ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Клуб небожителей. Верховная Рада глазами депутатов, год назад впервые попавших в парламент

15 октября 2013, 08:24
0
1456
Верховная Рада - Корреспондент: Клуб небожителей. Верховная Рада глазами депутатов, год назад впервые попавших в парламент
Фото: Reuters
Депутатов-первогодков работоспособность коллег и эффективность парламентской деятельности неприятно поразили

Депутаты, год назад впервые попавшие в парламент в качестве народных избранников рассказали Максиму Бутченко в № 40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года, какими увидели нравы и обычаи Верховной Рады.

Чем живет мир большой украинской политики изнутри, что происходит за кулисами Верховной Рады, как это выглядит на взгляд человека, пришедшего в парламент со стороны - впервые ставшего депутатом год назад, осенью 2012 года?

Об этом Корреспондент побеседовал с семью нардепами. Они принадлежат к разным парламентским фракциям, имеют различное мировоззрение, возраст и жизненный опыт. Объединяет их лишь то, что для них всех минувший год стал первым в качестве народного депутата.

Редакция задала парламентариям два вопроса: “Каковы ваши впечатления (положительные и отрицательные) от ВР и от правил, царящих в парламенте?” и “Как поменялась ваша жизнь после избрания и в чем именно произошли изменения?”.

Мнения были разными, но беседа почти всегда начиналась однотипно - каждый из нардеповпервогодков, как бы оправдываясь, говорил: “Я готовился к тому, что увижу в Верховной Раде…”. Судя по ответам, подготовиться в полной мере не удалось никому.

Оксана Калетник, фракция КПУ, 41 год. До избрания в парламент - член Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания

Верховную Раду я представляла себе как некий мост, соединяющий общественность и исполнительную власть. Это своего рода логическая цепочка государственной машины. Реальность не совпала с ожиданиями. После года работы в Раде думаю, что у многих народных депутатов взгляд в будущее все так же туманен: куда нация идет, какие цели, как конкурировать с другими, какие принципы реализации в политике?

Парламент - это дымовая завеса между обществом и властью.

Никто не может дать ответ. Создается впечатление, что в парламенте много поверхностной публичности и мало углубленной профессиональной работы. Из-за этого создается отрицательная аура искусственности: слова пластмассовые, люди пластмассовые. Иногда у меня нет сил, чтобы выйти на трибуну, нет вдохновения. Ощущение ненатуральности убивает все желание говорить искренне.

А зачем нужна демократия? Чтобы в обществе возникла атмосфера доверия, в которой правду иногда слышит власть. Что получается в реальности? Парламент - это дымовая завеса между обществом и властью.

За год география моей жизни изменилась. Если раньше я чаще выезжала за границу, то теперь больше времени провожу внутри страны. Чаще общаюсь с людьми, переживающими жизненные боли и проблемы. Коллеги-депутаты мне говорят, что люди идут к ним нескончаемой вереницей, говорят о нужде или, как нардепы выражаются, “избиратели просят “дай-дай”. А я отвечаю, что в общении важно быть участливым - проявить сострадание. Это стоит мало усилий для парламентария, но много значит для обычных людей.

Юрий Савчук, фракция УДАРа, 46 лет. До избрания в парламент - вице-президент футбольного клуба Волынь

Я - заслуженный тренер Украины, и, придя в парламент, ожидал слаженной игры на “поле”, результативности по законопроектам, что называется, больше голевых передач - законов, делающих жизнь украинцев комфортнее. Но первое, с чем мне пришлось столкнуться, - лицемерие народных депутатов. Они могут выходить к трибуне, долго говорить о том, какие проблемы у народа, а потом сесть на свое место и проголосовать за законы, которые простым людям усложняют жизнь. Только один утилизационный сбор [на автомобили] чего стоит. В Европе утилизация автомобиля стоит 100 евро, а в Украине - 3 тыс. евро. Вот забота о людях не на словах, а на деле.

Коммунисты - это профессиональные провокаторы, я от них держусь подальше.

Мало того, в общении друг с другом лицемерие нардепов достигает высшей степени. Со мной какой-нибудь депутат может поговорить приветливо, как коллега с коллегой, а через час пойти и навредить в чем-нибудь. Например, коммунисты - это профессиональные провокаторы, я от них держусь подальше.

В целом обстановка в Верховной Раде кажется рабочей. Все суетятся, как белки в колесе, что-то делают, но при этом мало что решается по рабочему плану. Голевая эффективность законодательного органа близка к нулю.

Андрей Ильенко, фракция ВО Свобода, 26 лет. До избрания в парламент - аспирант Киевского национального университета им. Тараса Шевченко

Когда я избирался в Раду, внутренне готовился к тому, в какую среду попаду. Помню первое впечатление, когда зашел в зал заседаний, - он оказался маленьким, по телевизору выглядит больше. Таков и депутатский мандат - это крохотная власть с точки зрения реального влияния на политику.

Я понимал, что наши оппоненты - ПР и КПУ - попытаются доминировать. И отстаивать свое место под куполом парламента нам пришлось не только словами, но и кулаками.

Парламент разделен на несколько частей, причем регионалы, ранее властвовавшие на заседаниях, немного присмирели

Ранее не один раз ходил на политическое шоу, общался с народными избранниками, думал, что все уже о них знаю. Но первое, о чем мне рассказывали ветераны парламента, отсидевшие по два-три срока у кнопок голосования Рады, меня удивило: на полном серьезе мне говорили о том, что я попал в корпорацию, элиту общества. Говорили о соблюдении корпоративного духа, что мы все едины в нашем высоком полете. Но это, конечно, чушь.

Парламент разделен на несколько частей, причем регионалы, ранее властвовавшие на заседаниях, немного присмирели. Атмосфера в Раде за год существенно изменилась. Это относится к персональному голосованию - теперь каждый голосует за себя.

Для себя решил, что никогда не стану типичным депутатом-небожителем, который закрывается от избирателей, ставит себя выше других. Мне важно сохранить простоту, поэтому даже если ко мне избиратели обращаются “Андрей Юрьевич”, я отвечаю: “Никакого Юрьевича, просто Андрей”.

Ирина Луценко, фракция ВО Батьківщина, 47 лет. До избрания в парламент - директор бизнес-центра Лотос, супруга экс-министра МВД Юрия Луценко

В парламенте витает дух популизма и личной конъюнктуры. Много законодательных инициатив, выходящих из-под пера народных депутатов, - мелочные, или не носят системного характера. Зато ярко видны лоббистские проекты. В таких случаях разыгрываются многоходовки с привлечением депутатов из разных фракций для их дальнейшего продвижения.

Много законодательных инициатив, выходящих из-под пера народных депутатов, - мелочные, или не носят системного характера.

Есть и довольно интересные законопроекты, охватывающие целые отрасли. Сразу чувствуется уровень специалистов, привлеченных к решению проблемы законодательными путями. К сожалению, в большинстве случаев такие законы неинтересны власти, они “тонут” в зале во время голосования. После такого театра трудно ехать к людям. Откровенно стыдно.

За первые месяцы получали огромное количество писем осужденных из тюрем, от их родственников, адвокатов. Каждый просил о правовой помощи. В Каневе, Черкасской области, открыла общественную приемную, но стараюсь ездить и по всей Украине. Именно в таких поездках вижу, как в последнее время обеднел и отчаялся народ. Особенно поражают женщины - тянут на себе семьи. Выживают кто как может.

Дмитрий Добкин, фракция Партии регионов, 38 лет. До избрания в парламент - президент Харьковского областного благотворительного фонда Дмитрия Добкина. Брат губернатора Харьковщины Михаила Добкина

Впечатлил график работы: смешно говорить - депутаты работают восемь дней в месяц. Остальное время должны ездить по округам. Это уже на совести каждого нардепа.

Не нравится, что навязывают украинский язык

Главный позитив вижу в том, что Рада в последние полгода работает и принимает законы. По Раде можно спокойно пройти, что называется, не оглядываясь в опаске. Оппозиция пыталась переломить нас через колено, но у них, я считаю, ничего не получилось. Они притихли, потому что им дали команду перед подписанием договора об ассоциации с ЕС вести себя спокойно. Например, фракция УДАРа голосует с нами вместе, с ними можно договариваться и конструктивно решать вопросы.

Индивидуальное голосование - это, конечно, хорошо, но стоишь постоянно над этой кнопкой в зале парламента, так что даже в туалет некогда сходить.

Не нравится, что навязывают украинский язык. Я родился и воспитывался в русскоязычной семье, и если бы хотел сделать карьеру в Киеве, с удовольствием перестроился бы - говорил на украинском. Но не нужно прессинговать русскоговорящих.

Раньше я занимался бизнесом и привык в жизни принимать решения самостоятельно. Теперь все наоборот - командная игра и жесткая дисциплина: фракция решила - я подчиняюсь.

Александр Момот, фракция Партии регионов, 57 лет. До избрания в парламент - начальник государственного предприятия Приднепровская железная дорога

Наверное, в Днепропетровске меня стали больше узнавать. Иногда на улице подходят, здороваются.

Я руководил 60-тысячным коллективом и понимаю потребности людей, знаю, как организовать рабочий процесс, поддерживать социальную сферу. Мой опыт может пригодиться в масштабах страны. Собственно, для этого шел в Верховную Раду. Но полной неожиданностью для меня стало поведение коллег-депутатов, которые блокируют трибуну, кричат с места, перебивают выступающего. В сессионном зале находятся 450 человек, представляющих интересы 40 млн, - это политическая элита. Значит, и вести должны себя соответствующим образом. Вся страна смотрит на нас, и устраивать шоу вместо рабочего процесса непрофессионально и нелепо.

Положительный момент в работе Рады для меня - участие в законотворчестве, понимание, что твои предложения могут изменить действующие в стране правила.

В личном распорядке немного что изменилось. Когда был начальником Приднепровской железной дороги, мой рабочий день начинался в семь утра, сейчас прихожу к восьми утра. Наверное, в Днепропетровске меня стали больше узнавать. Иногда на улице подходят, здороваются.

Оксана Продан, фракция УДАРа, 39 лет. До избрания в парламент - председатель Всеукраинского объединения малого и среднего бизнеса Фортеця

При блокировании трибуны - наоборот, уверенность, что правильно поступаем

На протяжении года работы в Верховной Раде меня преследовали разные ощущения. Когда в декабре депутаты от большинства откровенно голосовали с нарушениями, чувствовала стыд и одновременно злость, что такое до сих пор живо в Украине. При блокировании трибуны - наоборот, уверенность, что правильно поступаем. Когда большинство принимает откровенно антинародный проект, сердце разрывается от возмущения и первая мысль, которая приходит в голову, - мы все исправим.

Но наибольший всплеск эмоций я ощутила, когда прошло голосование за мой закон об отмене всех справок, которые граждане вынуждены собирать для органов власти. Против проголосовал всего один депутат. Это значит, что в Раде осталось здравое зерно, нардепы, может быть, на уровне подсознания понимают, что бюрократическую машину нужно менять.

В мою личную жизнь добавились сессионные недели и новые обязанности. По две недели в месяц работаю в зале, встречаюсь с избирателями и помогаю теперь не только предпринимателям.

***  

Этот материал опубликован в №40 журнала Корреспондент от 11 октября 2013 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.      

СПЕЦТЕМА: Кризис в Верховной Раде
ТЕГИ: Партия регионовжурнал КорреспондентдепутатыБатьківщинапартія "Удар"
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях