ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Страна могла исчезнуть. Интервью с Юрием Бирюковым

Корреспондент.net, 25 мая 2016, 14:42
93
30699
Страна могла исчезнуть. Интервью с Юрием Бирюковым
Фото: УНИАН
Юрий Бирюков с единомышленниками существенно улучшил работу Минобороны по обеспечению армии

Волонтер Юрий Бирюков дал интервью журналу Корреспондент.

Новости об увольнении волонтера Юрия Бирюкова, распространившейся в конце апреля, многие поверили – тогда всех подряд увольняли. Отметили для себя: реформам в Минобороне конец. Но Бирюков вопреки сплетням не ушел, пишет Елена Гордеева в №19 журнала Корреспондент от 20 мая 2016 года.

Он по-прежнему занимает просторный кабинет в здании министерства, на его столе куча телефонов, а за спиной, на стене фронтовой флаг с нецензурной надписью «ХХХ, снова мы» - неофициальный девиз 79-й ОМБр, как противоположность девизу ВДВ “никто, кроме нас”. Эту бригаду Бирюков опекает до сих пор.

- Называйте меня Юрой, но не Юрием Сергеевичем, мне так привычнее, - просит Бирюков, широко улыбаясь, и своей простотой, такой дефицитной в стенах этого здания на Воздухофлотском проспекте в Киеве, сразу располагает к себе.

Без высшего

- Юра, если бы лет 10 назад кто-то рассказал, до чего у нас все дойдет – и что ты будешь месяцами пахать сутки напролет на голом энтузиазме, ты бы не испугался? Не попытался бы переехать в другую страну, например?

- Вот вы идете по улице и видите, падает бабушка. Приличная бабушка, не алкоголичка. Вы рефлекторно ей поможете? Я помогу, потому что не из тех людей, которые пройдут мимо. А тут вдруг страна начала падать. Что оставалось делать?

- Но для тебя это стало не просто бескорыстным подвигом. Ты теперь советник президента, влияете на принятие решений. Такой социальный лифт выпадает далеко не каждому. Ты рад?

- Мне не нужен был никакой социальный лифт, наверное, поэтому он и «случился». Мне нужно, чтоб мы когда-нибудь победили, и я ушел бы на покой, чтоб сидеть у себя в деревне в Николаевской области и просто отдыхать. И чтоб обо мне все забыли.

Многие спрашивают – стану ли я писать книгу, когда уйду на покой, но я отказываюсь от этой идеи. Я прекрасно знаю Сергея Лойко, автора книги о ДАПе. Так сложились обстоятельства, что я помогал ему писать о тех событиях, а вот саму книгу прочесть так и не смог. Мне просто тяжело.

Без резервов

- Как думаешь, откуда пошли слухи о твоем увольнении? Говорят, дыма без огня не бывает…

- В августе 2014 года, когда страна балансировала на грани исчезновения, у президента возникла идея поддержать меня и все волонтерское движение и меня назначили советником. Сами видели, какая была ситуация на тот момент, поэтому второпях у меня забыли поинтересоваться наличием высшего образования. А штатный советник президента – это госслужба. Статус, личный кабинет автомобиль.

В общем, меня сначала назначили, потом попросили уточнить информацию о высшем образовании и удивились, когда я сообщил, что не собираюсь это образование срочно покупать. Поэтому меня штатным советником не назначили, я эти два года не был официально оформлен. А соответственно и указа о моем увольнении быть не может. В общем, ничего не изменилось.

- …а все поверили, потому что о твоем липовом увольнении стало известно одновременно с совершенно реальной отставкой Георгия Туки, губернатора Луганской области и тоже знаменитого волонтера… 

- Жора назначен замминистра по вопросам оккупированных территорий. Так что его не уволили, я расцениваю это как повышение…

- То есть, волонтеров никто не обижает?

- Видите телефоны у меня на столе? Это прямые телефоны к высшему руководству…

- Можешь позвонить прямо сейчас президенту? Мне вот интересно, он знает, насколько резко его критикуют? Что думает по этому поводу?

- Вы можете назвать хоть одного президента, которого у нас хвалили? Критика власти – это нормально. Другой вопрос, что те, кто критикуют, должны делать это осмысленно. Но так происходит не всегда. Вот говорят, например, Порошенко виноват, что подняли тарифы или Порошенко виноват в том, что случилось в Иловайске… Он знает, что так думают – он ведь активно читает посты в Фейсбуке…

- Правда? СМИ писали, что информацию для него собирает целая группа...

- Может быть, не знаю… Одно другого не исключает. То, что он активно читает Фейсбук – это факт. Читает регулярно критику в свой адрес – у него есть аккаунт, я не знаю, под его ли именем… Бывает, я хочу рассказать о какой-то информации из Фейсбука, а он уже в курсе… И конечно это непросто, в соцсетях ведь часто пишут бред.

Возьмем, к примеру Иловайск – все обвиняют президента. Да не виноват президент в тех событиях, Российская Федерация виновата! Или скандал в августе 2014 года, связанный с парадом в День Независимости? Сейчас этим парадом его попрекают. Но немногие знают, что БТРы, которые ехали на параде – это было все, чем располагал киевский гарнизон. Если бы в АТО случился прорыв, россияне вышли бы на дорогу от Харькова до Киева – и единственный транспорт, который защищал бы столицу, это и были бы те несчастные 10 БТРов президентского полка.

- Но зачем их нужно было демонстрировать на параде?

- А для чего в Москве в 1941 проводили парад? Мы в тот момент стояли на грани паники, нам нужно было любой ценой доказать людям, что паниковать не стоит. И России мы должны были показать, что не паникуем. И мы пустили по Крещатику курсантов, пустили грузовики даже…

А кто знает, какая ситуация складывалась в тот момент? У нас не было ни одной воинской части в резерве, ни одного БТР, вообще ничего! От Мариуполя до Одессы – всего одна бригада, и та восстанавливалась в Николаеве. Если бы произошел прорыв на фронте, а все дело именно к этому и шло – противник прокатился бы с ветерком от Херсона до Одессы.

- А сейчас есть ли в распоряжении командования техника для защиты Киева в случае чего?

- Не могу ответить, это секретна информация. Скажу так, Укроборонпром ежемесячно передает нам технику.

Без прогнозов

- По последним данным – что сейчас происходит на фронте?

- Точных данных не ждите, но вот простой пример: Авдеевская промзона – важнейший объект. Там идут бои, но она уже под нашим контролем. Оттуда можно контролировать дорогу, то есть, продвигаться вперед. Имеет смысл говорить о перевесе, имеющемся на нашей стороне.

- Упомянул дорогу, думаешь, мы дойдем до Донецка?

- Военными методами взять Донецк невозможно – это понимают все. Город-миллионник можно взять лишь одним методом – полностью стерев его с лица земли. То есть, погибнут сотни тысяч. Президент на это не пойдет, никто не пойдет…

- И как тогда будет развиваться ситуация в зоне АТО, можешь дать прогноз?

- Мы будем становиться сильнее, потихоньку восстанавливать экономику, восстанавливать армию, которая была уничтожена. Уже понемногу восстанавливаем. Я отлично помню, как вся страна радовалась, что армию 24 года уничтожали. По себе помню, читал в газетах об очередном сокращении воинской части - и думал: меньше денег будет уходить на эту никому не нужную махину. Теперь вот все мы расплачиваемся за развал армии.

Россию душат санкциями, она будет становится слабее, а мы будем становиться сильнее. И в конце концов с Россией произойдет то, что и с Януковичем. Только это не прогноз - это мечта. А делать прогнозы дело неблагодарное.

Без зарплат

- Давайте поговорим о реформах в армии. Довольны ли военнослужащие новой формой, американскими берцами?...

- Какими такими американскими берцами? Это теми, которые рыжие?

- Ну да…

- [смеется] Так они делаются в городе Ромны Сумской области.

- Как удалось заставить страну работать на армию?

- А вариантов не было!  И задача наша заключалась всего лишь в том, чтобы при покупке не случалось воровство средств. Мы проконтролировали средства в департаменте госзакупок, в комитете конкурсных торгов, - и стали получать хороший товар, те же берцы, которыми армию уже обеспечили. Процесс этот продолжается. Чтобы все было по-честному, воспользовались системой электронных торгов «ПроZорро».

Кстати, Минобороны было единственным ведомством, которое использовало эту систему в 2014- 2015 годах. Кстати, чтобы снабдить армию берцами, нам пришлось организовать целую группу по их разработке – они, конечно, не идеальные, но нормальные и гораздо лучше тех, которые были раньше. То же самое с формой. Мы придумывали и при этом не пытались подсунуть «своих» производителей, как было раньше принято. Оказалось, честно работать и снабжать армию – это очень просто.

- У вас есть своя команда в Минобороны?

- Есть. И мы все мыслим одинаково – стараемся пресекать взятки, откаты, прочие схемы. На первых порах к нам приходили разные люди – некоторые пытались что-то организовать под себя, «сесть на поток». В конце 2014 года я сказал президенту, что в Минобороны нужно запустить с десяток волонтеров – проверенных людей, которые, может, и без специального образования, и реформы, может не сумеют сделать. Зато они покажут всю гниль, накопившуюся внутри. 

В Министерство пришло 9 человек – из них я лично знал только двоих. Их назвали волонтерским десантом. Сейчас таких «десантников» уже 100 – мы проводили конкурс, собеседование, собиралась команда единомышленников

Ему эта идея очень понравилась и в Министерство пришло 9 человек – из них я лично знал только двоих. Их назвали волонтерским десантом. Сейчас таких «десантников» уже 100 – мы проводили конкурс, собеседование, собиралась команда единомышленников. И вместе мы стараемся двигать неповоротливую государственную машину.

- А как эти люди живут? На зарплату минобороновскую, мизерную никто не проживет, если конечно «на потоки» не сесть…

- Я тоже два года не получал никакой зарплаты. У меня остались старые сбережения, моя жена занимается бизнесом (он никак не связан с Минобороны – выращивание клубники) – и я живу за ее счет. У нее бизнес. Люди волонтерят уже два года, если могут это себе позволить. Вот, например, руководитель офиса реформ Андрей Загороднюк – у него предприятие по производству буровой техники. И так у многих...

- У нас, получается, так много людей, готовых работать даже без зарплаты. Как ты думаешь, почему?

- Я же говорил, «бабушка упала». Ничего уникального в волонтерском движении нет. В Японии, когда взорвалась Фукусима, точно так же волонтеры разгребали завалы, спасали людей, помогали… Наша ситуация уникальна тем, что волонтеры, обычно, не строят армию, - она уже есть.

- А не пробовал подсчитать, сколько денег сэкономил государству волонтерский десант?

- Мы считали в 2015 году – сумма измерялась сотнями миллионов гривен. Это притом, что такой задачи не ставили перед собой – я вообще противник идеи экономить на армии. Я хочу, чтобы Минобороны тратило на армию больше денег и чтоб средства, выделяемые на оборону, не крали. Но мы пытаемся создать механизм прозрачной траты бюджетных средств – и но сам по себе помогает сэкономить.

- Тебя старая гвардия чиновников пыталась сожрать? И весь ваш десант? 

- А как нас сожрать, если взяток мы не берем, компромата брать неоткуда? Нас разве что пристрелить...  [смеется]

- Слушаю тебя, и думаю – как все-таки позиция большинства отличается от твоей. Большинство ведь как говорит,  чего я должен платить налоги, если даже президент держит деньги в офшорах?

- Президент в 2014-2015 гг. на армию потратил около 300 млн. грн. личных денег – это есть в его декларации. Мне лично он перевел 2,5 млн. грн. на покупку «стиральных машинок» – это те автомобили, которые сейчас ездят на передовой и стирают вещи наших бойцов, был у нас такой проект. А было еще несколько проектов, но он не хочет их «пиарить». А по поводу его офшоров ничего сказать не могу – это к нему все-таки вопрос…

- А чего бы президенту не рассказать обо всех этих проектах, о том, как тратил средства, не объяснить? 

- А смысл? Собаки, лающие на президента, не замолкнут. А если человек здравомыслящий, он и так понимает всё - президент нас по сути спас. Страны не осталось бы, развалилась на кусочки. Так что я не призываю его любить или не любить – это личное дело каждого. Но понимать такие простые вещи необходимо.

- Ты говорил, что собираешься на передовую - отдыхать. Как это?

- На передовой не нужно думать, там нужно жить на рефлексах. Мозг отключается - есть враг, и есть те, кто прикрывают твою спину. Нет совещаний, чиновников - все очень просто и мне там морально легче.

- Чего сейчас не хватает нашей армии?

- Все того же, что и раньше, только меньше.

Без поддержки

- А ты изучал опыт других стран в плане реформирования армии?

- Они сейчас наш опыт изучают. В мире за последние 50 лет не было другой армии, которая бы воевала на своей территории на протяжении 400 км с применением всего арсенала техники, включая Грады, Смерчи. Говорят, нашей армии не под силу тягаться с американской, допустим.

Но если бы в нашу армию тоже влить 2 триллиона долларов, как это делают в США – мы бы были лучше американцев. Где воевали американцы? У них был контингент в Ираке, Афганистане, Либерии, Сербии, - но у нас тоже был там контингент. У США опыта фронтовых операций нет, они не использовали Смерчи.

И теперь, когда они приезжают к нам, то разговор говорят примерно следующее: мы вам сейчас покажем, как правильно строем ходить, а вы нам расскажите, как определить, что летит Смерч и как от него спасаться. Они не скрывают, что изучают наш опыт.

В Афганистане у моджахедов не было систем залпового огня, и война их по сути была партизанской В Югославии американцы все разбомбили, а затем зачистили, как и в Ираке. А у нас тут танковые атаки идут. Для них это ново.

- То есть, слова президента о том, что у нас самая сильная армия в Европе – это правда?

- Он не говорил, что она самая сильная. Он сказал «самая боеспособная». Такого количества солдат, которые понимают, что такое, например, танковая атака, нет нигде.

- Несмотря на поддержку мирового сообщества, Украина так и не получила летального оружия. Почему?

- А зачем нам летальное оружие? Если нам дадут такое оружие, под него необходимо закупать соответствующие снаряды, запчасти, нанимать людей, которые бы обслуживали его, нанимать инструкторов, которые учили бы наших бойцов. 

На данном этапе нам нужна не рыба, которую мы быстро съедим – нам нужна удочка, чтобы ловить рыбу

На данном этапе нам нужна не рыба, которую мы быстро съедим – нам нужна удочка, чтобы ловить рыбу. Поэтому лучше попросить у мирового сообщества денег, чтобы мы могли восстановить завод, который производит нашу технику.

Например, несколько недель назад президент на одном полигоне передавал бойцам минометы. Можно было попросить минометы у американцев, затем постоянно клянчить мины к ним. И мы бы сидели у них на игле. А так мы восстанавливаем свое производство, и нам дают на это деньги. 

Харьковский танковый ремонтный завод простоял 15 лет, крыша рухнула. Специалисты все уволились. А сейчас они крышу ремонтируют, покупают станки, набирают специалистов. Это для страны важнее и интереснее, чем поставки из США.

- А сколько предприятий сейчас работает на оборонку? Или это тайна?

- Это открытая информация на сайте Укроборонпрома – из примерно 80.

- Вот еще больной вопрос -  выборы на Донбассе. Часть Минских соглашений, которую у нас мало кто воспринимает. Иной раз кажется, что кроме президента у идеи проведения выборов больше нет сторонников…

- Я сторонник! Но как и президент, я понимаю, что выборы – это 11 пункт Минских соглашений. До этого нужно прекратить огонь, восстановить контроль над границей и многое другое. А у нас еще дня не было, чтобы не стреляли в зоне АТО.

- А ты продолжаешь помогать своим – я имею в виду 79 бригаду и другие?

- Уже намного меньше. Раньше они постоянно обращались, все время чего-то не хватало. А сейчас таких проблем все меньше… И это радует, конечно.

- Вот ты из Николаевской области. А она прогремела на всю страну в связи с полигоном Широкий Лан, где бойцы жили в нечеловеческих условиях. Не верится, что меньше проблем со снабжением…

- А тут не в снабжении дело. Эту новость растиражировали, не задумываясь, что же на самом деле произошло на полигоне. А произошло вот что: 10 офицеров, которые отвечали за обеспечение на полигоне, ушли в запой. Они пили две недели, вместо того, чтобы развернуть полевой лагерь. Ни полигон тут не виноват, ни Минобороны. Офицеры отсидели на гауптвахте…


Досье Корреспондента

До Майдана Юрий Бирюков был бизнесменом, а после Революции Достоинства и начала агрессии на Востоке превратился в волонтера. Как только стало ясно, что Крым уже не наш, Бирюков создал волонтерскую группу Крылья Феникса, которая стала методично заниматься решением материально-технических проблем действующей армии.

В августе 2014 года Петр Порошенко назначил Бирюкова своим советником, а в Минобороны он попал в октябре того же года – с тех пор Юрий занимался материально-техническим обеспечением армии уже не как волонтер, а как чиновник. 

***

Этот материал опубликован в №19 журнала Корреспондент от 20 мая 2016 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: СюжетыИнтервью
ТЕГИ: УкраинаМинобороныармияинтервьюволонтерыЮрий Бирюков
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...
Loading...

Корреспондент.net в cоцсетях