Главная
 

Le Nouvel Observateur: Творцы революций

30 мая 2005, 14:58
0
259

О людях, приложивших руку к падению Шеварднадзе в Грузии, Кучмы в Украине и Акаева в Кыргызстане, пишет Венсан Жовер в статье "Творцы революций", опубликованной 25 мая во французском издании Le Nouvel Observateur.

Стихийная "оранжевая революция", во время которой сотни тысяч украинцев вышли на улицы, произошла из-за коррумпированности и авторитарности режима Кучмы? Не совсем так. Не в большей степени это касается и волны народных восстаний, которые унесли в небытие режим серба Милошевича, грузина Шеварднадзе или киргиза Акаева. Гнев народных масс был самым настоящим. И фальсификация на выборах тоже. Но, вне сомнения, этим движениям не удалось бы так быстро и без насилия свергнуть посткоммунистических автократов, без "ноу-хау" нескольких экспертов, которые задумали и "обкатывали" настоящую "инструкцию по применению революций". Венсан Жовер встретился с этими "коммивояжерами" демократии. И они открыли ему свои секреты.

Они - наследники Ганди и Макдональда. Их всего лишь горстка, их всего-навсего несколько десятков, но они заставили дрожать царьков бывшего советского блока. Вот уже пять лет, они "экспортируют" революцию в Восточную Европу и в Центральную Азию. Они приложили руку к падению Шеварднадзе в Грузии, Кучмы в Украине и затем Акаева в Кыргызстане. Сегодня они стремятся к свержению коррумпированных и авторитарных руководителей в Минске, Алма-Ате и Баку.

Эти единственные в своем роде миссионеры - сербы и словаки, грузины и украинцы. Они молоды, весьма образованы и претендуют ни много, ни мало на то, чтобы провести демократизацию посткоммунистического мира. Общим языком для них стал английский, и обычно это прекрасный английский. Чаще всего они работают в западных институтах и организациях, в основном американских. Их можно назвать "международными демократическими бригадами", их деятельность курирует Вашингтон. К тому же некоторые из них были посвящены в сан "чемпионов свободы" лично Джорджем Бушем.

Чтобы свергнуть деспотов Востока, у этих революционеров есть уникальное "ноу-хау", тонкая смесь ненасилия, маркетинга и фандрайзинга (сбора средств).

Все они считают своим долгом "экспортирование" этой магической формулы. Для некоторых, это также средство существования (и они отказываются говорить, сколько они зарабатывают). Для других - это средство дополнительного заработка (несколько сот евро, время от времени). Есть, наконец, и те - их меньшинство, - кто работают на общественных началах.

С десятком представителей демократических бригад, бригад нового типа (своего рода проамериканскими Че Гевара) мы встретились в Белграде и в Тбилиси, а также в Братиславе и Киеве. Они в деталях изложили свои рецепты по свержению посткоммунистических диктатур.

Самого опытного из них зовут Павел Демеш. Он словак, ему 49 лет, и он одним из первых вступил на этот путь. В 2000 году он (тайно) координировал программу иностранной помощи сопротивлению против Милошевича. В прошлом году он - также конфиденциально - был советником украинских революционеров. Он руководит в Братиславе восточно-европейским отделением очень влиятельной американской неправительственной организации, German Marshall Fund, которая помогает активистам во всем регионе. В прошлом - министр иностранных дел своей страны, он досконально знает политическую ситуацию в бывшем советском блоке - и знает, как выбрать наилучший момент для проведения революции.

Узкая, тщательно подстриженная короткая бородка, чистый английский язык; Павел Демеш объясняет: "Большинство посткоммунистических автократов напоминают крабов. У них прочный панцирь, но у всех есть одно очень уязвимое место: они хотят получить легитимность на выборах. Они фальсифицируют голосование, но продолжают организовывать выборы. Это вопрос международного статуса. И потом они убеждают себя, что контролируют СМИ и службы безопасности. И что ничего с ними не случится". Но в их стратегии есть прокол. "На протяжении всей предвыборной кампании, - продолжает Демеш, - пресса всего мира следит за каждым их шагом. И они отказываются стрелять по толпе в прямом эфире CNN. Именно в этот момент их можно свергнуть".

Каким образом? Успех основан, прежде всего, на демарше без насилия. "Это одновременно вопрос этики и эффективности", - объясняет Демеш. "Ненасилие дает моральное превосходство и влечет за собой поддержку других, и потом, насилие - это та область, в которой власть сильнее". Второй ключ к успеху - в методе действия, который повторяется из раза в раз. "В день голосования, вечером, - рассказывает Демеш, - собираются доказательства фальсификации, и эти сведения очень быстро распространяются по всей стране. И сразу же сотни тысяч человек выходят на улицы. Затем им следует мирным путем взять под контроль государственные учреждения, чтобы показать автократу, что законная власть перешла в другие руки. И поскольку полиция не стреляет, дело сделано".

Эти старые крабы - Милошевич, Шеварднадзе, Кучма и другие (Акаев) - все были свергнуты таким образом. Детская игра? "Нет, конечно, это требует долгой подготовки".

Это в теории. Чтобы узнать, как дело обстоит на практике, послушаем серба Срджу Поповича. В свои 32 года, этот высокий худощавый человек с изможденным лицом и кругами под глазами - фигура уже легендарная. Он был организатором первого революционного движения XXI века, ставшего прообразом всех других: в октябре 2000 года его "Отпор" ("Сопротивление"), не пролив ни капли крови, сверг Милошевича. С тех пор за советами к Срдже Поповичу обращаются почти отовсюду, "даже из Зимбабве". Чтобы удовлетворить спрос, он открыл бюро экспертов по революции, Canvas Group. "Это частный бизнес, - признается он, - но бюро зарегистрировано как неправительственная организация, чтобы не платить налоги". Годовой оборот? "Коммерческая тайна".

Сидя за столом в Movie Bar, модном заведении в центре Белграда, владельцем которого он является, Срджа приоткрывает секрет: "Как говорил Ленин, для успеха революции необходимо три вещи: организация, организация и еще раз организация. Я добавлю к этому: нужна молодежь, молодежь и еще раз молодежь. Почему? Потому что молодые - энтузиасты, они смелы, и власть мало может воздействовать на них: у них нет ни детей, ни работы, ни богатства, им нечем дорожить". Есть еще одна причина, более прагматичная, даже немного циничная: "Каждый раз, когда режим принимается за безоружную молодежь, избивает молодых и бросает их в тюрьмы, - говорит Попович, - он поворачивается спиной к их отцам, дедам, дядям и тетям, друзьям... Короче говоря, ко многим, в том числе и к своим верным сторонникам. А именно это и есть искомая цель".

"Хотите, расскажу одну хитрость? - продолжает он с улыбкой. - На манифестации, которая обещает закончиться столкновениями, поставьте в первые ряды молодых девушек в белых блузках. И ждите атаки полиции. Эффект гарантирован: после нескольких ударов на белых блузках будет немного крови (или много, к несчастью). И получаться превосходные кадры, которые обойдут экраны всего мира... И режим будет дискредитирован".

Успешная революция разворачивается по сценарию, столь же точному, как компьютерная программа. Первый этап, объясняет Попович, "задолго до выборов нужно создать группу крайне заинтересованной молодежи, которая и станет наконечником копья, инструментом революции". Для этой группы нужно подобрать имя. Какое?

Послушаем Александра Марича. Вместе с тремя другими ветеранами "Отпора" этот 30-летний серб создал в Белграде еще один экспертный кабинет по революциям, он - конкурент Поповича. Марич - меломан, и это помогло ему выбрать лейбл. "Имя революционной группы должно быть коротким, не больше двух слогов, легко запоминающимся, как Levi’s или Coca, и сильным, как слоган. Это будет подпись, "марка" революции".

Этап номер два: нужно "запустить" эту новую "марку". Вот пример кампании-блицкрига. Весной 2003 года Фонд Сороса отправил Александра Марича и его команду в Грузию, они должны были стать советниками лидеров зарождающейся группы протеста. Грузинских представителей было около 20, и они уже выбрали имя: "Кмара!" (четыре буквы, означающие "довольно!"). Оставалось "продать" этот лейбл по всей стране. "Че" из Белграда предложили план: молодые грузины-энтузиасты немедленно привели его в исполнение. Апрельской ночью они расклеили сотни плакатов с надписью "Кмара!" на главных улицах Тбилиси и в девяти других городах. Результат превзошел все ожидания, на рассвете вся страна только и говорила, что об этих плакатах! Сам Шеварднадзе угодил в ловушку. Вместо того чтобы проигнорировать эти "каракули", он постоянно выступал с разоблачениями на радио и на телевидении, сделав неожиданную рекламу небольшой группе, которая показалась всем массовым движением. Маркетинговая атака удалась: за одну ночь революционная "марка" "Кмара!" была запущена.

Этап номер три: найти деньги. Поскольку скоро группе понадобится печатать тысячи листовок, наклеек, выпустить майки с надписями. Следует создать интернет-сайт, купить картриджи, мобильные телефоны, плакаты... Движению потребуется также организовывать собрания своих воинствующих сторонников, которые, нужно надеяться, съедутся со всех концов страны. Для этого необходимо заплатить за сотни билетов на поезде, за ночи, проведенные в гостиницах, за аренду помещений, за питание. И потом потребуется оплата услуг иностранных консультантов. Короче говоря, необходимо найти "всего лишь" несколько миллионов долларов.

Чтобы их раздобыть, нужно браться за дело заранее. Потому как такие деньги можно найти только за границей. На местах богатые предприниматели отнесутся к затее с недоверием, они не хотят портить отношения с властями. Лишь с началом революции они переметнуться в другой лагерь и будут отдавать деньги молодым революционерам пачками. А пока, нужно искать помощи извне - и, в частности, в Вашингтоне. Ибо, по общему мнению, европейцы боязливы, медлительны и скупы - за исключением, и то только в ряде случаев, британцев, голландцев или поляков. Французов никогда не называют в числе "доноров" - разве что Fondation Jean-Jaures, организации, которая немного помогала молодым социал-демократам в Украине.

Что касается "оранжевой революции", то обращения в США, к крупным частным фондам и общественным организациям (USAid и National Endowment for Democracy), действительно, начались еще с осени 2003 года, то есть за год до событий. Словак Балаш Ярабик помогал украинской группе "Пора" в поисках субсидий по ту сторону Атлантики. За это Ярабик получал деньги от американской организации Freedom House, которая не хотела в одиночку финансировать "Пору". Да, в революции, как и в бизнесе, все нередко начинается с совещания инвесторов... "Революция - это рынок с высокой конкуренцией", - говорит Ярабик, получивший высшее образование в Колумбийском университете. - Лидеры демократических групп должны отправляться в Вашингтон, чтобы лучше "продать себя" фондам, дающим капитал. Чтобы приготовиться к этому большому экзамену, приходится оттачивать свою аргументацию, готовить планы и финансовые таблицы..." Да, совсем как в бизнесе...

Этап номер четыре: набрать максимум активистов. Получив первые деньги, в провинцию отправляют коммивояжеров революции нести "благую весть". От собрания к собранию они должны вновь и вновь говорить, что все возможно, что им удалось свергнуть диктатора в своей стране. Там они находят зачастую десятка два молодых людей, разочарованных или боязливых. Как дать им мотивацию - на это у каждого свои рецепты. Серб Синиша Сикман всегда отправляется в турне, как, например, в прошлом году - в Беларусь, с небольшим дорожным чемоданом. "Внутри, у меня полный пропагандистский набор: наклейки, майки, шары с логотипом "Отпор"... Символы успеха, вот что!".

Обычно, эти семинары проводятся тайком, в небольших, плохо отапливаемых и удручающих комнатах. Но организуют их и на свежем воздухе, за городом в бывших пионерских лагерях. Чтобы не вызывать подозрений полиции, говорят, что это группа, отправляющаяся на отдых. И атмосфера, создаваемая на собраниях, напоминает одновременно Club Med и занятия по военной подготовке. Так в Грузии, летом 2003 года, за три месяца до "революции роз" "Кмара!" собрала 700 своих активистов в пионерском лагере, далеко от Тбилиси. "Корпуса пришли в полную негодность, не было даже водоснабжения. Однако мы хорошо повеселились!", - вспоминает один из лидеров группы, Георгий Канделаки.

Точно также, в августе 2004 года, молодые украинцы из движения "Пора" собрались на четыре дня в пионерском лагере в Крыму, на берегу Черного моря. Бывший словацкий министр Павел Демеш был там, он помогал им разработать стратегию. "Мы собирались небольшими группами на пляже. И мы даже спали на песке или в коттеджах. Это было прекрасно!", - рассказывает он сегодня, забывая, однако, о том, что "Пора" переживала тогда время острых внутренних раздоров.

Иногда эти семинары напоминают конгрессы зубных врачей. Это вызывает улыбку у 24-летней Кето Кобиашвили, одной из самых востребованных советников по революции на пространстве бывшего СССР в прошлом году. "В апреле 2004 года, - рассказывает она, - одна голландская организация направила меня в Одессу, чтобы собрать около 30 молодых людей, подготовить и воодушевить их. Это происходило в шикарном отеле, где я жила в отдельном номере в течение 2-х недель. Более того, я получила 250 евро. Мечта!" Это еще не все. "Через несколько месяцев после этого, Фонд Сороса организовал семинар для казахских активистов в Алма-Ате. И там мы собирались в большом отеле. Все было в нашем распоряжении: камеры, чтобы готовиться для интервью, и даже аппаратура для того, чтобы глушить микрофоны, которые казахская тайная полиция не преминула разместить в зале заседаний". Смеясь, она говорит самое забавное: "Вы знаете, кто занимал соседнюю комнату? Группа беременных женщин, которые учились, как рожать без боли!"

Этап номер пять. Начать одновременно две кампании по привлечению внимания общественного мнения. Это самая сложная фаза, здесь требуется наибольшая тонкость. Цель первой кампании: разъяснить гражданам, в чем состоят их права на выборах, и побудить их голосовать. Цель второй: разоблачение коррумпированного и авторитарного режима. В каждой компании свой лейбл, свои лозунги, свои буклеты... Эти две операции осуществляются одной группой активистов, но внимание: об этом не должны знать. "В противном случае первая кампания, которая должна быть нейтральной, будет сорвана", - объясняет Дмитрий Потехин. Невысокий, в круглых очках и красной рубашке, этот улыбчивый 29-летний украинец был одной из ключевых фигур "оранжевой революции". После победы Ющенко он сразу же отправился в Молдову, чтобы обратить ее в "в свою веру". Этот прозелит - профессионал маркетинга. "Вести две операции одновременно и тайно, - рассказывает он, - это очень трудно. В движении "Пора" нас было так мало, что активисты должны были в течение дня несколько раз переодевать майки, распространяя листовки той и другой кампании..."

Этап номер шесть. Совершать на улицах эффектные действия без применения насилия. Цель: "разбудить" граждан и раздразнить полицию. Наиболее предпочтительный метод: организация флэш-мобов. "Это столь короткие собрания большого числа людей, что полиция не может никого остановить", - объясняет Дмитрий Потехин. Для примера? Пятнадцать членов революционной группы переодеваются в "каторжников" и надевают серые пальто. С помощью SMS они назначают встречу на главной улице столицы, в момент, когда там столпотворение. В назначенный час, они снимают пальто и становятся похожими на каторжников. Они выкрикивают по несколько раз: "Я голосую за X!"; Х, разумеется, является местным диктатором. Затем манифестанты надевают пальто, уходят во "чрево" метро и исчезают без следов. Результат обеспечен. Полиция в бешенстве, начинаются репрессии".

Этап номер семь: сохранить группу. Как? Серб Милош Миленкович учит азам подпольной деятельности своих белорусских или азербайджанских клиентов. "Это классические "трюки" сопротивления, - говорит этот 27-летний здоровенный весельчак, - руководить революционной группой должен не один человек. В противном случае ее деятельность может быть парализована в случае его ареста. Решение: организовать коллегиальное руководство, то есть распределить лидерские функции между несколькими ответственными лицами, которые не знают деталей того, что делают другие". Другой пример: "Чтобы перепутать схему управления, нужно каждую неделю менять официального представителя". По мнению Миленковича, следует поддерживать эту атмосферу секретности. "Молодых привлекают таинственные организации, - говорит он, - это очарование тайны позволяет преодолеть отчаяние и присоединиться к группе, которую власть считает террористической".

Этап номер восемь: научиться управлять страхом. "Для этого есть много ниточек, - уточняет Милош Миленкович, - во время манифестации, молодые никогда не должны чувствовать себя в изоляции, они постоянно должны находиться в физическом контакте с другими. Нужно также, чтобы они пели и не слышали вызывающий беспокойство шум полиции или солдат. Чтобы скрыть присутствие многочисленных вооруженных людей впереди демонстрации, можно развернуть большой транспарант, в начале шествия. Он помешает манифестантам увидеть пугающее их скопление военных". Другая уловка: объяснить, что в аресте нет трагедии. На семинарах, наставники начинающих революционеров организуют репетиции полицейских облав. Одни выступают в роли полиции, другие - в роли манифестантов. На семинарах учатся отвечать уклончиво, никогда не проявлять агрессии, даже улыбаться. Разрабатывается также стратегия поддержки товарищам, брошенным в тюрьму. "Те, кто не был арестован, должны знать, к кому обращаться, к какому адвокату, в какую неправительственную организацию, к какому местному или иностранному журналисту. У них должен быть список активистов, с которыми можно связаться, и которые затем сами свяжутся с ними, чтобы организовать манифестацию перед полицейским участком, о которой будут говорить в СМИ", - говорит Георгий Канделаки, объяснявший в прошлом году эти правила казахам. И этот специалист по политическим наукам, выпускник американского университета, делает вывод: "Таким образом, мы обращаем силу противника против него самого". Формула, которой можно резюмировать генеральную стратегию демократических "Че".

Вот, все на своих местах: активистов набирают и обучают, распространяется несколько тысяч листовок, организуется несколько флэш-мобов, и движение переносит первые удары. Когда выборы с неизбежным сопровождением в виде фальсификаций должны начаться, новоиспеченные революционеры уже готовы их опротестовать. Работа наставников закончена. Редко кто из них участвует в событиях, как таковых. Или они играют в деле очень скромную роль. Ибо, когда машина запущена, в них уже нет необходимости. Во всяком случае, некоторых из них изгоняют из страны еще до голосования. Так, один белорусский представитель из группы "Зубр" (название соответствует эмблеме страны) и, по меньшей мере, три серба были выдворены из Украины перед "оранжевой революцией". Один из них, Милош Миленкович, даже был объявлен персоной нон грата до 1 января 3000 года... Никогда нельзя все предусмотреть!

Миссия выполнена и у коммивояжеров демократической революции теперь новые цели. Готовятся новые перевороты в бывшей советской империи. Чтобы ускорить процесс, они намерены создать в Киеве новый центр по распространению революции под названием Международного институт демократии. В феврале 2005 года, инициатор создания института, амбициозный Владислав Каськив, представил свой проект лично Джорджу Бушу. "Я сказал ему, что хотел бы, чтобы этот институт протежировали и курировали бы такие известные лица, как Вацлав Гавел, Лех Валенса или Мадлен Олбрайт", - говорит этот бывший лидер движения "Пора", который после "оранжевой революции" сменил джинсы на темный костюм с галстуком. Этот серьезный человек имел счастье произвести впечатление в Белом Доме: американцы, похоже, обещали помочь ему, в том числе и финансами, вложив часть необходимых средств.

Такое внимание нервирует последних деспотов на Востоке. В конце года выборы пройдут в Казахстане. Местный владыка, коррумпированный Назарбаев, уже принял меры предосторожности, он посадил в тюрьму многих активистов и отказал Владиславу Каськиву в пребывании на своей территории.

Что касается белорусского властителя, зловещего Лукашенко, заставляющего пытать оппозиционеров, затеянная "бархатная революция" против которого уже потерпела поражение в 2001 году, то он хочет любой ценой "отвадить" членов "демократических бригад" от появления на своей территории. Накануне выборов, назначенных на будущий год, он недавно бросил в тюрьму пятерых украинских активистов. По его приказу были избиты, а затем изгнаны из страны сербские и словацкие революционеры; это произошло в прошлом году. Но, тем не менее, определенные приготовления к революции происходят вне страны. International Republican Institute, организация, финансируемая Конгрессом США, тайно готовит белорусских активистов в соседней Литве.

И затем есть еще Владимир Путин. В конце 2004 года фонд Freedom House назвал Россию в числе стран, не являющихся свободными. Это произошло впервые после распада Советского Союза. Добавить российского президента в коллекцию своих трофеев, это мечта новых "Че". Более того - в этом их высшая цель. Некоторые уже работают советниками в зарождающихся революционных группах. Этим летом предусмотрено проведение семинаров в Крыму и в самой России, в месте, которое пока держат в секрете. Но свергнуть хозяина Кремля - затея нелегкая. Кажется, что он держит твердой рукой свои спецслужбы и большую часть армии. Он открыто поддержал кровавые репрессии в Узбекистане (см. ниже), и дал, таким образом, понять, что и он не испугается стрелять по толпе, если сочтет это нужным. Наконец, российский президент нашел два способа сорвать деятельность активистов. Он создал свою собственную молодежную организацию. Это копия движений "Отпор", "Кмара" и других - то же двусложное название "Наши", те же майки, те же улыбки. Но программа - националистическая, выступления жестки. И это еще не все. ФСБ суетится, шпионит, манипулирует: агенты внедряются во все группы протеста и создают другие, очевидно поддельные, чтобы спутать карты. В Москве международным демократическим агентам будет нелегко: старого медведя не научишь революции.

Остается много вопросов. Первый из них: коммивояжеры демократии - являются ли они обыкновенными агентами Вашингтона, как то хотят представить в Кремле и в других местах? Ответ: нет. Это правда, они работают на американские (а иногда и европейские) организации и не скрывают этого. Правда также и то, что они разделяют ценности дяди Сэма - демократия и доллар - и желают их прочно внедрить в бывшем СССР. Наконец, очевидно, что Белый Дом Джорджа Буша видит в них векторы своей "soft power" ("мягкой силы"), пешки в геостратегической шахматной партии, которую он разыгрывает с Россией в регионе. Но ставят ли они интересы США выше интересов тех стран, в которых работают? Ничто не позволяет так говорить. И о какой Америке идет речь? Об Америке неоконсерваторов Freedom House или об Америке финансиста-гуманиста Джорджа Сороса, который тратит миллионы долларов на борьбу с Джорджем Бушем?

Второй вопрос: были ли эти революции действительно народными, или они стали делом рук нескольких активистов. На самом деле, и то, и другое. Как мы показали, они были подготовлены заранее небольшим ядром активистов. Чтобы побудить народ, "зажечь" его, эти группы прибегали ко всем известным ныне техникам агитпропа, и иногда даже к манипуляциям. Но без гнева народа, приведенного в отчаяние авторитарным и коррумпированным режимом, без его воли не дать вновь украсть у себя выборы, и без сотен тысяч людей, добровольно вышедших на улицы Белграда, Киева или Тбилиси, ничего бы не произошло.

Однако возникает еще один, последний вопрос: а что будет после революции? Другими словами, что произойдет с этими народами через несколько лет? "Не попадут ли новые руководители в ту же колею, что и их предшественники, которые, следует напомнить, пришли к власти также на волне народных восстаний?", - спрашивает Жак Рупник, крупный специалист по Восточной Европе в Центре международных исследований. Сербский пример скорее обнадеживает. Через пять лет после падения режима Милошевича, кажется, что демократия понемногу стабилизировалась в Белграде, и права человека в целом соблюдаются. Но в случае Грузии, где Джордж Буш, как мессия, был принят 10 мая, ситуация более проблематична: многие лидеры "восстания роз" 2003 года уже выступают с разоблачениями возврата к коррупции и милитаризму новой власти. Итак, игра еще не закончена. И еще не завтра "алхимики" революции уберут на пыльную полку свои книги с рецептами. Потому как однажды, в Тбилиси, Киеве или в Бишкеке, им, быть может, придется начать все заново.

Узбекский прецедент

Эра "бархатных революций" подошла к концу? 13 мая президент Каримов без колебаний дал приказ стрелять по толпе, что привело к смерти десятков и даже сотен человек. Конечно, речь не идет о народном движении, подобном движениям в Грузии и  Украине. Протесты не были связаны с мошенничеством на выборах, и исламисты, видимо, сыграли важную роль в развязывании конфликта. Но очевидно, что кровавый ответ Каримова и слабость международного осуждения открывают дорогу ужасным репрессиям в других диктатурах региона.


Перевод с французского - ИноСМИ.

Оригинал статьи Les faiseurs de revolutions доступен на сайте Le Nouvel Observateur.

ТЕГИ: историяЯнуковичЯценюкполитика
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Корреспондент.net в cоцсетях