ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Контракт с властью. Интервью с Валерием Хорошковским

24 сентября 2012, 08:37
0
80
Корреспондент: Контракт с властью. Интервью с Валерием Хорошковским
Фото: Корреспондент
Хорошковский считает себя менеджером на госконтракте, дружит с миллиардером и называет спорт важной составляющей жизни

Первый вице-премьер Валерий Хорошковский в интервью Ксении Карпенко в № 37 журнала Корреспондент от 21 сентября 2012 года, - о вреде дела Юлии Тимошенко, журналистике на телеканале Интер и тройке своих могучих друзей

Если судить по Валерию Хорошковскому, первому вице-премьер-министру, Украина - страна больших возможностей. Иначе как объяснить тот факт, что человек, который начинал свой трудовой путь на закате СССР рабочим на заводе и водителем в зоопарке, за годы независимости Украины вырос в бизнесмена с активами на сумму $ 600 млн (оценка журнала Корреспондент, 2011 год) и третьего по рангу чиновника в стране после Президента и премьера?

Теперь от Хорошковского зависит, с какой скоростью страна движется в Европу и в каком состоянии будут находиться государственные финансы и национальная экономика - эти ключевые направления он курирует в Кабмине.

Мне не нужно никому доказывать, что я умею достигать поставленных целей

Общаясь с Корреспондентом, чиновник, который не балует СМИ своим вниманием, показал себя человеком опытным. Он несколько раз передвигал стул в одном из залов Ливадийского дворца, добиваясь того, чтобы на него выгодно падал свет во время фотосъемки. А когда место наконец было найдено, Хорошковский приятно поразил тем, что в общении с прессой держался свободно и раскрепощенно, не смущаясь никаких вопросов.

С неизменной улыбкой на лице Хорошковский говорил на профессиональные и личные темы. Первый вице-премьер сразу же очертил три направления евроинтеграции, над которыми он работает, - ассоциация с ЕС, безвизовый режим и Зона свободной торговли - и перешел к более острым вопросам.

- Здесь, на форуме YES, неизменно поднимается вопрос: Запад или Восток? С кем все-таки стоит сотрудничать Украине - с Россией или Европой? Как ответит на этот вопрос человек, который, с одной стороны, позиционирует себя как госменеджер международного уровня, а с другой - имеет бизнес-интересы в России. Вы ведь владеете 3 % акций российской компании Euraz…

- Если говорить о различных странах, где, возможно, у меня были или остаются бизнес-интересы, то надо было бы тогда расширять географию.

Я как государственный менеджер много раз говорил, что я - человек контракта. А когда у меня контракт, в данном случае - с правительством, я готов жертвовать любыми интересами. В обратном случае мне пришлось бы уходить с поста. Но в этом вопросе ставить Украину на Рубикон - это неправомерно. Потому что если мы говорим о глобализации, то мы говорим о стирании границ во всех смыслах этого слова. Поэтому Украина, безусловно, идет только европейским путем. Думаю, что в этом смысле дискуссии даже не могут возникать.

Другой вопрос: насколько мы быстро идем, насколько мы пребываем в режиме постоянного движения? Мы находились 70 лет в составе Союза, и теперь от нас требуют пройти все препятствия, которые другие демократии проходили 200-300 лет. Должна быть определенная доля терпения. Но то, что мы будем идти европейским путем, - в этом нет сомнений. Знаете почему? Потому что население так хочет. Ведь до 60% наших людей видят себя в составе Объединенной Европы. Не могут политики, если они хотят быть успешными, двигаться против желания людей.

- Вы работали во власти при премьере Юлии Тимошенко и еще более укрепили свои позиции при ее оппоненте - Президенте Викторе Януковиче. Как вам это удалось?

- Я не работал во власти с Тимошенко, но был в исполнительной власти, будучи главой Таможенного комитета, а это не член правительства. В таком случае можно говорить, что я работал и в команде Леонида Даниловича Кучмы.

Кроме как востребованностью профессионалов, я никак не могу это объяснить. Я себя позиционирую именно таким образом: я знаю что, и я знаю как. Но самое главное, мне не нужно никому доказывать, что я умею достигать поставленных целей.

А почему сохраняются хорошие отношения? Думаю, потому что они строятся на порядочности и договоренностях, которых я всегда придерживаюсь. Я стараюсь никогда не подводить людей - ни в политике, ни в бизнесе, ни в личных отношениях.

- Несколько лет назад вы критиковали Николая Азарова, называя методы его работы “азаровщиной”. Теперь вы трудитесь под началом этого человека. Как миритесь с “азаровщиной”?

- Ошибаетесь, это слово было запущено не мной, а [работавшей в том же правительстве нынешним депутатом-регионалом] Инной Богословской. Ко мне оно не имеет никакого отношения. Тем не менее, если вы спрашиваете о взаимоотношениях, то здесь не о чем говорить. Есть состояние подчиненности: когда ты работаешь в команде, то не думаешь о том, как критиковать членов этой команды. Я работаю в рамках поставленных задач, стараюсь достигать целей с учетом тех возможностей, которые есть.

- Фундамент нынешних проблем Тимошенко был заложен, по сути, с вашей легкой руки: вы отказались растаможить газ RosUkrEnergo в пользу НАК Нафтогаз, чего хотела Тимошенко-премьер. Сейчас лидер БЮТ отбывает наказание, и тоже по газовой теме. Заслуживает ли она такого строгого наказания? Страна понесла имиджевые потери от процесса над Тимошенко.

- Не мне отвечать на вопрос о наказании. Только суд может определить, есть ли состав преступления, и принять решение о степени вины и мере наказания. Тут другое: дело Тимошенко влияет не только на имиджевую составляющую, но и на темп нашего продвижения в Европу.

Даже если представить, что завтра мы решим все проблемы, называемые нашими партнерами “избирательным правосудием”, это совсем не означает, что Украина станет ближе к Евросоюзу

Безусловно, мы не можем сбрасывать этот вопрос со счетов. Когда мы разговариваем об этом с европейскими коллегами, то видим, что дело Тимошенко - это проблема. Но у нас также огромное количество вопросов, которые стоят на повестке дня. Даже если представить, что завтра мы решим все проблемы, называемые нашими партнерами “избирательным правосудием”, это совсем не означает, что Украина станет ближе к Евросоюзу. Это значит лишь, что исчезнут определенные предостережения.

На данный момент мы находимся на стадии принятия технических решений [по сближению с ЕС] в рамках законодательных и исполнительных процедур, поэтому нельзя стоять и ждать, необходимо продолжать работать. Чем я, собственно, и занимаюсь.

- Как бывшего главу СБУ вас не смущает, что Тимошенко и экс-глава МВД Юрий Луценко получили по полной за то, что можно вменить в вину многим нынешним членам Кабмина? И не считаете ли вы, что так называемые вышки Юрия Бойко [скандал с закупкой подчиненными министра топлива и энергетики нефтедобывающих вышек по высоким ценам у офшорных фирм], как и “солнечная энергия Андрея Клюева” [лоббирование влиятельным регионалом Клюевым интересов солнечной энергетики, с которой связана его родня] - это повод хотя бы для публичного расследования, чтобы как минимум отбелить имидж власти, доказав, что коррупционных интересов в этих темах нет?

- Тут речь не идет об отбеливании или не отбеливании имиджа власти, это неправильная постановка вопроса. Ведь если есть преступление, должно быть наказание. Перечисленные вами вопросы уже изучались, и официальные ответы, которые мне приходилось видеть, в том числе и как руководителю СБУ, говорили о том, что в этих действиях не было состава преступления. Помню, что прокуратура провела проверку и сделала выводы. Соответственно, тема закрыта.

- Оппозиция часто жалуется, что политика телеканала Интер, принадлежащего вам, подконтрольна Администрации Президента. В частности Игорь Шувалов, политтехнолог и консультант главы АП Сергея Левочкина, якобы лично утверждает список гостей политических шоу и характер подачи сюжетов. Это правда? Какова степень вашего влияния на телеканал?

- Если бы я имел какое-то влияние на Интер, это было бы заметно. Меня же никто не обвиняет в том, что я влияю на телеканал. И это мой осознанный выбор. У меня [каналом] управляют менеджеры, которые занимаются всеми вопросами. Даже больше скажу: они меня иногда просят, чтобы я был больше вовлечен в процесс. Но я не могу в силу того, что я на госслужбе, да и времени на это нет. Я даже не понимаю, в какое время суток я должен это делать.

Теперь дальше. Интер достаточно популярен, это известный факт. Кроме того, все исследования, которые были проведены, в том числе и независимыми исследовательскими центрами, говорят о том, что пресса и телевидение являются институтом, пользующимся наибольшим доверием у народа. Раз Интер смотрят, видят действительность и не выражают недоверия, значит, мы отображаем происходящее в реальном свете. А дальше вопрос личных интерпретаций: кому-то нравится такая позиция, кому-то - другая.

Раз Интер смотрят, видят действительность и не выражают недоверия, значит, мы отображаем происходящее в реальном свете

Но главная задача - предоставить площадку для высказываний, а не оттенять того или иного политика или чиновника. Более того, я считаю это недостатком системы, что нашим законодательством не закреплены обязательные дебаты, вплоть до того, что за отказ от дебатов следует снимать кандидата или политсилу с выборов. Ведь на сегодняшний день у телеканалов другая проблема: можно пригласить кандидата, но если на прямой эфир кто-то не приходит, у меня срывается в сетке полторадва часа. И что мне с этим делать тогда? Соответственно, каналы не берут на себя такие риски. Поэтому, если бы законодательством были закреплены дебаты, мы бы предоставили им прайм-тайм.

Массмедиа в предстоящих выборах играют одну из ключевых ролей как знак того, что они [выборы] проходят в Украине демократично. Конечно, совершенству предела нет, но все-таки я бы воздержался от жестких оценок. К счастью, есть люди, которые не хотят вовлекаться в игры, которые желательны для политсил. Я бы сказал так: относитесь спокойно к тому, что говорят.

- Вы не участвуете в выборах, зато в парламент идут едва ли не все члены Кабмина, включая Азарова. Не значит ли это, что он освободит место и вы можете получить пост премьера?

- Я строю профессиональную карьеру, а не политическую. В этом смысле депутатский мандат мне на данный момент просто не нужен.

Это тот уровень, когда не имеет значения, куда [идти], но важно то, как ты исполняешь обязанности в команде.

- Какие отношения связывают вас с главой АП? И существует ли группа Левочкин - Хорошковский - Фирташ - Бойко, готовая конкурировать по влиятельности с такими регионалами, как Ринат Ахметов и Ко?

- Если под понятием “группа” подразумевается общий лоббизм интересов, то нет. Потому что я в газовый бизнес не вовлечен вообще - у меня нет там ни интересов, ни денег, ни вопросов. Более того, я как госменеджер заинтересован в снижении цен и регулировании тарифов - в понимании свободного доступа к трубе, диверсификации источников и так далее.

Я действительно нахожусь со всеми, кого вы перечислили,  в дружеских отношениях. Но мы никогда не проводим оперативных совещаний, мол, “а что же нам надо?”, “где наши общие интересы?” или “как мы будем с кем-то бороться?”. Это абсурд, такого никогда не было. В футбол играем, в волейбол играем.

- Вместе в рестораны ходите?

- Нет.

- А у кого собираетесь?

- Когда поиграть в волейбол - то на волейбольной площадке. (Улыбается.) Когда у кого-то день рождения, то дома у именинника. Нет явно выраженного интереса, о котором мы здесь говорим. Хотя названную вами четверку, если быть честным, можно расширить.

- Кем?

- Не могу комментировать, так как будут и дальше про “группу” придумывать. Просто скажу, что это весьма гиперболизированная точка зрения о том, что есть некая группа с общими интересами, которая их жестко отстаивает вопреки государственным. Я однозначно говорю, что такого нет. И если бы я чувствовал расхождение задач и интересов, - тех, которые ставит правительство, с которым у меня контракт, и интересов тех людей, которых вы перечислили, я бы тогда в этом [в “группе”] не участвовал.

- Вы начинали слесарем на заводе, позже работали водителем в зоопарке. Ныне являетесь одним из самых богатых украинцев и представителем высшего эшелона власти. Какие ваши личностные качества послужили залогом успеха?

- Все мои рабочие специальности - их более, чем две, - были приобретены до [службы в] Советской армии.

Я абсолютно осознанно прекратил поступление на философский факультет сразу после школы, хотя окончил ее на четыре и пять. В то время для поступления необходимо было два года стажа или служба в войсках. Я пошел работать, так как мне хотелось самостоятельности - в частности и от родителей, которые на момент принятия решения [отложить поступление в вуз] были в отпуске. Они были потом в шоке, что я иду в армию и не поступаю.

Первые мои попытки самостоятельности свелись к тому, что я работал на заводе Арсенал [киевское оборонное предприятие]. Я сразу понял, что работа от звонка до звонка это тяжело и это не мое. И тогда я пошел готовиться к армии - сдал на водительские права. И так как до армии оставалось всего четыре месяца, а бездельничать я не хотел, пошел работать водителем. И благодарен этому труду, потому что люблю водить машину и чувствую с ней родство даже по сегодняшний день.

- Какая любимая марка автомобиля?

- Так вопрос уже не стоит для меня. Я недавно был в командировке и с истинным удовольствием почувствовал, что такое электромобиль. Мне показали, что такое Nissan Leaf [японский серийный электромобиль], я уверен, что за электромобилями будущее. А так… Мне трудно говорить о любимом автомобиле. На выходных я всегда за рулем сам, а так как должность обязывает соблюдать определенные меры предосторожности, то использую бронированный Mercedes-Benz.

- Вы известны тем, что внимательно относитесь к своему внешнему виду. Говорят, что каким бы напряженным ни был график, у вас всегда в расписании дня есть спортзал, даже если ради его посещения надо встать очень рано.

- Сегодня в полшестого [утра] я свой километр уже проплыл. (Интервью проходило в 12:00.) Не могу сказать, сколько времени уделяю спорту, но он - важная составляющая моей жизни.

- Как отдыхаете?

- Для меня в этом вопросе главное - смена обстановки. Люблю горные лыжи, выезды на яхте, спортивные соревнования - все то, что заставляет сознание отключаться. В противном случае находишься в состоянии постоянного думания. К сожалению, за неделю не удается переключиться. Этим летом я был на Лазурном Берегу во Франции, неделя прошла быстро.

- Что делает вас счастливым?

- Я счастлив в те моменты, когда вся семья собирается вместе [у Хорошковского трое детей, двое старших сыновей учатся в Великобритании]. Наверное, с возрастом приходит понимание того, что происходящее нужно воспринимать с долей иронии и более спокойно. Если воспринимать себя слишком серьезно, то станет плохо. (Улыбается.) Вот недавно был в Черновцах. Там Владыка Лонгин [священнослужитель] усыновил 400 детей - когда на них смотришь, испытываешь счастье, пусть и со слезами на глазах.

***

Этот материал опубликован в №37 журнала Корреспондент от 21 сентября 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

ТЕГИ: Юлия ТимошенкоВыборыжурнал КорреспондентХорошковскийинтервью
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях