ГлавнаяМирВсе новости раздела
 

Корреспондент: Шах и мат. Пять мыслей польского советника американских президентов Збигнева Бжезинского

26 июля 2012, 10:28
0
580
Корреспондент: Шах и мат. Пять мыслей польского советника американских президентов Збигнева Бжезинского
Фото: Корреспондент
Збигнева Бжезинского называли главным идеологом холодной войны

Великая шахматная доска польского советника американских президентов Збигнева Бжезинского закрепила факт всемирной гегемонии США и обозначила плацдармы геополитических баталий в Евразии, одним из которых стала Украина, - пишет Дмитрий Громов в № 28 журнала Корреспондент от 20 июля 2012 года

Его называли главным врагом СССР и конструктором развала Союза, а сегодня - великим политологом и патологическим русофобом. Американец польского происхождения, советник президентов США и создатель ярчайших геополитических теорий, Збигнев Бжезинский, или Неистовый Збиги, получил свое прозвище за безжалостный острый ум, чувство собственного превосходства и искрометную иронию.

Диаметрально противоположные характеристики Бжезинского - плод эмоций как противников, так и сторонников его политологических трудов, вызванных точностью и безапелляционностью определений и прогнозов. Бжезинский - один из главных стратегов внешней политики США XX века, заслуживший этот титул своей теорией антикоммунизма, определившей режим в соцстранах как тоталитарный, и концепцией американской гегемонии нового типа.

Бжезинский - один из главных стратегов внешней политики США XX века, заслуживший этот титул своей теорией антикоммунизма, определившей режим в соцстранах как тоталитарный, и концепцией американской гегемонии нового типа.

Идеолог Вашингтона с 1960-х по 1990-е годы, Бжезинский занимал жесткую позицию по отношению к СССР, а затем к России, в конце 1970-х активно поддерживал секретную программу ЦРУ по вовлечению СССР в дорогостоящий и отвлекающий военный конфликт.

“Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну”, - писал он президенту Джимми Картеру после начала войны в Афганистане в 1979-м. И наконец, в 1990-е польский американец стал автором концепции расширения НАТО на Восток.

Главная книга Бжезинского Великая шахматная доска (Господство Америки и ее геостратегические императивы), вышедшая в 1997 году, прогнозирует геополитическое будущее Евразии.

Этот регион автор считает основной политической ареной на ближайшие 30 лет - великой шахматной доской, на которой США предстоит утверждать свою гегемонию как единственной оставшейся после падения СССР мировой сверхдержаве.

Бжезинский также знакомит читателей с историей формирования и падения древних империй - римской, монгольской и китайской. Крупнейшими игроками на нынешней карте мира, по мнению политолога, являются Евросоюз (в основном - Германия и Франция), Япония, а также показывающие темпы бурного экономического и политического роста государства Азии - Китай, Индия и Южная Корея.

Фигурами послабее, но столь же значимыми для геополитических, автор называет новые независимые государства, возникшие после крушения СССР, особо выделяя среди них Украину как главную передовую в завоевании Америкой Евразии. 1

О современной гегемонии США: "Империи опирались в своем могуществе на иерархию вассальных государств и колоний, а всех тех, кто не входил в империю, рассматривали как варваров. В какой-то степени эта анахроничная терминология является подходящей для ряда государств, в настоящее время находящихся под влиянием Америки.

Как и в прошлом, применение Америкой “имперской” власти в значительной мере является результатом превосходящей организации, способности быстро мобилизовать огромные экономические и технологические ресурсы в военных целях, не явной, но значительной притягательности американского образа жизни.

Что бы ни думали некоторые о своих эстетических ценностях, американская массовая культура излучает магнитное притяжение, особенно для молодежи во всем мире. Ее привлекательность, вероятно, берет свое начало в жизнелюбивом качестве жизни, которое она проповедует.

Поскольку подражание американскому пути развития постепенно пронизывает весь мир, это создает более благоприятные условия для установления косвенной американской гегемонии

Поскольку подражание американскому пути развития постепенно пронизывает весь мир, это создает более благоприятные условия для установления косвенной американской гегемонии.

В отличие от прежних империй, эта обширная и сложная система не является иерархической пирамидой. Напротив, Америка стоит в центре взаимозависимой вселенной, в которой власть осуществляется через постоянное маневрирование, диалог, диффузию и стремление к формальному консенсусу, хотя эта власть происходит в конце концов из единого источника, а именно: Вашингтон, округ Колумбия.

Американское мировое первенство уникально по своим масштабам и характеру. Это гегемония нового типа, которая отражает многие из черт, присущих американской демократической системе: она плюралистична, проницаема и гибка.

В случае сознательного или непреднамеренного отказа Америки от своего статуса единственной реальной альтернативой американскому лидерству в обозримом будущем может быть только анархия в международном масштабе. В связи с этим представляется правильным утверждение о том, что Америка является, как определил президент Клинтон, “необходимым” для мира государством.

Весьма многонациональный состав и особенный характер американского общества позволили США распространить свою гегемонию так, чтобы она не оказалась гегемонией исключительно одной нации. Например, попытка Китая добиться первенства в мире неизбежно будет рассматриваться другими странами как попытка навязать гегемонию одной нации. Проще говоря, любой может стать американцем, китайцем же может быть только китаец.

Большинство американцев в целом не получают никакого особого удовлетворения от нового статуса их страны как единственной мировой сверхдержавы.”

О распаде СССР и положении России: “Распад в 1991 году самого крупного по территории государства в мире способствовал образованию “черной дыры” в самом центре Евразии.

Подобно многим империям, существовавшим ранее, Советский Союз в конечном счете взорвался изнутри и раскололся на части, став жертвой не столько прямого военного поражения, сколько процесса дезинтеграции, ускоренного экономическими и социальными проблемами.

России, устроенной по принципу свободной конфедерации, куда вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика [на которые Бжезинский предлагает поделить РФ], было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, новыми государствами Центральной Азии и Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России.

Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть ее партнером, но, как и прежде, слишком сильна, чтобы быть просто ее пациентом

Символом того, что коммунистическое прошлое не разжало своих объятий [в России], является исторический центр Москвы: продолжает существовать Мавзолей Ленина. Это равнозначно тому, что постнацистской Германией руководили бы бывшие нацистские “гауляйтеры” среднего звена, которые провозглашали бы демократические лозунги, и при этом мавзолей Гитлера продолжал стоять в центре Берлина.

Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть ее партнером, но, как и прежде, слишком сильна, чтобы быть просто ее пациентом.”

Об Украине: “Самым беспокоящим моментом [для России] явилась потеря Украины. Появление независимого государства не только вынудило всех россиян переосмыслить характер их собственной политической и этнической принадлежности, но и обозначило большую геополитическую неудачу Российского государства. Даже без Прибалтийских республик и Польши Россия, сохранив контроль над Украиной, могла бы все же попытаться не утратить место лидера в решительно действующей евразийской империи.

Государства, заслуживающие мощнейшей геополитической поддержки со стороны Америки, - это Азербайджан, Узбекистан и Украина.

Украина, новое и важное пространство на евразийской шахматной доске, является геополитическим центром, потому что само ее существование как независимого государства помогает трансформировать Россию.

Где-то между 2005 и 2010 годами Украина, особенно тогда, когда она добьется значительного прогресса в проведении реформ внутри страны и тем самым более четко определится как государство Центральной Европы, должна быть готова к серьезным переговорам как с ЕС, так и с НАТО.

Россия не может быть в Европе без Украины, также входящей в состав Европы, в то время как Украина может быть в Европе без России, входящей в состав Европы.

…если Украина хочет сохранить свою независимость, ей придется стать частью Центральной Европы, а не Евразии, сполна участвовать в связях Центральной Европы с НАТО и ЕС.

Россия не может быть в Европе без Украины, также входящей в состав Европы, в то время как Украина может быть в Европе без России, входящей в состав Европы. В течение первых двух десятилетий нового века Россия могла бы все более активно интегрироваться в Европу, не только охватывающую Украину, но и достигающую Урала и даже простирающуюся дальше за его пределы.

То, что Украина будет со временем каким-то образом “реинтегрирована” [в единое образование с Россией], остается догматом веры многих из российской политической элиты.”

О Западной Европе: “Западная Европа уже является общим рынком, но она еще далека от того, чтобы стать единым политическим образованием. Горький факт заключается в том, что Западная Европа, а также все больше и больше и Центральная Европа остаются в значительной степени американским протекторатом, при этом союзные государства напоминают древних вассалов и подчиненных.

Даже остаточный европейский антиамериканизм, в настоящее время очень слабый, удивительно циничен: европейцы сетуют по поводу американской “гегемонии”, но в то же время чувствуют себя комфортно под ее защитой.

Без НАТО Европа стала бы не только уязвимой, но и почти немедленно политически расколотой.

Есть признаки того, что в Европе стремление к интеграции и расширению ослабевает и что вскоре могут вновь возродиться европейские националисты традиционного толка. Крупномасштабная безработица сохранится даже в самых благополучных европейских странах, порождая чувство ненависти к иностранцам, что может привести к сдвигу во французской и германской политике в сторону существенного политического экстремизма и ориентированного вовнутрь шовинизма. Фактически может сложиться настоящая предреволюционная ситуация.”

О будущем Евразии и перспективах внешней политики США в этом регионе: “Если в регионе не произойдет какого-либо массового потрясения, в течение четверти века Азия по показателям ВНП обойдет и Северную Америку, и Европу.

Распространенная житейская мудрость, что Китай - это следующая мировая держава, рождает паранойю по поводу Китая и способствует развитию в Китае мании величия. Китай не следует ни сдерживать, ни умиротворять. К нему следует относиться с уважением как к самому крупному развивающемуся государству в мире.

Цель политики США - закрепить собственное господствующее положение, по крайней мере, на период существования одного поколения, но предпочтительно на еще больший период.

США не только первая и единственная глобальная сверхдержава, но, вероятнее всего, и последняя

В конце концов, мировой политике станет все больше несвойственна концентрация власти в руках одного государства. Следовательно, США не только первая и единственная глобальная сверхдержава, но, вероятнее всего, и последняя. Это связано не только с тем, что государства-нации постепенно становятся все более проницаемыми друг для друга, но и с тем, что знания как сила становятся все более распространенными, все более общими и все менее связанными государственными границами.

Маловероятно, чтобы в ближайшие годы какое-либо государство достигло 30-процентного уровня мирового валового продукта, который США имели на протяжении большей части нынешнего столетия, не говоря уже о 50%, которых они достигли в 1945 году. Некоторые расчеты показывают, что к концу нашего десятилетия США все равно будут располагать почти 20 % мирового ВВП и эта цифра, возможно, упадет до 10-15% к 2020 году, когда другие государства - Европа, Китай и Япония - увеличат свои доли примерно до уровня США. Но мировое экономическое господство одной единицы, по типу достигнутого США, маловероятно, и это явно имеет важное военное и политическое значение.”

Збигнев Бжезинский

Родился в 1928 году в Варшаве в семье польских дипломатов. По одной из неофициальных версий его место рождения - польское консульство в Харькове.

В 1938-м эмигрировал с родителями в Канаду. В 1950-е стал гражданином США. Окончил университет Макгилла и Гарвардский университет. Преподавал в Гарварде, а в 1961 году перешел в Колумбийский университет.

В 1960-70-е - советник в администрациях президентов США Джона Кеннеди и Линдона Джонсона. В 1977-1981 годах - помощник президента США по национальной безопасности в администрации Джимми Картера. Работал также в администрациях Джорджа Буша-ст. и Билла Клинтона.

В настоящее время является консультантом Центра стратегических и интернациональных исследований, продолжая консультировать американскую политическую элиту. Женат, имеет троих детей.

***

Этот материал опубликован в №28 журнала Корреспондент от 20 июля 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: СШАжурнал КорреспондентГеополитикаЗбигнев Бжезинскийидеи
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях