ГлавнаяLifestyleПутешествия
 

Корреспондент: Привет из 90-х. Письмо из МьянмыЭксклюзив

Любовь Бессонова, 19 мая 2014, 08:00
14
6614
Корреспондент: Привет из 90-х. Письмо из Мьянмы
Фото: AP

Недавно открывшаяся для мира Мьянма напоминает Украину на заре независимости — бедность и разруха тут сочетаются с безудержным оптимизмом местных жителей.

О Мьянме, или Бирме, европейцам известно совсем мало. В 1962‑м власть тут захватила военная диктатура — джунта, и страна полностью закрылась для внешнего мира до 2011 года. До переворота это было одно из самых быстроразвивающихся государств Юго‑Восточной Азии — мой местный знакомый гордо поведал, что в свое время даже Сингапур равнялся на Янгон, бывшую столицу Мьянмы.

Попав в современный Янгон, в это верится с трудом. Крупнейший город и экономический центр Мьянмы никак не дотягивает до уровня мегаполисов соседних стран. Друзья из Таиланда сказали мне, что Янгон напоминает Бангкок 40 лет назад. Жизнь здесь не для слабонервных. Приезжие говорят, что год, прожитый тут, идет за два. Переехав сюда после нескольких лет жизни в Западной Европе, я пересмотрела понимание комфорта. Однако старая закалка жизнью в шахтерском городе на востоке Украины помогла адаптироваться.

Здесь разбитые обочины скорее правило, чем исключение. В тротуарах зияют дыры, ведущие в канализацию. Пара моих знакомых по неосторожности провалились туда чуть ли не целиком — повезло, что без серьезных последствий. Ночью тут бегают крысы и огромные тараканы. На улицах постоянно стоит смрад: смесь ароматов пищи, готовящейся местными торговцами, и миазмами мусора, лежащего рядом с торговыми лавками.

В Янгоне можно увидеть старые здания периода британской колониальной власти, покрывшиеся плесенью по причине высокой влажности воздуха и полуразрушенные из‑за отсутствия регулярного ремонта. В то же время как грибы после дождя растут новые многоэтажные жилые дома и бизнес‑центры. Дороги здесь получше, чем во многих городах Украины, чего не скажешь об общественном транспорте. За полгода жизни в Янгоне я так и не рискнула прокатиться в переполненном автобусе, из которого пассажиры буквально вываливаются, а кондуктор, стоя на подножке, громко зазывает ожидающих на остановке людей.

Удивительно, но Мьянма — одна из самых дорогих стран в регионе по стоимости недвижимости и аренды жилья. Когда государство открыло свои границы, сюда хлынули иностранцы и цены моментально взлетели. Так, номер в самом простеньком отеле может стоить от $ 90 за ночь. Снимать жилье очень затратно: зачастую предоплату берут за год аренды, при этом качество жилья удручающее.

Тем не менее страна претерпевает ряд серьезных изменений. И чем дольше я живу в Мьянме, тем больше она напоминает мне Украину времен перестройки и 1990‑х годов.

Внутренний рынок переполнен импортными товарами, на экспорт идет продукция швейной промышленности. Тут почти не производят полуфабрикаты и консервированную пищу. Многие товары импортируют из Сингапура, Малайзии и даже Австралии. Яблоки, к примеру, везут из США. Работают несколько сетей супермаркетов, где можно купить практически все, лишь бы были деньги. Некоторые товары порой внезапно исчезают с полок. Ходят слухи, что их ввозят нелегально, отсюда и задержки. Я уже привыкла хватать всего помногу: а вдруг завтра снова возникнет дефицит.

На рынках иногда накатывает острая ностальгия по советскому детству — например, когда видишь голографические открытки или фотообои. В моей янгонской квартире тоже красуется наследство от предыдущих жильцов — фотопейзаж с морем, пляжем и  пальмой.

Тамошняя валюта, чат, так же обесценена, как когда‑то украинские купоны. 1.000 чатов стоят примерно $ 1 — зато как приятно опять ощутить себя миллионером. Реклама в Мьянме тоже ассоциируется с Украиной 1990‑х: яркие цвета, простые призывы. Особенно агрессивны рекламные кампании известных брендов — Coca‑Cola или Nescafe напоминают о себе на каждом шагу.

Мьянма — особая страна, где необыкновенно переплетаются прошлое и будущее, древние традиции и модные тенденции. Только здесь мужчины и женщины, одетые в традиционные национальные юбки по щиколотку (лонги), пронзительным взглядом осудят вашу европейскую одежду. И только тут буддийский монах станет фотографироваться в обнимку с туристами на собственный iPad.

Я успела полюбить бирманцев и по‑доброму завидую их оптимистичному взгляду на жизнь. Несмотря на все неудобства и нищету, они никогда не грустят и не жалуются на жизнь. Многие люди работают шесть‑семь дней в неделю, получая при этом менее $ 100 в месяц, но я еще никогда не замечала кислых лиц. Уставшие — да, но без агрессии и желчи.

Местные жители очень умны и смекалисты. Среди них мало попрошаек, каждый старается заняться хоть каким‑то делом — разносит газеты, продает воду или жасминовые ожерелья. Никто не надеется на правительство, все выживют как могут, помогая друг другу.

В этих людях и в их стране заложен большой потенциал. Если все реформы и инвестиции будут проведены с умом, то Мьянма сможет совершить большой рывок в своем развитии. А возможно, даже догнать соседние страны Юго‑Восточной Азии. 

Любовь Бессонова — редактор портала yangonlife.com.mm

***

Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 16 мая 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: журнал КорреспондентМьянмаПисьмо из
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях