ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Украинские казаки на службе Российской империи

Корреспондент.net, 19 февраля 2015, 11:59
122
12598
Корреспондент: Украинские казаки на службе Российской империи
Переселившись на Кубань после уничтожения Запорожской Сечи, казаки активно сопротивлялись ассимиляционной политике Российской империи

97 лет назад была создана Кубанская республика, которая могла стать частью Украины.

Но история украинцев на Кубани началась ещё в конце XVIII века, пишет Роман Клочко в №5 журнала Корреспондент от 6 февраля 2015 года.

После аннексии Крыма Россией в 1783 году в воздухе запахло новой войной. Уступать эту территорию Османская империя не собиралась, да и аппетиты Екатерины ІІ отнюдь не ограничивались маленьким полуостровом. В головах императрицы и её окружения возник так называемый греческий проект – план восстановления Византийской империи во главе с внуком самодержицы Константином.

Для реализации этого замысла нужна была военная сила, и российские власти вспомнили о казаках. Фаворит императрицы князь Григорий Потёмкин, не так давно сыгравший ключевую роль в разрушении Запорожской сечи, начал набор в казачье войско. Он понимал, что запорожцы с их военным опытом придутся в этой войне очень кстати, да ещё и сэкономят деньги царской казне, так как будут обеспечивать себя сами.

Первый казацкий отряд из бывших запорожцев сформировали в конце 1783 года. Командовал им Сидор Билый – бывший войсковой есаул Сечи. В возрождении казацкого войска ему помогали ещё двое запорожских старшин – Антон Головатый и Захар Чепига. Именно эти люди стали посредниками между Потёмкиным и бывшими запорожцами, надеясь восстановить прежние вольности.

В 1787-м, после начала войны с турками, Потёмкин объявил о создании Войска верных казаков, позже переименованного в Черноморское казачье войско. Атаманом стал Билый, а Головатый и Чепига заняли должности войскового судьи и войскового полковника. Сам же Потёмкин в 1790 году получил из рук императрицы гетманскую булаву.

Черноморские казаки отлично показали себя в войне. Они были не только разведчиками или проводниками, но и участниками различных морских и сухопутных битв - захвата Хаджибея (современная Одесса), штурма Измаила и Очакова.

В 1791-м военные действия закончились, но черноморцам было не до подсчёта трофеев. Перед ними вплотную встал вопрос, где жить. В начале войны им удалось не без помощи Потёмкина получить земли между Южным Бугом и Днестром. Но документально оформить свои права казаки не успели: в октябре того же года их покровитель умер.

На земли черноморцев стали претендовать царские вельможи, осаждавшие правительство просьбами о колонизации. Чем заканчиваются такие истории, казаки уже знали на примере Запорожской сечи, поэтому отправили в Петербург делегацию во главе с Головатым.

В качестве нового места жительства российские власти предложили черноморцам болотистый Таманский полуостров. Но благодаря усилиям Головатого к этой территории присоединили ещё и земли от реки Кубань на юге до Ейска на севере, вместе с побережьем Азовского моря. К 1794 году Черноморское казацкое войско перебралось в этот край, получивший в народе название Черномория.

Вооружённая диаспора

Освоение новых земель далось казакам нелегко. Нездоровый климат и участие в военных действиях отнимали немало жизней, и в течение первых 20 лет смертность здесь значительно превышала рождаемость.

Поэтому население края постоянно пополнялось переселенцами из Украины. В первой половине ХІХ века только правительством были переселены более 70 тыс. человек из перенаселённых районов украинского Левобережья. Ещё больше бежало сюда крепостных, причем часто при содействии самих черноморцев, которые нуждались в рабочей силе.

А работы в Черномории хватало. Казаки разводили крупный рогатый скот, лошадей, овец, занимались рыбными промыслами. Для беглецов-одиночек одним из способов заработка была военная служба на границе, проходившей по Кубани. Дело в том, что зажиточные казаки часто нанимали служить вместо себя других людей. Ведь на службе был высок риск погибнуть в постоянных стычках с кавказскими горцами, которые в начале ХІХ века переросли в Кавказскую войну.

О сечевых вольностях черноморцам очень скоро пришлось забыть. Власть в Черномории сосредоточилась в руках наказного атамана, назначавшегося из Петербурга. Потеряли казаки и право избирать старшин

О сечевых вольностях черноморцам очень скоро пришлось забыть. Власть в Черномории сосредоточилась в руках наказного атамана, назначавшегося из Петербурга. Потеряли казаки и право избирать старшин, которые теперь назначались российскими властями. Выборные должности сохранились лишь на уровне станиц, где черноморцы могли избирать атаманов и судей.

Связей с Украиной казаки не теряли. Постоянные потоки переселенцев с исторической родины позволили им сохранить свою национальную идентичность. Дети казацкой старшины учились в украинских гимназиях и университетах – в Харьковском университете в 1840-1850-е годы даже сложилось черноморское студенческое землячество.

Связей с Украиной казаки не теряли. Постоянные потоки переселенцев с исторической родины позволили им сохранить свою национальную идентичность. Дети казацкой старшины учились в украинских гимназиях и университетах

А наказной атаман Черноморского казацкого войска Яков Кухаренко поддерживал дружеские отношения с Тарасом Шевченко, Пантелеймоном Кулишем, Семёном Гулаком-Артемовским, Николаем Костомаровым и другими известными украинцами того времени. Да и сам старался сделать всё, чтобы черноморцы не забыли, откуда они родом, - записывал фольклор, распространял историческую литературу о казачестве.

Ветер перемен

Столь активная, да ещё и вооружённая украинская диаспора пугала имперских чиновников. И после окончания основных военных действий Кавказской войны российское правительство взялось за черноморцев.

В 1860 году командование Кавказской армией издало приказ о ликвидации Черноморского войска. Было создано новое казачье войско – Кубанское, в состав которого, помимо черноморцев, вошли ещё шесть бригад Кавказского линейного войска.

Кроме того, казаки должны были переселиться за реку Кубань – на земли, ранее принадлежавшие адыгейцам. Так российские чиновники надеялись ассимилировать черноморцев, а заодно и заработать на уже обжитых ими землях.

Но этот план с треском провалился. Известие о предстоящем переселении вызвало в Черномории бурю протестов. На станичных сходах принимались решения об отказе переезжать.

В мае 1861-го делегация черноморских старшин выехала в Петербург и передала Александру ІІ обращение от всего казачества с просьбой восстановить войско и оставить казаков на прежнем месте. По возвращении домой главнокомандующий Кавказской армией Николай Евдокимов вызвал лидеров черноморцев к себе в Ставрополь и бросил в тюрьму. Это ещё больше накалило обстановку.

Казаки были готовы защищать свои станицы с оружием в руках. Но до восстания не дошло. В Черноморию приехал Александр ІІ, начавший переговоры. Монарху совсем не улыбалось получить вооружённый конфликт, да ещё и рядом с Кавказом, поэтому он пошёл на уступки.

Казакам разрешили остаться в своих станицах, а за Кубань переселяться лишь по собственному желанию. Но главное требование черноморцев – восстановить войско – было отклонено.

Для большего контроля над непокорными жителями на должность атаманов стали назначать людей не из казацкой среды. А возле черноморской столицы Екатеринодара (нынешний Краснодар) разместили пехотный полк и экскадрон драгунов

Для большего контроля над непокорными жителями на должность атаманов стали назначать людей не из казацкой среды. А возле черноморской столицы Екатеринодара (нынешний Краснодар) разместили пехотный полк и экскадрон драгунов. В 1867 году Екатеринодар и вовсе «расказачили»: здесь остались только резиденция атамана и учреждения войска, остальные же казаки должны были покинуть город.

В последующие десятилетия облик Кубанской области изменился ещё больше. Здесь увеличилось количество «иногородних» – переселенцев, не принадлежавших к казачьему сословию. Они занимались торговлей, ремёслами, арендовали землю у казаков в станицах.

Среди них были не только украинцы, но и русские, армяне, греки, чехи, немцы и представители других национальностей. Первая всероссийская перепись населения  в 1897 году показала, что в области проживали 1.918.881 человек, среди которых преобладали украинцы (908.818) и русские (816.734).

Доля казаков в общей массе населения значительно снизилась – они составляли лишь 41% жителей области. Между ними и иногородними установились натянутые отношения. Первые, как и прежде, вынуждены были нести службу за свой счёт, причём с каждым годом эти расходы росли. Вторые же служили в армии за казённый счёт.

Иногородние тоже были недовольны своим бесправным положением. Без согласия станичной громады они не могли ни приобрести недвижимость, ни затеять строительство на собственном участке. Не допускали их и к участию в общественной жизни станицы. Впрочем, и среди самих казаков тоже не было единства – ассимилировать черноморцев царским властям так и не удалось, и между ними и бывшими линейными казаками ощущались различия в языке и культуре.

Несмотря на правительственные запреты, в черноморских станицах школьников обучали на украинском языке, игнорируя замечания проверяющих. Здесь тепло встречали украинские театральные труппы, чтили память Шевченко

Несмотря на правительственные запреты, в черноморских станицах школьников обучали на украинском языке, игнорируя замечания проверяющих. Здесь тепло встречали украинские театральные труппы, чтили память Шевченко. В 1901-м Екатеринодарская дума даже присвоила имя поэта одному из городских бульваров и женской начальной школе.

В последний бой

Все эти противоречия обострились в революционном 1917 году. Сразу после известия о революции представители партий, общественных организаций и профсоюзов создали Исполнительный общественный комитет из 80 человек, лишивший полномочий наказного атамана Михаила Бабича.

В апреле 1917-го состоялся областной съезд, на котором были представлены делегаты от разных национальностей и сословий Кубани. Но никакого диалога между кубанцами не получилось: казачество было возмущено решением о признании коренными жителями края тех, кто прожил здесь больше года. Не по душе пришлось и создание комиссии по казацким делам, которую возглавил гражданский – недавно переехавший адвокат Турутин. Случился раскол и в исполнительном комитете между сторонниками и противниками автономии Кубани.

С каждым днём противостояние усиливалось. После окончания съезда казаки на войсковой раде избрали собственное войсковое правительство. Его возглавил линеец Александр Филимонов, а заместителем стал черноморец Иван Макаренко. Органом исполнительной власти от иногородних стал областной совет, получивший поддержку от Временного правительства в Петрограде.

В июле казаки объявили о переходе всей власти в руки войскового правительства. А 24 сентября 1917 года войсковая рада провозгласила Кубань республикой под названием Кубанский край и объявила себя Краевой радой. На той же сессии рады была принята первая конституция края, объявившая высшим органом власти Законодательную раду, в которую могли избираться представители всех слоев населения Кубани.

В январе 1918-го кубанский парламент начал работу. На его заседании избрали правительство республики, принявшее постановления о восьмичасовом рабочем дне и о создании земельных комитетов для разрешения споров между казаками и иногородними. Но времени для воплощения этих решений в жизнь у местных политиков не было: на Кубань активно наступали большевики.

Опорой красных стали солдаты Кавказской армии, возвращавшиеся с фронта, часть иногородних и казацкой бедноты. Воевать против них было практически некому. Вернувшиеся с фронта казаки заняли в основном нейтральную позицию, а созданным добровольческим подразделениям катастрофически не хватало офицеров.

К  концу января 1918 года большевики были уже под Екатеринодаром. Кубанские подразделения стали отступать, а правительство – искать союзников. В марте состоялись переговоры казаков с командованием белогвардейской добровольческой армии. После острых дебатов кубанцы согласились перейти в подчинение командованию армии, а белогвардейцы пообещали им помощь в формировании вооружённых сил.

Союзники перешли в наступление и начали теснить противника. Им помогло и то, что в станицах вспыхнули восстания против большевиков с их продразвёрсткой. Но сам союз очень быстро начал трещать по швам. Белогвардейское командование не собиралось делиться властью с казаками, стремясь к полному восстановлению дореволюционных порядков.

Кубанцы затеяли переговоры с правительством гетмана Павла Скоропадского о вхождении края в состав Украины на правах федерации или широкой автономии. Но этот замысел так и остался нереализованным из-за «пятой колонны» в украинском генштабе

Кубанцы затеяли переговоры с правительством гетмана Павла Скоропадского о вхождении края в состав Украины на правах федерации или широкой автономии. Эта идея нашла поддержку у гетмана. Из Украины на Дон, где разместились кубанские части и правительство, стали отправлять партии оружия, амуниции и медикаментов. В планах гетмана была и высадка украинского десанта на Таманский полуостров, где как раз шло восстание против большевиков.

Но этот замысел так и остался нереализованным из-за «пятой колонны» в украинском генштабе: некоторые офицеры «сливали» информацию белогвардейцам и саботировали процесс подготовки. А позже падение правительства Скоропадского и военные действия в самой Украине сделали невозможными любые переговоры.

Спеша перехватить инициативу у украинцев, командование добровольческой армии ускорило наступление на Кубань. После долгих боев к февралю 1919 года край был освобождён. Опьянённое победой белогвардейское командование быстро забыло о своих обещаниях. К казакам относились как к пушечному мясу, отправляя в бои на юге Украины.

Это ещё больше накаляло обстановку: кубанцы массово возвращались домой, не желая воевать с украинской армией. В ноябре 1919-го белогвардейские части арестовали членов Кубанской рады. Известие об этом вызвало массовое дезертирство казаков с фронта и восстание в крае.

Кубань была потеряна для белогвардейцев, но и сами казаки удержать её уже не могли. С севера в кубанские степи хлынули большевики, бороться с которыми не было ни времени, ни сил. 19 апреля 1920 года окружённая Кубанская армия сложила оружие. Из 57 тыс. человек 34 тыс. сдались в плен, остальные переправились в Крым или рассеялись среди кавказских гор.

Но борьба кубанцев за свою свободу не закончилась - их непокорный дух ещё долго не давал покоя советской власти.

***

Этот материал опубликован в №5 журнала Корреспондент от 6 февраля 2015 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: УкраинаисторияказакиРоссийская империяКубань
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях