ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Жизнь на линии фронта

Корреспондент.net, 9 февраля 2015, 07:53
35
13611
Корреспондент: Жизнь на линии фронта
Фото: Reuters
Поврежденные обстрелами газовые трубы местные жители чинят самостоятельно

Прифронтовые города и сёла Донбасса покидают жители, которые держались там до последнего.

Но бежать из ада порой сложнее, чем жить в нём, пишет Яна Седова в №3-4 журнала Корреспондент от 30 января 2015 года.

Ради разговора с Корреспондентом жительница Марьинки Наталья на несколько минут выходит из подвала. Это рискованно — по городу постоянно стреляют, а потому она больше недели живёт в подвале вместе с мамой-пенсионеркой и 18-летним сыном.

«Часа два бахают, потом десять минут тишины, и всё заново, — рассказывает Наталья. — Вчера и магазины были закрыты. У нас последняя буханка хлеба осталась, а тут, в подвале, восемь человек, и только что пришла ещё одна семья с ребёнком».

Все остальные жители её дома уже покинули Марьинку. Инфраструктура городка уничтожена, воды и электричества нет. Готовить еду приходится на костре во дворе, а освещать подвал — самодельной масляной лампой с фитилём из ваты.

Лучше не станет: военные объявили, что в связи с боевыми действиями восстанавливать коммуникации в городе не имеет смысла. Выехать Наталье и её семье некуда, все родственники живут тут же, в Марьинке.

Да и денег нет — с июля прошлого года она сидит без работы. Тем не менее державшаяся до последнего местная жительница признаётся, что готова эвакуироваться из родного города куда угодно, лишь бы подальше от войны.

Люди, у которых был свой транспорт, деньги и возможность выехать, уже отправились в безопасные места. Те, кто самоорганизоваться не сумел, оказались заложниками ситуации

Люди, у которых был свой транспорт, деньги и возможность выехать, уже отправились в безопасные места. Те, кто самоорганизоваться не сумел, оказались заложниками ситуации.

«Многие летом и осенью уже выезжали из города, отправляли детей в лагеря — надеялись, что военные действия скоро закончатся», — рассказывает житель Марьинки Дмитрий.

Но закончилась не война, а сбережения, вот марьинцы и стали возвращаться.

«Пусть без работы и денег, но хотя бы в родных стенах», — объясняет Дмитрий.

Холодная линия

Выбраться из марьинского подвала, как и из любого другого в зоне АТО, очень непросто. Люди, с которыми общался Корреспондент, говорят, что местная власть в городе практически отсутствует. К тому же на днях снаряд попал в горсовет.

Попытка издания связаться с заместителем мэра Марьинки Андреем Низовцом особой пользы не принесла. На телефонный звонок он раздражённо ответил, что весь день был под бомбёжками и в таком стрессовом состоянии общаться не станет.

Обращение на горячую линию (0-800-507-309) и в Госслужбу по чрезвычайным ситуациям (101) тоже вряд ли поможет, даже если предположить, что в условиях отсутствия электричества нуждающемуся в эвакуации удалось зарядить телефон.

По бюрократической традиции задача просто «спускается на места», то есть тем чиновникам, которые либо не в состоянии её решить, либо вовсе отсутствуют в обстреливаемом городе

Проблему звонящего зафиксируют, проанализируют и отправят органам, компетентным в данном вопросе. По бюрократической традиции задача просто «спускается на места», то есть тем чиновникам, которые либо не в состоянии её решить, либо вовсе отсутствуют в обстреливаемом городе.

Телефоны главных управлений консультационных служб в Луганской и Донецкой областях либо не отвечают, либо предлагают оставить голосовое сообщение. То же касается контактов региональных штабов ГСЧС. Ответили Корреспонденту разве что в северодонецком штабе: мол, массовых обращений за помощью к ним не поступало.

Летом 2014 года, когда многие покидали зону АТО, схема работала так: переселенец обращался в штаб ГСЧС, где ему помогали бесплатно оформить железнодорожный билет, если у него самого денег на поездку не было. Из штаба информацию подавали в администрацию Укрзалізниці, администрация связывалась со станцией, которая оформляла билет. К концу прошлого года Укрзалізниця бесплатно перевезла 14,5 тыс. вынужденных переселенцев.

Но теперь такой возможности нет. Во-первых, уменьшилось количество нуждающихся в проезде, так что железнодорожникам не поступают массовые запросы от ГСЧС. Вторая причина в деньгах.

«Предполагалось, что перевозчики получат компенсацию, но, к сожалению, ни одной копейки за весь период перевозок мы не получили, — говорит Корреспонденту начальник департамента пассажирских перевозок Укрзалізниці Игорь Бреус. — До решения этого вопроса мы не можем продолжать такие перевозки».

Услуги платные

Хорошо зная, как работает неповоротливая государственная машина, большинство переселенцев предпочитают обращаться за помощью к волонтёрам. В сall-центре волонтёрской организации Донбасс SOS говорят, что после начала интенсивных обстрелов населённых пунктов в зоне АТО они стали получать немало звонков от тех, кто хочет выехать в безопасное место.

Однако всё, чем пока могут помочь волонтёры, — это в телефонном режиме найти тех, кто готов принять гостей. А вот выбираться им придётся самостоятельно.

«Мы сейчас в затруднительном положении, — говорит Алёна Бабий, сотрудница Донбасс SOS. — У нас нет средств, чтобы вывезти людей, нет транспорта».

Сейчас сложнее всего тем волонтёрам, которые возили гуманитарку на оккупированную территорию и по возможности заодно эвакуировали людей. Теперь для того, чтобы попасть на сторону, подконтрольную «ЛНР» и «ДНР», нужно оформить пропуск, подав заявку в одном из четырёх городов — Старобельске, Дебальцеве, Великой Новосёлке и Мариуполе (см. Корреспондент № 2 от 23 января 2015 года). Многие волонтёрские группы сейчас находятся в процессе получения таких разрешений, и пока помочь с эвакуацией с той стороны не могут.

В Донбасс SOS говорят, что граждане, проживающие на оккупированной территории, пытаются решить вопрос самостоятельно. Они добираются до ближайшего блокпоста на украинской стороне и там подают документы. А иногда проходят и просто так: спрашивают украинских военных, неужели они станут по ним стрелять, и идут.

«Бывало такое, что и деньги давали, чтобы их пропустили на эту сторону, — рассказывают в Донбасс SOS. — Сначала расценка была 20 грн, теперь — 800 грн с человека».

В обстреливаемых Марьинке и Красногоровке надежда на эвакуацию всё же появляется. По словам Константина Ткачука, заместителя начальника проекта CIMIC (civil military cooperation, гражданско-военное сотрудничество), который работает в зоне АТО, ещё неделю назад уговорить местных выехать было очень тяжело.

«Люди сидели в подвалах и наотрез отказывались выезжать, — рассказывает Ткачук. — В Авдеевке 100 беременных женщин, я лично говорил со многими, но они тоже ни в какую не хотели эвакуироваться. Но теперь все напуганы, они оказались в ситуации, когда оставаться под обстрелами уже не могут».

Военные из CIMIC — своего рода посредники между местной властью, гражданским населением и волонтёрами. Ещё месяц назад группа решала текущие проблемы — ремонт разрушенных в результате обстрелов газопровода и линии электропередач, сопровождение волонтёров с гуманитарной помощью.

Сегодня группе приходится в срочном порядке вывозить людей. Ткачук по телефону общается с одним из заместителей мэра Марьинки, Татьяной Зубицкой. Обещает дать хотя бы на полдня группу военных, которые помогут пройти по подвалам и найти тех, кто готов выехать.

«Узнавайте адрес, составляйте списки, ставьте крестики», — инструктирует он.

Ткачук обещает за сутки найти два автобуса, которые вывезут жителей в соседнее Курахово или Великую Новосёлку. Там сейчас спокойно и есть возможность временно разместить людей, чтобы потом заняться их расселением по областям Украины.

Из представителей местной власти сегодня работают не более 15%. Остальные либо в России, либо в бегах, либо просто хотят попиариться на проблемах населения

Из представителей местной власти сегодня работают не более 15%, говорит Ткачук. Остальные либо в России, либо в бегах, либо просто хотят попиариться на проблемах населения. Есть и такие, кого военные подозревают в работе «на ту сторону».

«Но сказать, что власть не работает, нельзя, — отмечает Ткачук. — Эти 10-15% реально помогают».

Он уверен, что сейчас переселенцев будет очень много, и сетует, что его ресурсы ограничены — людей и техники не хватает. Всё приходится решать буквально на бегу, использовать личные контакты, чтобы найти транспорт, базы для размещения.

К примеру, 27 января военным, несмотря на обстрелы, удалось вывезти из Марьинки два десятка человек. Их временно поселили в Курахове.

По эту сторону

Помимо эвакуации, ещё одна большая проблема — состыковка переселенцев с теми, кто готов их принять. Единой базы, где можно было бы собирать такую информацию, нет. Найти жильё и помощь удаётся зачастую только через волонтёров. Для этого надо как минимум добраться до цивилизации, где есть интернет или телефон. Тут обычно работает принцип сарафанного радио.

Наталья из Харькова вместе с друзьями — одни из тех, кто помогает переселенцам обжиться на новом месте первые два-три месяца.

«У нас была изначальная цель помочь именно трудоспособным и желающим найти работу людям, — рассказывает волонтёр. — В период, когда работа есть, но денег ещё нет, а в очередях за помощью уже стоять не будешь, тяжелее всего».

Сейчас под опекой Натальи и её друзей пять семей, в каждой от четырёх до девяти человек. Квартиры, которые они оплачивают гостям в первое время, обходятся в среднем в 2.000 грн в месяц.

В двух семьях взрослым удалось довольно быстро найти работу, и теперь они платят за жильё сами. Ещё одной семье компенсируют половину стоимости аренды. Наталья признаётся, что одно время вся её зарплата (она работает в сфере IT) уходила на оплату няни для ребёнка и волонтёрскую деятельность, но когда подключились знакомые, ей стало полегче.

Няня тоже переселенка, не так давно выбралась из Дебальцева. На старенькой машине уехала вся семья — дочь с мужем, двое их детей и ещё одна бабушка, лежачая. Не бросили даже собаку. Муж дочери уже устроился на работу.

«Наша няня — это огромное счастье», — признаётся Наталья.

Харьковчанка отмечает, что для её волонтёрского окружения крайне важно видеть у переселенцев желание адаптироваться и жить дальше

Харьковчанка отмечает, что для её волонтёрского окружения крайне важно видеть у переселенцев желание адаптироваться и жить дальше. По её словам, сложнее всего с этим у «социальщиков», но в целом люди, которым «всё не так», ей встречаются редко.

Наталья вспоминает историю о двух парнях лет 19, которые пешком ушли из «ДНР». Их хотели отправить на передовую, но они сбежали и окольными путями добрались на территорию, подконтрольную украинским властям. Когда волонтёры поселили ребят, с утра, выспавшись, те первым делом поинтересовались, где можно найти работу.

На вопрос, надолго ли ещё хватит сил у неё и её друзей, Наталья отвечает: «Это невозможно бросить, они же живые люди. Хотя все мы мечтаем о дне, когда в силу хороших обстоятельств волонтёры станут не нужны».

Но пока до хороших обстоятельств далеко, и Наталья из Марьинки всё ещё нуждается в помощи своей тёзки из Харькова.

***

Этот материал опубликован в №3-4 журнала Корреспондент от 30 января 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в ДонбассеВойна глазами Корреспондента
ТЕГИ: Украинавойнажурнал Корреспондентэвакуацияпереселенцы
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях