ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент. Совет Европы. Интервью Тони Блэра

23 июня 2011, 10:00
0
17
Корреспондент. Совет Европы. Интервью Тони Блэра
Фото: Наталья Кравчук/Корреспондент
"Менять что-то непросто. Ведь что бы ты ни менял, люди сопротивляются этому процессу, злятся, волнуются"

Экс-премьер-министр Великобритании Тони Блэр - о том, что он посоветовал Президенту Виктору Януковичу, главных угрозах для человечества и что бы он сделал, если бы вновь стал 20-летним, - в интервью Ирине Соломко и Ирине Илюшиной в рубрике Архив №23 журнала Корреспондент от 17 июня.

Широкая улыбка, активная жестикуляция, живой блеск ярко-голубых глаз - таким предстал перед киевскими студентами, политиками и многими небезразличными один из самых ярких персонажей новейшей истории, в прошлом трижды премьер-министр Великобритании, 58-летний Тони Блэр. 6 июня он выступил в украинской столице с лекцией о религиозной толерантности, таким образом дав старт работе собственного Фонда веры (Faith Foundation) в стране.

Путь Блэра в Украину начался в январе на Всемирном экономическом форуме в Давосе - там он обсудил перспективы сотрудничества своего фонда с украинским миллиардером и филантропом Виктором Пинчуком, а также с его именным фондом.

Блэр прочитал в Киеве лекцию на тему Глобализация и вера, познакомился с отечественным истеблишментом, в том числе Президентом Виктором Януковичем

Именно тогда один из самых известных британцев мира получил приглашение приехать в Украину, чтобы презентовать здесь глобальный проект Faith Foundation, продвигающий среди молодежи разных стран идеи религиозной терпимости.

В результате Блэр прочитал в Киеве лекцию на тему Глобализация и вера, познакомился с отечественным истеблишментом, в том числе Президентом Виктором Януковичем, а также дал интервью Корреспонденту.

Во время разговора, который произошел на террасе киевского отеля InterContinental, Блэр пообещал, что еще не раз приедет в Украину, дал несколько дельных советов украинским властям и объяснил, почему он так любит ветер перемен.

- Спустя четыре года после отставки с поста премьер-министра Великобритании Вы продолжаете активную публичную деятельность, причем уже на международном уровне.

- Главное не останавливаться. Я всегда тяжело и много работал, прежде всего когда был премьером. Вот и сейчас я вовлечен в переговорный процесс по Ближнему Востоку. Помимо этого, у меня два больших фонда [Фонд веры, работающий над популяризацией толерантности и взаимопонимания между религиями, второй фонд работает в Африке], я много езжу по миру. Надо продолжать движение и никогда не останавливаться.

- Вы сказали, что 20 лет следите за Украиной, и отметили, что она имеет большой потенциал. А как Вы считаете, в чем главная проблема нашей страны сегодня? И как, по Вашему мнению, мы можем ее решить?

- Сейчас главный вызов, перед которым оказалась Украина, - это воплотить в жизнь необходимые изменения в стране. Эта цель должна стать приоритетной. Ведь у вас прекрасная страна, по своему потенциалу она одна из самых важных и влиятельных в Европе. Это правда.

Украина имеет много природных ископаемых, а также других ресурсов, в числе которых сельское хозяйство и очень выгодное географическое положение. Все остальное лежит в плоскости реформ. Сами эти преобразования очень типичны, и они должны быть проведены. Но тут огромное значение имеет поддержка людей.

- Когда Вы встречались с Президентом Виктором Януковичем, Вы сказали ему об этом?

- Конечно. Но менять что-то непросто. Ведь что бы ты ни менял, люди сопротивляются этому процессу, злятся, волнуются. В то же время, только проводя изменения, ты достигнешь успеха.

Могу сказать из личного опыта: каждая реформа, которую я проводил, возглавляя правительство Великобритании, сталкивалась с огромным сопротивлением. И это нормально, люди всегда сначала противятся чему-то новому и только потом ощущают эффект и понимают важность происшедшего для улучшения их жизни.

Я реформировал конституцию, систему образования, здравоохранения, рынка труда [уравняв права женщин и мужчин], безопасности. Каждая из этих реформ вызвала страхи и протесты, и только после того как она была проведена, люди понимали, насколько она была нужна.

- Исходя из Вашего опыта реформатора, что бы Вы могли посоветовать украинским властям, которые уже больше года, по сути, топчутся на месте?

- Здесь ключевыми являются две вещи: первая - это приоритеты, нельзя делать все и сразу. Надо определиться с тремя-четырьмя ключевыми для страны реформами и реализовывать их. Вторая - это коммуникация. Нужно постоянно пояснять людям, для чего ты это делаешь. Потому что, если ты не делишься деталями проведения реформ, ты не даешь людям в целом видения этих изменений. Именно поэтому разъяснительная работа так важна. В информационную эпоху 50% работы - это коммуникация и общение.

- Одним из векторов Вашего курса "новых лейбористов" стало успешное решение проблемы гендерного неравенства в Вашей стране. В то же время Николай Азаров, наш премьер, считает, что политика для женщин - слишком тяжелая ноша. Вы с этим согласны?

- Знаете, женщины могут быть даже более жесткими, чем мужчины.

- Вы так думаете на самом деле или это гендерный комплимент?

- Это гендерный комплимент. (Смеется, затем становится серьезным.) Страна существует и преуспевает за счет человеческого ресурса. Недопустимо игнорировать и не использовать 50% этого ресурса.

- В 41 год Вы стали самым молодым лидером лейбористов за всю историю партии, потом десять лет были премьер-министром. Это были хорошие годы для Великобритании, но если вернуться в прошлое, что Вы хотели бы исправить, какие ошибки не допустить?

- Думаю, что самая большая ошибка после 2009-го - это то, что мы недооценивали угрозу экстремизма. Сейчас в связи с этим у нас большие проблемы в Афганистане и Ираке, а также в целом на Ближнем Востоке. С другой стороны, если бы я мог вернуть время назад, я бы еще больше ускорил темп проведения реформ. Ведь изменения необходимы потому, что меняется сам мир. Приходят перемены, и власть начинает думать, что нужно делать. Никто - страна, компания или человек - не может оставаться на месте в таких условиях.

- Задача политика - подталкивать людей и страну к этим изменениям?

- Да. Более того, если ты хочешь быть честным с людьми, то должен говорить им правду. Она же заключается в следующем: если ты не изменишь мир, то проиграешь. А если изменишь, перед тобой откроются фантастические возможности.

- Вы обратили внимание на то, что политик должен уметь слушать людей и видеть цели - это актуальный совет для Украины, где политиков в значительной степени заботят свои личные интересы.

- Я уверен, что часть политиков в Украине однозначно пытаются делать какие-то правильные вещи, но все не так просто. В то же время, если вы скажете людям из Великобритании, к примеру, что их политики думают только о себе, они согласятся с этим. Люди именно так воспринимают тех, кто у власти. И поэтому иногда проводить реформы крайне сложно.

Поэтому главное создать такие условия, когда люди будут бороться за власть исходя из того, что они сделали для страны. И тут вопрос не просто в организации или манипуляции, речь идет о программе, которая изменит страну. Но следует отметить, что система начинает меняться, только когда политические дебаты здоровые, а политики имеют возможность свободно доносить до людей то, как они планируют улучшить жизнь страны.

Помимо того, нужно привлекать молодых людей в этот процесс и говорить: если вас что-то не устраивает, измените это. Вы считаете это невозможным?

- В Украине - практически нет.

- Я понимаю ваш скепсис. Но знаете, есть одна очень интересная вещь, которую я понял благодаря своей деятельности по всему миру: всегда есть возможность что-то изменить.

- Тогда, как Вы считаете, какие главные вызовы сейчас стоят перед человечеством? Что лично Вы делаете, чтобы минимизировать угрозу, исходящую от них?

- Самая большая угроза - это перемены, точнее, их скорость. Ведь преобразования, с одной стороны, это новые возможности, а с другой - вызовы. Вот, к примеру, дешевая рабочая сила в Китае - это и угроза, и возможность.

Что касается вызовов, то их много, в том числе культурных либо религиозных. Они сложны и влияют на общее положение дел. Вы же можете преуспеть в решении этих проблем, только будучи open-minded [с прогрессивным и открытым подходом к жизни]. Вы не разрубите гордиев узел Ближнего Востока без понимания культуры и религии людей, которые там живут.

- Мир до сих пор приходит в себя после финансового кризиса. По-Вашему, в чем был его главный урок?

- Сам кризис стал следствием глобализации, сейчас мир и его экономика максимально интегрированы. 20-30 лет назад никто даже не мог подумать, что обвал рынка недвижимости во Флориде [США] может стать причиной мирового финансового кризиса, но это произошло. Вот главный урок.

Находясь же в поисках выхода из этого кризиса, мы стараемся понять, как должны работать всемирные финансовые рынки, координироваться глобальная политика. Потому что все страны должны сотрудничать, даже США и Китай. Им нужно перестроить структуру своих экономик. Китаю следует потреблять больше, а Соединенным Штатам - меньше тратить. Необходима координация между ними, именно поэтому Большая восьмерка стала Большой двадцаткой.

- По Вашему мнению, можно ли было избежать кризиса?

- (Улыбается.) После кризиса люди всегда начинают говорить и думать о том, как можно было его избежать. Но на самом деле никто не знает ответа, но это и неважно. Главное, что подобные ситуации учат и стимулируют к преобразованиям. Именно поэтому я сейчас работаю над тем, чтобы заставить экономику снова заработать на полную мощность и увеличить число рабочих мест. Это главное.

- Сохраняется ли сейчас угроза второй волны кризиса?

- Да, но ответом на кризис могут быть только реформы. Поэтому в сухом остатке подобные катаклизмы способствуют очень важным переменам, ускоряют их. В обычном режиме необходимость в реформах не всегда очевидна.

- У вас четверо детей. Каким Вы видите их будущее? В каком мире?

- Я всегда говорю им, что это мир огромных возможностей, а им нужно учиться, интересоваться и развиваться. Мой старший сын после учебы в Великобритании учился в США. Он познает мир. Я часто думаю о том, что если бы мне было 20 лет, я бы поехал и пожил несколько лет в Китае или Латинской Америке.

- Никогда не поздно сделать это.

- Боюсь, что мне уже поздно. (Улыбается.)

***

Этот материал опубликован в №23 журнала Корреспондент от 17 июня 2011 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент запрещена.

ТЕГИ: журнал КорреспондентТони БлэрПинчуккризисинтервьюглобализация
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях