ГлавнаяУкраинаВсе новости раздела
 

Рубка будет страшной. За что воюют борцы с коррупцией

Корреспондент.net, 27 ноября 2017, 13:00
59
14524
Рубка будет страшной. За что воюют борцы с коррупцией
Рубка между новыми органами имеет две стороны: отвлекаются усилия от борьбы с коррупцией, но и реализуется жесткая соревновательность между ними

Вместо подавления коррупции антикоррупционные органы атакуют друг друга.

На первый взгляд, эта война на руку как раз фигурантам антикоррупционных расследований, а не украинскому обществу. И все же рубки не миновать. Иначе псевдоактивность как способ борьбы против коррупции так и законсервируется, пишет Валерий Литонинский в №43 журнала Корреспондент.

Система антикоррупционных органов в Украине состоит пока что из трех структур: Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) и Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП). НАБУ должно расследовать коррупцию топ-чиновников и взяточничество в особо крупных размерах. САП осуществляет процессуальное руководство НАБУ и представляет государственное обвинение в суде против топ-чиновников. НАПК следит за декларациями чиновников и выявляет у них конфликты интересов.

Не хватает к этой троице только Антикоррупционного суда, создание которого завершило бы формирование вертикали органов по борьбе с коррупцией в Украине. Вот только появление Антикоррупционного суда всячески затягивается. Не помогают в продвижении этого завершающего этапа даже окрики из МВФ. Спрашиваете, почему МВФ в таком суде крайне заинтересован? Все просто — фонду не нравится, если в стране, берущей его кредиты, высокая коррупция и разворовывают госбюджет. Не любит он этого.

К ним относятся по-разному

Что у них с репутацией, у антикоррупционных органов? Посадок видных коррупционеров пока не видать. Есть смешные истории с покупкой тактических носков для спецназа НАБУ, а вот вынесенных приговоров нет. Хотя начатые громкие процессы есть — достаточно вспомнить историю с экс-главой ГФС Романом Насировым. Сейчас процесс Насирова выходит на старт — 10 ноября САП направила в суд обвинительный акт. Рассматривать дело будет обычный суд — не Антикоррупционный. Сам Насиров грозится разбить обвинения в суде и уже заявил, что непременно обратится в Европейский суд по правам человека.

Хотя видимых результатов борьбы с коррупцией нет ни у одного из новых органов, в том числе и из-за отсутствия Антикоррупционного суда, относятся к ним украинцы по-разному. Пожалуй, наибольшую поддержку общества имеет НАБУ. Бюро считается самым самостоятельным из антикоррупционных органов, оно пользуется широкой поддержкой доноров — западных партнеров Украины.

НАБУ срывает аплодисменты регулярно — если не задержание главного налоговика, то дело о рюкзаках сына министра внутренних дел. В обществе есть запрос на громкие расследования в отношении представителей высших эшелонов власти.

Но отсутствие видимых результатов дает основания критикам НАБУ говорить о том, что бюро чаще делает себе промо на громких делах, чем скрупулезно работает над резонансными делами.

Иное дело НАПК — его многие считают главным аутсайдером среди антикоррупционных органов. С агентством связано больше всего скандалов и провалов, его работу считают наиболее политически заангажированной.

САП — где-то посередине, при этом к независимости от политических групп антикоррупционных прокуроров тоже есть вопросы.

В идеальной ситуации все три органа должны активно взаимодействовать и поддерживать друг друга. Но в Украине все закончилось внутривидовой борьбой, подогреваемой политиками в собственных интересах. В итоге НАПК и САП оказались по одну сторону баррикад, НАБУ — по другую.

Против одного

Детонатором внутривидовой войны многие считают эпизод с задержаниемНациональным антикоррупционным бюро сына министра внутренних дела Арсена Авакова — Александра, подозреваемого в махинациях с закупкой рюкзаков для ведомства отца. Но полагать, что всему виной именно скандал с рюкзаками, — было бы наивно.

Практически параллельно с этим суд разрешил НАБУ провести выемку документов на заводе Кузница на Рыбальском (ранее Ленинская кузня), принадлежащему Петру Порошенко. Предприятие фигурирует в расследовании, начатом в связи с подозрением о закупке у завода бронемашин по завышенным ценам. За несколько недель до этого НАБУ задержало заместителя министра обороны — тоже по подозрению в коррупции. В политических кругах заговорили о том, что деятельность НАБУ затрагивает интересы одновременно двух главных политических сил — Народного фронта и Блока Петра Порошенко. А значит, по давней украинской традиции бюро стоит ждать «ответки». И она не задержалась.

Сын Авакова в тюрьме

Проблемы для НАБУ возникли при участии другого антикоррупционного органа — Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Аппаратный удар был нанесен прямо по шефу НАБУ. НАПК составило административный протокол на главу бюро Артема Сытника. Касается протокол дела, которое появилось еще летом. Сытника подозревают в наличии конфликта интересов — суд его привлек в качестве третьего лица при рассмотрении административного дела, и представлять свои интересы глава НАБУ отправил не частного адвоката, а сотрудника возглавляемого им ведомства.

Сытник свои действия объясняет тем, что в суд он был привлечен не как физическое лицо, а как должностное — глава НАБУ, поэтому и направил представлять интересы подчиненного. НАПК требовало от НАБУ документы по этому делу, долгое время не могло их получить. И в итоге составило админпротокол на Сытника, ему теперь грозит штраф.

Ответный выстрел НАБУ — дело против главы НАПК Натальи Корчак, причем его материалы также давние — еще с мая 2017 года, но ход им дали как раз в разгар противостояния. НАБУ подозревает Корчак в незаконном обогащении — якобы она использует незадекларированный автомобиль и паркоместо. Благодаря этому делу война между НАБУ и НАПК вылилась в публичную плоскость, да еще и в личностную. Детектив НАБУ пришел с повесткой на допрос, а находившаяся дома свекровь Корчак заперла антикоррупционера в собственной квартире. Эпизод выглядел бы почти комично, если бы не резонанс и последующие события.

Параллельно НАБУ получило удар от Специализированной антикоррупционной прокуратуры. САП вытребовала у НАБУ все документы по делу против Корчак и призвала не проводить следственные действия без согласования с прокурорами. Причем в заявлении САП НАБУ обвинялось в использовании расследования против Корчак ради сведения личных счетов. Речь шла чуть ли не о конфликте интересов — встречные расследования, заинтересованность. Все серьезно.

Горячая фаза

Ответ от НАБУ не задержался — новое дело против НАПК, причем куда более существенное, чем история с парковкой и автомобилем. Речь шла о коррупции внутри агентства. Вдруг всплыла информация о возможной манипуляции результатами проверок деклараций. Огласила тяжелые заявления одна из влиятельных сотрудниц НАПК — руководитель департамента финансового контроля и мониторинга образа жизни Анна Саламатина.

При поддержке сочувствующих НАБУ нардепов Саламатина сделала ряд сенсационных заявлений. Она сообщила, что якобы НАПК полностью контролируется Администрацией Президента через отдельного куратора — Алексея Горащенкова, что с АП согласовываются все решения НАПК. Саламатина заявила, что проверка деклараций проходит выборочно, лояльных власти чиновников не проверяют или обеспечивают по ним положительные выводы, неугодных, наоборот, валят. Как утверждает Саламатина, результатами проверки деклараций в НАПК фактически торгуют, автоматическая система проверки деклараций не запущена, за год из полутора миллиона деклараций в ручном режиме проверили только 91.

Все материалы о коррупции в НАПК Саламатина передала в НАБУ — заявление об этом также было сделано громко и публично. Описанные ею действия могут быть квалифицированы такими статьями Уголовного кодекса, как служебный подлог, получение взятки, — там санкция до 12 лет тюрьмы, это уже не админпротокол.

Но у НАБУ это громкое дело не задержалось, ответ «прилетел» быстро. САП и Генпрокуратура вытребовали материалы Саламатиной и собираются передать дело для следствия в СБУ. То есть дело о коррупции и вмешательстве Администрации Президента в работу НАПК предлагают расследовать подконтрольному Президенту органу — Службе безопасности Украины. Хотя в АП, конечно, какое-либо свое участие в коррупционных разборках категорически отрицают. А прокуратура аргументирует привлечение СБУ тем, что этот орган не имеет во всей этой войне конфликта интересов — вроде бы как «над схваткой».

Если до этого эпизода по НАБУ «стреляли» в основном близкие к БПП лица, то после него зацепило и от Народного фронта. В интернете была опубликована аудиозапись, на которой человек с голосом, похожим на голос Артема Сытника, рассказывал на закрытой встрече с журналистами подробности ряда резонансных дел. В частности, речь идет о делах против экс-прокурора АТО Константина Кулика, экс-нардепа от Народного фронта Николая Мартыненко и депутата-беглеца Александра Онищенко.

Депутаты от НФ Антон Геращенко и Максим Поляков, против которого НАБУ также ведет дело, активно продвигали эту запись, призывали расследовать ее на парламентских комитетах. Ссылаясь на эту запись, Геращенко обвинил Сытника в нарушении трех статей Уголовного кодекса: разглашении государственной тайны, тайны следствия и превышении служебных полномочий. В итоге по обращению другого нардепа от НФ Елены Масориной Генеральная прокуратура открыла уголовное дело против Сытника, причем по самой тяжелой статье — разглашение государственной тайны. Правда, с каких пор материалы уголовных дел стали государственной тайной — в ГПУ не объясняют.

Круговая оборона

НАБУ в ответ на активность ГПУ заявило, что уже месяц расследует уголовное дело против генпрокурора Юрия Луценко — в связи с незаконным обогащением. Но, как оказалось, у Луценко против НАБУ имеется не одно дело, а сразу несколько. Вместе с МВД они еще расследуют дело о незаконном проникновении детектива НАБУ в квартиру свекрови главы НАПК Корчак, хотя та детектива в квартиру сама пустила. А еще у ГПУ есть против НАБУ давнее дело о незаконной прослушке.

Получается, НАПК, САП, Генпрокуратура и МВД против НАБУ — антикоррупционное бюро уходит в круговую оборону. И мы помним, что НАБУ пользуется сильной поддержкой со стороны западных доноров, крайне заинтересованных в подавлении или хотя бы в минимизации украинской коррупции.

Е-война

Все эти хитросплетения взаимных уголовных дел украинских правоохранителей уже стали поводом для шуток и стёба у блогеров, политологов и просто досужих читателей Facebook. Но, увы, это как раз тот случай, когда «было бы смешно, если бы не было так грустно».

Конечно, все фигуранты разборок обвинения против себя отрицают и называют происходящее политическими играми и давлением. Но на выходе мы получаем практически полный ступор украинской антикоррупционной системы, которую вроде как только пытались построить. Скажем, конфликт между САП и НАБУ делает малореальным доведение громких антикоррупционных дел до судебных приговоров. Так как именно САП должна поддерживать обвинение в судах над коррупционерами.

Что касается НАПК, то к старту внутривидовой войны к этому ведомству у общества накопился наибольший объем претензий. Вся страна помнит эпопею с электронными декларациями. Сначала агентство долго не могло запустить систему заполнения этих самых деклараций, несколько раз срывая сроки. Мало того что Украина из-за этого весьма непрезентабельно выглядела перед западными партнерами-донорами, так еще дискредитировалась сама идея заполнения е-деклараций — все выглядело так, что шла игра на руку коррупционерам и саботажникам.

Ну а обнародованные Саламатиной цифры свидетельствуют о том, что подозрения подтвердились: собранные с таким трудом декларации НАПК особо и не проверяло. Зато руководство ведомства начисляло себе баснословные премии по несколько сотен тысяч гривен. Пока не будет завершено расследование по «делу е-деклараций», система электронного декларирования будет оставаться дискредитированной. А коррупционеры уже получили сигнал, что «можно договориться». В независимость и объективность НАПК общество поверит разве что после тщательного расследования и обнародования реального положения дел.

Пятый пришел

Отношения между САП и НАБУ испортились также в связи с «делом о рюкзаках» Авакова-младшего. Ведомства так и не решили, кто кого в этом деле больше подставил, — они продолжают конфликтовать, обмениваясь публичными выпадами. Но это не самая большая проблема по сравнению с тем, что над руководством НАБУ нависла серьезная угроза. Уголовные дела, открытые против Сытника, — это путь к устранению его с должности через решение суда. Есть и угроза со стороны чисто аппаратной — через негативное заключение аудита НАБУ, состав которого никак не могут сформировать. Вообще-то и раньше было понятно, что политически ангажированный аудит — это узда на голове НАБУ. Но теперь у депутатов появляются новые стимулы и даже публичные объяснения необходимости форсировать формирование аудита НАБУ. Вон, дескать, сколько дел против НАБУ, пора разобраться.

Добавьте к этому избрание недавно главы Государственного бюро расследований (ГБР), которое прозрачным очень трудно назвать. Главой ГБР, которое должно быть самым мощным правоохранительным органом страны, станет экс-прокурор Роман Труба, который после предварительного теста на благонадежность получил рекомендацию «ненадежное лицо с супервысоким риском» и до последнего момента вообще не собирался быть главой ГБР, а участвовал в конкурсе на должность заместителя ведомства.

Сложно говорить об объективности конкурсной комиссии по отбору шефов ГБР, если в нее входит, например, народный депутат от Народного фронта Евгений Дейдей, против которого НАБУ расследует дело о незаконном обогащении. А ведь именно на ГБР возложены функции расследования преступлений чиновников наивысшего уровня — министров, депутатов, Президента, а также тех же руководителей НАБУ и САП. Более того, уже заговорили о переформатировании НАБУ в подразделение ГБР. Но дальше разговоров, надеемся, конкретно это дело не пойдет.

Бабло победит зло

Создание антикоррупционных органов в Украине было инициативой западных партнеров и проходило под их патронатом. Где-то власти выпустили этот процесс из-под своего влияния, как в случае с НАБУ, что в будущем создало им проблемы. Поэтому в дальнейшем такие просчеты постарались не допускать, сформировав подконтрольное руководство НАПК или того же ГБР. Так что теперь Запад превращается в фактически главного гаранта продолжения существования антикоррупционной системы, хотя бы того же НАБУ.

Власти худо-бедно мирились с деятельностью НАБУ, пока она не затрагивала лично представителей украинской верхушки. Как только бюро с делами о «рюкзаках Авакова-младшего» и «броневиками с Рыбальского» подобралось чуть ближе, тут же последовала консолидированная реакция системы.

В Украине главным условием успешного противодействия коррупции остается заинтересованность руководства государства в этом, пресловутая политическая воля. В противном случае борьба с коррупцией подменяется красивыми лозунгами. А антикоррупционные органы сразу пытаются сделать политически зависимыми. Не секрет, что конкуренция между правоохранителями — это фактор, который способствует прогрессу и предотвращает их загнивание. Но пока борцы с коррупцией отбиваются от нападок, занимаются собственным выживанием и борьбой друг с другом, свои основные функции они не выполняют, что только способствует коррупции, а не уничтожает ее.

Что может резко изменить картину на поле боя? Деньги, просто деньги. Через полтора года — выборы. Через год — начало массированных выплат по внешнему долгу. С одной стороны, необходимость ублажать малоимущую, но исправно голосующую часть избирателей. С другой — необходимость платить по внешним долгам, скупая на внутреннем рынке такую нужную стране валюту. Насколько этот фактор существенный? Скажем, сумма, подлежащая выплате по внешнему госдолгу в 2019 году, вполне сопоставима с суммой субсидий, направляемых правительством в Пенсионный фонд для покрытия его дефицита.

Разрулить этот конфликт между обязательствами перед избирателями и частными (в первую очередь) кредиторами — реально. Но ради этого придется прислушаться к рекомендациям западных партнеров. А они настаивают на борьбе с коррупцией. На результативной борьбе.

Позволит ли отечественная политическая система получить лавры победителя коррупции именно  Сытнику — отдельный вопрос. Если он окажется в роли Георгия Победоносца, поразившего гидру коррупции копьем, его аппаратный вес резко вырастет. Также вырастет его вес в глазах западных партнеров. Вряд ли такой исход является предметом мечтаний его друзей-конкурентов по антикоррупционным боям.  

СПЕЦТЕМА: Сюжеты
ТЕГИ: ПорошенкоГПУборьба с коррупциейАнтикоррупционное Бюро УкраиныНАБУНацагенство по борьбе с коррупцией (НАПК)Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП)электронная декларация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях