ГлавнаяУкраинаСобытия
 

Корреспондент: Тройной Базар. Как село на Житомирщине стало горячей точкой на карте украинского национализма – архив

29 декабря 2011, 12:40
0
541
Корреспондент: Тройной Базар. Как село на Житомирщине стало горячей точкой на карте украинского национализма – архив
Фото: Другий Зимовий похід. Листопадовий рейд. Базар. - Київ, 1995.
Бойцы армии УНР

Село под названием Базар на Житомирщине стало горячей точкой на карте украинского национализма. Здесь одна за другой, с промежутком в несколько десятков лет, произошли три трагедии, жертвами которых неизменно становились сторонники борьбы за независимость, - пишет Владимир Гинда в рубрике Архив №50 журнала Корреспондент от 23 декабря 2011 года.

Для украинских националистов слово "базар" ассоциируется не с рынком, а с тройной трагедией. Первая из них произошла возле села с таким названием, которое находится на северо-востоке Житомирской области, в ноябре 1921 года. Тогда красноармейцы дивизии Григория Котовского расстреляли здесь почти полсотни солдат армии Украинской народной республики (УНР). После чего братскую могилу сравняли с землей, чтобы уничтожить память об этом событии.

Через 20 лет черная слава Базара подтвердилась. Тогда, осенью 1941 года, за торжественные мероприятия, проведенные в годовщину первой трагедии, немцы, оккупировавшие эти земли, убили более сотни украинских националистов.

До сих пор о самой первой трагедии в украинских учебниках истории написано лишь несколько строк, а о том, что произошло на Житомирщине в 1941-м и 1990-м, нет даже упоминаний

В последний раз патриотически настроенные жители Украины пострадали за Базар в 1990 году, когда попытались вновь восстановить память о погибших солдатах, но были избиты и задержаны представителями дышавшей на ладан советской власти.

Причем до сих пор о самой первой трагедии в украинских учебниках истории написано лишь несколько строк, а о том, что произошло на Житомирщине в 1941-м и 1990-м, нет даже упоминаний.

Первое действие трагедии

Трагическая история Базара берет свое начало в 1920 году. Тогда армия УНР во главе с Симоном Петлюрой, проводя свой так называемый Первый зимний поход, потерпела поражение, была выдавлена большевиками за пределы Украины и оказалась в Польше.

После этого по Украине прокатилась волна бунтов, вызванных тем, что советская власть насильно отбирала у крестьян излишки продуктов и хлеба в пользу Красной армии и рабочих. Уже в 1921 года Христиан Раковский, этнический болгарин и один из тех, кто создавал УССР, отмечал, что большевистская власть в тот период "стояла на краю гибели".

Именно этот неблагоприятный для Кремля момент решили использовать руководители УНР в Польше, чтобы организовать Второй зимний поход.

Первые бои с небольшими отрядами большевиков были успешными, но дальше повстанцы встретили серьезного оппонента - кавалерийскую дивизию Котовского.

Из украинских солдат, находившихся в польских лагерях для интернированных, они стали создавать новую армию, в которую принимали только добровольцев. Командовать этими силами поручили генерал-хорунжему Юрку Тютюннику.

Армия состояла из трех групп - Волынской, Подольской и Бессарабской. Руководство УНР в эмиграции поставило перед солдатами четкие задания - тайно перейти границу и, появившись неожиданно на украинских территориях, пользуясь настроением крестьян, поднять всеобщее восстание. Его цель - изгнание большевиков и восстановление украинской государственности.

Исполняя приказ, отдельные отряды в октябре 1921 года начали военные акции. Первыми перешли границу со стороны Румынии солдаты Бессарабской группы, но ее малочисленные отряды большевики разбили очень быстро.

Подольская группа, выдвинувшаяся следом, была более успешной - она сумела пройти Житомирскую область и попала в северную часть Киевщины, проведя там ряд успешных боев с частями красных.

Основной удар наносила Волынская группа под личным командованием Тютюнника, в которую входили 1,2 тыс. бойцов. 4 ноября 1921 года они перешли границу со стороны Польши. "В дороге, чтобы утаить наше движение, мы говорили населению, что идем устанавливать пограничные столбы", - писал о мерах конспирации, примененных украинскими добровольцами, полковник Роман Сушко, один из участников событий.

Возле села Малые Миньки бойцы УНР остановились для отдыха. Здесь их настигла красная конница, которая в бою разбила группу Тютюнника.

Первые бои с небольшими отрядами большевиков были успешными, но дальше повстанцы встретили серьезного оппонента - кавалерийскую дивизию Котовского.

В этот момент Тютюнник решил захватить железнодорожный узел в Коростене, что на Житомирщине, чтобы по телеграфу оповестить максимальное количество населенных пунктов Правобережной Украины о начале восстания против большевиков. План удался, повстанцы захватили город, но вскоре противник выбил их.

Генерал-хорунжий отдал приказ отходить на юго-восток, к Радомышлю. Однако всадники Котовского вынудили украинские части повернуть на север, к Народичам. Возле села Малые Миньки бойцы УНР остановились для отдыха. Здесь их настигла красная конница, которая в бою разбила группу Тютюнника.

"В бою было зарублено свыше 400 повстанцев и захвачено в плен 537 человек. В момент боя некоторые представители высшего командования, видя безвыходность положения, сами себя расстреливали и взрывали бомбами", - подводит итог этой операции советский "Сборник приказов войскам Киевского военного округа" от 26 ноября 1921 года.

Всех пленных заперли в церкви Малых Миньков, где их допрашивали в присутствии Котовского. После этого из Киева прибыли сотрудники Чрезвычайной комиссии (ЧК), так называемая пятерка, и арестантов переправили в другую церковь — соседнего села Базар. Киевляне провели здесь свои допросы, отделили от толпы пленных группу старших офицеров, отправив тех в столицу, а оставшихся решили расстрелять.

В бою было зарублено свыше 400 повстанцев и захвачено в плен 537 человек. В момент боя некоторые представители высшего командования, видя безвыходность положения, сами себя расстреливали и взрывали бомбами

"Всего перед Чрезвычайной комиссией предстали 443 человека, остальные умерли до прихода комиссии. Руководствуясь велением революционной совести, <…> Чрезвычайная пятерка постановляет: лиц, перечисленных в приложенном к сему списке, в числе 359 человек, как злостных, активных бандитов — расстрелять", - так отобразили в докладе свое решение чекисты.

Красноармейцы заставили жителей Базара вырыть на окраине две траншеи и 21 ноября утром начали партиями по 25 человек расстреливать приговоренных. Перед этим каждому солдату УНР предлагали перейти на сторону Красной армии, но никто не согласился.

Во время расстрела одной из групп сотник Степан Щербак на такое предложение ответил: "Мы ведаем, что нас ждет, и мы не боимся смерти, но к вам служить не пойдем. Когда вы нас расстреляете - знайте, что за нас отомстит весь украинский народ". После этого вместе с товарищами затянул Ще не вмерла Україна.

После казни красноармейцы приказали крестьянам завалить траншеи землей, но запретили устанавливать кресты и насыпать могилы.

Второе действие

В следующий раз о базарской трагедии вспомнили спустя 20 лет, когда территория Украины была оккупирована немецкими войсками. В тот период Организация украинских националистов (ОУН), действовавшая на западе Украины, стала создавать походные группы, которые, двигаясь следом за наступающими фашистскими войсками, проникали на восток, пытаясь побудить местное население к борьбе за национальные идеи.

В своих отчетах оуновцы указывали, что большинство восточных украинцев не понимают идеологии национализма, не разделяют идеи создания независимого государства, а пребывают под сильным влиянием коммунистической пропаганды.

Чтобы как-то переломить ситуацию и поднять патриотическую волну, руководство ОУН на Надднепрянщине во главе с писателем Олегом Ольжичем решило публично отметить 20-ю годовщину расстрела украинских добровольцев под Базаром.

Чтобы как-то переломить ситуацию и поднять патриотическую волну, руководство ОУН на Надднепрянщине во главе с писателем Олегом Ольжичем решило публично отметить 20-ю годовщину расстрела украинских добровольцев под Базаром

В начале ноября 1941 года Житомирский провод ОУН получил указания подготовить торжественный митинг на месте смерти воинов УНР. С помощью местных жителей оуновцы нашли братскую могилу, насыпали над ней два земляных кургана и вкопали три креста. Националисты планировали поставить памятник погибшим, но на него не удалось собрать деньги.

Провод ОУН также постановил, чтобы в день годовщины трагедии всех школах и церквях Украины прошли молебны в память о погибших. Причем это религиозное действие должно было сопровождаться рассказом о событиях 1921 года.

Сам митинг, прошедший на месте расстрелов, получился многолюдным. "Ранним утром 21 ноября множество людей из восьми районов (400 сел) собрались вокруг могил, заваленных сотнями венков с надписями От граждан Базара, Киева, Житомира, Коростеня, Народичей. Богослужение провели три православных священника. Все присутствующие пытались взять с собою горсть земли из Базара, чтобы она им напоминала о стремлении украинского народа к Независимости", - описывал акцию националистический журнал Наш шлях в номере за март 1942 года.

Немцы спокойно наблюдали за происходящим, но после окончания торжественных мероприятий провели массовые аресты националистов.

Немцы спокойно наблюдали за происходящим, но после окончания торжественных мероприятий провели массовые аресты националистов. На Житомирщине они задержали более 700 человек, 120 из которых расстреляли в областном центре. После чего аресты представителей ОУН продолжились по всей территории Украины.

Такая реакция немцев стала полной неожиданностью для оуновцев, ведь до этого "гости с Запада" вели себя по отношению к ним лояльно. "Праздник под Базаром был направлен против московско-большевистского оккупанта. На это указывал характер исторической даты и подготовка! Не было никаких антинемецких выступлений, а немцев могло злить разве что то, что праздник принял такой размах и все приготовления были выдержаны в украинском национальном духе", - писал в своей книге ОУН 1929-1954 Яков Шумелда, участник походных групп ОУН.

Однако немцы не тронули насыпанные могилы и кресты на месте расстрела. В таком виде место трагедии простояло всю войну, но после советские власти сравняли курганы с землей. А в 1952 году этот участок еще и засадили деревьями.

Последний Базар

Накануне распада СССР украинские патриотические организации вновь попытались вернуть из небытия историю 1921 года.

Осенью 1990-го, накануне очередной годовщины расстрела, представители Народного Руха Украины (НРУ) и Украинской республиканской партии (УРП) приехали в Базар. Инициативная группа прошла по селу, разыскивая тех, кто мог бы указать братскую могилу оуновцев. Современным националистам повезло - в одном из домов они встретили 90-летнюю Галину Есепчук, очевидицу событий. Она и указала на заросший бурьяном луг между двумя улицами деревни.

Представители НРУ и УРП договорились с директором местного совхоза о том, чтобы с помощью трактора насыпать курганы на месте расстрелов, что и было сделано.

Накануне распада СССР украинские патриотические организации вновь попытались вернуть из небытия историю1921 года.

Буквально через несколько дней - 25 ноября 1990 года, в воскресенье, - руховцы и республиканцы хотели поставить здесь кресты и провести молебен. Однако советская власть, до конца существования которой оставались считаные месяцы, помешала планам.

24 ноября газета Вечірній Київ опубликовала некую телеграмму от жителей Базара, в которой говорилось, что проведение акции, носящей выраженное антисоветское направление, может привести к конфликту.

"Базарский сельский совет народных депутатов отказал в проведении этой церемонии. Нам в первую очередь надо спасать детей от убийственной радиации [последствий аварии на ЧАЭС, от которой до села не более 100 км], не разжигать вражду среди людей, который и так натерпелись от Чернобыля", - гласил напечатанный текст. В Киеве, где читали этот материал, мало кто знал, что на самом деле сельсовет разрешил провести мероприятие.

Дорогу под Новоград-Волынским, по которой ехали представители Волыни и Львова, местные власти перекрыли тракторами. А людям, ехавшим из Киева, путь закрыли грузовики.

Несмотря на такое заочное предупреждение, организаторы поминок по погибшим все же решили ехать в Базар. Но правоохранители сделали все, чтобы сорвать акцию. В Житомире у водителей двух автобусов, везших националистов на место трагедии, милиция отобрала сопроводительные листы, тем самым не дав возможности двигаться дальше. Дорогу под Новоград-Волынским, по которой ехали представители Волыни и Львова, местные власти перекрыли тракторами. А людям, ехавшим из Киева, путь закрыли грузовики.

"Майор милиции заявил, что нас к Базару не пропустят, ибо там стоят крестьяне с вилами и ломами. Мол, он не хочет, чтобы нас побили", - вспоминает те события Василий Овсиенко, секретарь УРП, ехавший с делегацией из столицы.

По его словам, в селах вокруг Базара действительно было много народа, но не с вилами и ломами, а с плакатами Ганьба нащадкам Петлюри та Бандери! и Не допустимо націоналізму та екстремізму!.

Овсиенко вспоминает, что многие из этих "крестьян" разговаривали на русском языке и были одеты нехарактерно для селян - в новенькие фуфайки, белые рубашки и пыжиковые шапки. Эти "рядовые граждане" стали избивать прибывающих, не допустив тех к конечной цели - в Базар. В итоге акция была сорвана.

Только после провозглашения независимости Украины могилы расстрелянных добровольцев привели в порядок, и ежегодно здесь стали проходить траурные мероприятия.

***

Этот материал опубликован в №50 журнала Корреспондент от 23 декабря 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь

ТЕГИ: историяжурнал КорреспондентнационализмАрхив
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях