приказов, которые оформляются на всю часть, и сделать из них выписку отдельному бойцу технически очень сложно. Да и чтобы её получить, нужно из места дислокации ехать в штаб АТО, а во многих случаях это нереально».

В ответ на это Артур Деревянко, глава Госслужбы по делам ветеранов и участников АТО, рапортует, что проблем с предоставлением статуса сегодня нет ни у кого, за исключением добровольцев и погибших воинов.

«Но мы изучаем каждый отдельный случай, — уверяет чиновник, — хотя и вынуждены работать с колёс, ведь служба создана только в сентябре».

Громоздкость и запутанность процедуры и законодательства на руку тем, кто, имея к АТО весьма опосредованное отношение, пытается к нему «примазаться» ради получения льгот

Громоздкость и запутанность процедуры и законодательства, по мнению эксперта, на руку тем, кто, имея к АТО весьма опосредованное отношение, пытается к нему «примазаться» ради получения льгот.

«Сейчас статус участника боевых действий активно получают так называемые военные туристы, которые оформляли себе краткосрочные отпуска в зону АТО, — рассказывает Рева. — Фактически они там даже не находились, но, используя свои связи и возможности, получают статус».

По мнению юристов, самый острый законодательный момент в проблеме льготников — это добровольцы, вообще оказавшиеся вне ведомостей на получение льгот. Правда, сегодня у них появилась слабая надежда: в парламенте зарегистрирован законопроект о признании этой категорииучастниками боевых действий.

Там же, полагает Коваленко, нужно выписать процедуру получения помощи семьями погибших бойцов, не успевших оформить статус. Вдобавок эксперт настаивает на том, чтобы государство лучше информировало бойцов об их правах. По её словам, многие проблемы возникают из-за неосведомлённости людей.

По процедуре документы на солдата командир части обязан передать в комиссию по присвоению статуса в течение месяца после того, как тот перестал выполнять обязанности в зоне АТО, приводит пример Коваленко. Но часто бойцы требуют статуса ещё будучи на передовой, и, естественно, не получают его. Из-за этого у солдат создается впечатление, что их хотят оставить без корочки.

Мамалыга согласен с коллегой и уже заказал тираж брошюры для участников АТО с полным сводом всех касающихся их законодательных актов. А попутно он говорит о том, что Антитеррористический центр обязан документально систематизироватьместа проведения боевых действий и их периоды, чтобы по максимуму ограничить получение статуса «военными туристами».

Правозащитники пытаются приободрить солдат: дескать, нужно быть настойчивее в своих претензиях к чиновникам

Правозащитники пытаются приободрить солдат: дескать, нужно быть настойчивее в своих претензиях к чиновникам, тогда оформить удостоверение удастся. Хотя Мамалыге известны примеры афганцев, до сих пор не получивших статус участника боевых действий.

Он напоминает ставшую тогда крылатой фразу, звучавшую из уст чиновников, которые отказывали в помощи ветеранам: «Я вас в Афганистан не посылал». Мамалыга опасается, что история повторится.

«Думаю, и на этой войне будет немало рядовых солдат, не сумевших доказать, что воевали, — предполагает он. — Зато будет много военных чиновников и гражданских, которые этот статус незаслуженно получат».

***

Этот материал опубликован в №49 журнала Корреспондент от 12 декабря 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в ДонбассеВойна глазами Корреспондента
ТЕГИ: Украинавойнажурнал Корреспондентармияльготы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях