ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Юго-восточные ветры. Ситуация в регионахЭксклюзив

Олег Решетняк, 5 марта 2014, 08:01
233
26381
Корреспондент: Юго-восточные ветры. Ситуация в регионах
Фото: АР

Когда в Киеве праздновали победу и назначали новую власть, на юге и востоке вспыхнули протесты. Корреспондент выяснил, что происходит в регионах, не поддержавших Майдан.

Волна народных протестов и захватов админзданий, накрывшая в конце января запад и центр страны, почти не затронула восток и юг. Сейчас все встало с ног на голову: жители Киева и Львова переходят к спокойной жизни и готовятся к президентским выборам, а вот на Донбассе и в Крыму появились собственные “майданы”.

Харьков:  через дорогу

“Слава Украине!” — скандируют участники харьковского Евромайдана, что обосновался у главного входа в ОГА. У большинства из них лица скрыты балаклавами, в руках — биты и щиты Беркута, трофеи киевских бойцов-сотников. Конспирацию люди объясняют тем, что за участие в митинге им угрожают исключением из вузов или сокращением на работе. Их главное требование — отставка мэра Геннадия Кернеса и губернатора Харьковской области Михаила Добкина (когда верстался номер, последний подал в отставку).

Через дорогу от них стоят оппоненты — так называемые антимайдановцы. На возглас “Слава Украине!” они отвечают дружным “Позор!” и размахивают флагом России. Между протестующими ездят машины, многие водители сигналят — правда, непонятно, в чью поддержку.

Несмотря на блокаду, администрация продолжает работать в обычном режиме. Тем не менее на входе чиновникам приходится предъявить свои удостоверения постовым из самообороны. Некоторые рядовые сотрудники даже симпатизируют “оккупантам”.

“Мы за люстрацию. Поведение и решения нашего руководства заслуживают того, чтобы Верховная Рада приняла против них какие-то меры”, — считает служащая администрации Светлана Шуваева.

В то же время Шуваева предостерегает митингующих от необдуманных действий: остановка работы госучреждения грозит задержкой зарплат бюджетникам.

Сергей Чернов, председатель Харьковского облсовета, расположенного в этом же здании, волнуется за своих подчиненных. По его словам, 80 % из них — женщины с детьми, и они боятся работать рядом с вооруженными боевиками. Чтобы успокоить сотрудниц, чиновник выделил им кабинеты, которые не соседствуют с помещениями, занятыми евромайдановцами.

“Я не пойму, чего они требуют! Я уже нахожусь в оппозиции и не влияю на эти процессы”, — недоумевает Чернов.

Через минуту к нему подходит человек в маске и требует выделить митингующим еще одно помещение. На что председатель отвечает отказом, мол, с неизвестными переговоры не ведет.

Харьковский Евромайдан очень похож на киевский, но с меньшим размахом: медпункт, кухня, пункт выдачи и приема продуктов. Жители города несут медикаменты и теплую одежду. У киевского активиста Дмитрия Резниченко, приехавшего сюда на случай обострения ситуации, даже возникло дежавю.

“Все развивается по примеру Майдана. Мне кажется, силового противостояния избежать не удастся”, — отмечает киевлянин. 

Будто в подтверждение его слов между враждующими лагерями возникает словесная перепалка.

“Это же экстремисты, которые хотят запретить нам разговаривать на родном языке!” — говорит военный в отставке Сергей Московиченко. Он убежден, что именно они убивали митингующих на киевском Майдане. И что если бы в столице не появилось правое крыло, Харьков вместе  с Киевом тоже восстал бы.

Отец пятерых детей Александр Биляченко уверен, что разговоры об экстремизме необоснованны.

“От Харькова до российской границы около 50 км. Идет сильнейшая пропаганда. Трудно этому противостоять”, — считает 34-летний предприниматель.

Биляченко добивается отставки местной власти, потому что она, как он полагает, погрязла в коррупции.

“Без одобрения мэра или председателя облсовета в Харькове  невозможно вести бизнес”, —  констатирует он.

 

После 23 февраля, когда многотысячная толпа хотела свалить памятник Владимиру Ленину, у подножья монумента поставили круглосуточную охрану. Со временем она переросла в полноценный палаточный лагерь с полевой кухней и сценой.

“С помощью аргументов я и мое  афганское братство смогли убедить активистов не предпринимать никаких радикальных действий”, — радуется зампредседателя Харьковской ОГА Василий Хома.

Чиновник рассказывал митингующим, что  высота памятника — свыше 20 м,  а вес — более 50 т, и если его просто повалить на землю, как это сделали во многих других областях страны, он может провалиться в пролегающее под площадью метро.

При попытке Корреспондента зайти на территорию лагеря возле памятника Ленину некий координатор Олег вызвал охрану, которая вывела журналистов силой. Участники антимайдана оправдали их действия: в лагере, по их словам, были случаи, когда в еду подбрасывали яд.

Охранять порядок в облгосадминистрации Хоме помогают его друзья-афганцы. В кабинете включен телевизор, транслируется марафон в память Небесной сотни. К погибшим афганцы относятся очень уважительно.

“Майдановцы шли без оружия, не за деньги, а за идею. Для этого нужно иметь невероятное мужество. У них есть стержень, я бы с ними пошел в разведку”, — подчеркивает Хома.

Симферополь: татары и русские

В 20-х числах февраля ситуация в Крыму накалялась. Все чаще люди в городах устраивали акции протеста против новой украинской власти и организовывались в народные дружины. Масла в огонь подлило решение нардепов об отмене законов о статусе региональных языков. После этого на полуострове всерьез заговорили об угнетении русского языка и фашизме.

Вдобавок на днях неизвестные разрушили в селах два памятника Ленину, а Меджлис крымско-татарского народа потребовал убрать монумент вождю из центра Симферополя. После этого крымчане вышли на охрану Ильича и дежурят там до сих пор.

Вечером 24 февраля напряжение вылилось в местный “майдан” у здания Верховного совета в Симферополе. Палаток и баррикад пока нет, как нет и единого лидера, но митинг продолжается круглосуточно. Народ собирается через соцсети, в руках у пророссийски настроенных активистов плакаты Мы крымчане, наши братья россияне!, а из уст звучат лозунги: “Снять тризуб!”, “Тягнибока на вилы!”, “Фашизм не пройдет!”.

 
 АР

Активная фаза диалога с властью стартовала во вторник, 25 февраля. У здания парламента собрались порядка 1.500 человек. После угроз штурма люди передали депутатам обращение, потребовав в срочном порядке рассмотреть его на сессии.

“Действия Верховной Рады Украины начиная с 20 февраля незаконны. Решения принимаются с грубейшими нарушениями законодательства. Исходя из этого, правового поля Украины сейчас не существует. В соответствии с харьковскими соглашениями, парламент Крыма должен взять на себя всю ответственность. В таких условиях Крым при помощи референдума должен определиться, с кем он — с Украиной, Россией, или же автономия станет самостоятельным государством”, — говорит крымский политолог, доцент Таврического национального университета Анатолий Филатов, участвовавший в подготовке обращения.

Митингующий симферополец Алексей формулирует требования короче: “Фашисты узурпировали власть в Киеве, и все их решения незаконны. Мы просим защиты у России!”.

Правда, не все крымчане согласны с позицией активистов. Есть и такие, кто уверен: новая украинская власть должна навести порядок в стране, а выступления и митинги — это провокации, которые дестабилизируют обстановку. Тем не менее в ходе митинга депутаты согласились рассмотреть обращение народа в среду,  26 февраля, в 15:00.

С самого утра среды к зданию Верховного совета АРК начали съезжаться крымские татары. Пророссийски настроенные активисты, среди которых были и обычные граждане, и казаки, оказались в меньшинстве. К обеду крымских татар уже собралось порядка 5.000 человек.

 
 АР

Председатель Меджлиса Рефат Чубаров потребовал от спикера крымского парламента Владимира Константинова отменить сессию.

“Мы не допустим принятия незаконных, сепаратистских решений. В противном случае за свои действия не отвечаем!” — заявил Арсен, один из крымских татар.

После небольших стычек у стен парламента и призыва руководства Меджлиса к митингующим расходиться по домам на сайте Верховного совета появился комментарий спикера: “В крымском парламенте не ставят вопрос о выходе Крыма из состава Украины”.

Как выяснилось впоследствии, сессия открылась, но из-за отсутствия кворума ее тут же закрыли. Тем не менее даже после таких новостей народ из-под Верховного совета расходиться не стал.

Севастополь: русский мэр

В Севастополе, где над зданиями массово начали поднимать российские флаги вместо украинских, объявили, что поддержат манифестантов в крымской столице. В противовес татарам из города-героя отправилось несколько автобусов с активистами. По некоторым данным, в Симферополь приехали около 5.000 пророссийски настроенных горожан. Люди колоннами двинулись к парламенту, у его стен произошли стычки, но ситуацию удалось урегулировать.

Среди жителей Севастополя сильны пророссийские настроения.

“Мы на 25-тысячном митинге избрали себе нового мэра. Им стал местный бизнесмен, гражданин России Алексей Чалый, которому, по сути, делегировали полномочия подавшего в отставку губернатора Севастополя Владимира Яцубы”, — говорит севастополец Игорь Тихомиров.

 
 АР

Впрочем, сам Чалый никаких заявлений касательно российского вопроса пока не делал. В то же время жители готовятся к приезду радикалов — таковыми здесь считают членов Правого сектора и Свободы. На въездах в Севастополь появились блокпосты из строительных блоков, народ записывается в дружины и постоянно дежурит у здания местной администрации.

Как украинская армия, так и российский Черноморский флот в Крыму пока соблюдают нейтралитет и в ситуацию не вмешиваются. Военные усилили охрану своих складов с оружием, а командование ЧФ РФ отправило в гарнизоны дополнительную бронетехнику с морской пехотой.

Донецк:  в ожидании экстремистов

В рядах донецких противников Евромайдана единства нет. Директор Донецкого института социальных политологических исследований и политического анализа Владимир Кипень выделяет две основные группы людей, не принимающих сегодняшнюю власть.

“С одной стороны те, которых мы привыкли называть титушками, — группа людей с наиболее примитивным мышлением, которая при минимальном финансировании готова делать все, что скажут, — объясняет эксперт. — А представители второй группы являются идейными противниками [новой] власти”.

По мнению Кипеня, представители второй группы опасаются, что смена власти в Киеве  поставит под угрозу их мировоззрение, культуру и язык.

Ярким примером разнообразия в рядах противников Евромайдана послужил митинг в воскресенье, 23 февраля. Люди выстроились у стен Донецкой ОГА, вооружившись дубинками, железными прутьями, бейсбольными битами, а то и вилами. Все они носили георгиевские ленточки, которые, как они считают, демонстрируют антифашистские настроения.

 
 АР

На вопрос, почему они сегодня пришли сюда, ответы звучали разные, часто даже не по сути дела. Кто-то говорил, что пришел отстоять город от террористов-экстремистов. Кто-то заявлял о создании Донецкой республики и желании отделиться от Западной Украины. Были и те, кто кричал о вхождении в состав России и абсолютном нежелании жить в Европе.

Не остался без внимания и донецкий Ленин, вокруг которого организовались дружины добровольной охраны. Главную цель дружинники видят в защите не самого памятника, а всего Донецка: мол, коммунистическое достояние — это не только монумент, но и заводы.

Пока в установленных вокруг Ильича палатках раздают чай и печенье, активисты от скуки играют в футбол. Но настроения решительные.

“Не надо нас ломать через колено, не надо рушить памятники, — заявил один из дружинников. — [Бывшая] оппозиция хочет показать свою силу? Не надо нам ее показывать! И своей силы с головой хватает! Просто у нас предателей много, но мы их все равно прощаем, как и врагов наших”.

По словам дружинника, если в Донецк приедет Правый сектор и начнет “качать свои права”, то он и его соратники не сдадутся.

“Мы устроим вторую Брестскую крепость!” — сказал дончанин.

Среди местных чиновников настроения менее радикальные. По мнению секретаря горсовета Сергея Богачева, выходом из ситуации может стать экономическая децентрализация, благодаря которой бюджет региона будет формироваться исходя из собственных доходов.

 
 АР

“На сегодняшний день должна быть идея, которая объединит регионы Запада и Востока, — объясняет Богачев. — Запад получил ту степень политической свободы в Украине, за которую боролся. Восток не устраивает то, что средства, заработанные в наших регионах, перераспределяются в пользу западных”.

По данным чиновника, бюджет Ивано-Франковской области формируется на 30 % из собственных источников, а на 70 % — из государственных, тогда как в Донецке, Днепропетровске и Запорожье — наоборот.

“Если Запад хочет политической свободы, то зарабатывайте больше или тратьте меньше. Выравнивание областных бюджетов согласно доходам успокоит и восток и запад”, — резюмирует Богачев.

Луганск:  шли бы работать

Возле здания Луганской ОГА разбит палаточный городок. Над палатками развеваются флаги общественной организации Луганская гвардия. Здесь же стоит печь-буржуйка, у которой пьют чай два десятка молодых людей. Их лица скрыты под масками и шарфами, но парни охотно общаются с прессой.

Комендант городка — секретарь луганского обкома Прогрессивной соцпартии Александр Харитонов. Как он отмечает, гвардейцы — это обычные луганчане, которые пришли сюда защитить административные здания от возможного захвата. Правда, потенциальных захватчиков комендант не называет.

 

“Лучше бы они работать шли. Только бардак устроили в парке. Одни в Киеве, другие здесь. Безобразие!” — возмущается пенсионерка Вера Ивановна. Она, как и другие луганчане, на всякий случай старается обходить центральный парк стороной.

В самом здании администрации чиновники пытаются демонстрировать уверенность. Губернатор Владимир Пристюк ежедневно проводит заседания областного штаба по обеспечению общественного порядка. От нового правительства он ожидает конкретных решений и кадровых ротаций, но обещает отстаивать своих людей.

“Мы будем бороться за каждого профессионала”, — заявил Пристюк.

А вот в горсовете регионалы уже теряют своих представителей — два депутата написали заявления о выходе из Партии регионов. Председатель луганской организации партии Александр Ткаченко ситуацию не драматизирует: всегда найдутся политики, меняющие взгляды в зависимости от ситуации в стране, говорит он.

“Основной костяк депутатов остается верным партии. Но однозначно могу сказать, что будет проводиться переформатирование партийных рядов”, — говорит Ткаченко.

“Подбирать” регионалов стали коммунисты. По словам народного депутата, первого секретаря Луганского обкома КПУ Спиридона Килинкарова, всего за несколько дней более 200 человек изъявили желание вступить в их ряды. Не исключено, что Компартия, ныне вторая сила в регионе, может стать абсолютным лидером у избирателей.

Иная реакция у членов местного штаба национального сопротивления, которые на народном вече создали Раду Майдана.

“Мы требуем, чтобы администрация области передала свои полномочия Раде Майдана. У нас создана команда профессионалов”, — заявил член Рады Сергей Топтун.

В совет вошли 15 активистов, которые в последние месяцы поддерживали Евромайдан в Луганске. Хотя дальше лозунгов дело не сдвинулось.

Защиту административных зданий организовали и в нескольких крупных райцентрах области. Охраняют и памятники Ленину — правда, два уберечь не удалось: Ильичи в Лисичанске и Меловском районе пали.

P.S. Когда верстался номер, первый заместитель и.о. генпрокурора Николай Голомша сообщил о начале расследования по фактам сепаратистских заявлений в Харькове и Крыму. 

***

Этот материал опубликован в №8 журнала Корреспондент от 27 февраля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

По материалам: Сергей Одаренко
ТЕГИ: памятники и монументыСоветские памятникиКрымХарьковСевастопольДонецкЛенинЛуганскакцииСимферопольпикетыакции протестамассовые беспорядки
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях