ГлавнаяУкраинаПолитика
 

Корреспондент: Закадровый военный Анатолий ГриценкоЭксклюзив

Евгения Вецько, 29 апреля 2014, 08:00
58
14438
Корреспондент: Закадровый военный Анатолий Гриценко
Фото: Корреспондент

Лидер партии Гражданская позиция и экс-министр обороны Анатолий Гриценко рассказал Корреспонденту, как справиться с сепаратистами и как перезагрузить власть.

В кабинете Анатолия Гриценко тесно. Пахнет сигаретным дымом. Он — заядлый курильщик, но не любит, когда его фотографируют с сигаретой. Встречу Корреспонденту политик назначил между утренним и вечерним заседаниями Верховной Рады.

“До перерыва не работали и после не будут”, — сетует Гриценко.

Он бывает резок в оценках. Поэтому даже коллеги по вчерашней оппозиции иногда называют Гриценко пятой колонной. До свержения президента Виктора Януковича он был одним из самых активных борцов с режимом, но сейчас не может похвастать теплыми отношениями с нынешним руководством страны.

У Гриценко обо всем есть личное мнение — будь то вышиванки в парламенте или будущее Майдана. Он сам ведет свои странички в Facebook и Twitter, всегда отвечает на звонки — прямой номер Гриценко есть на партийном сайте. Естественно, идеи по разрешению конфликта в Восточной Украине у политика тоже имеются.

 
— Удастся ли удержать регион?

— Ситуацию можно стабилизировать довольно быстро, если правильно ее оценить и действовать последовательно. Если люди выходят на акции протеста и требуют: от России — отвести войска от украинской границы, а от украинской власти — чтобы она не воровала, чтобы полномочия и ресурсы были переданы местному самоуправлению, чтобы велась борьба с коррупцией, то я за. Я уверен, эти требования поддержат все 45 млн граждан во всех регионах. Это достало всех. В таком случае нужно слышать и удовлетворять требования людей.

Но на востоке орудуют российские диверсанты, чему уже есть документальное  одтверждение. Они захватывают наши государственные учреждения, втаптывают в грязь и сжигают флаг Украины, требуют присоединения к России, требуют раздробить Украину на федеральные земли. Эти мерзавцы выставляют впереди себя женщин и детей. Это преступники, и им нужно предъявить ультиматум — сложить оружие. Если откажутся — обезвредить. Вот два направления действий. С одной стороны есть граждане, которых нужно слышать, а с другой — преступники, которых нужно обезвредить.

— То есть мирным путем ситуацию вряд ли удастся урегулировать?

— С востоком не нужно заигрывать, особенно с вождями востока. Там есть много царьков, которые до последнего дня режима Януковича воровали и ежедневно нарушали закон. Сейчас они хотят найти себе теплое место в донецком парламенте или луганском правительстве, на самом деле подыгрывая другому государству. Вместо того чтобы отвечать перед законом. Я убежден, что на востоке есть три ключевых игрока, которые влияют на ситуацию.

Первый — это [президент РФ] Владимир Путин. Он не скрывает своих намерений, дестабилизирует ситуацию с целью непризнания легитимной власти в Киеве, срыва выборов и навязывания федерализации.

 
Ринат Ахметов. Человек, у которого сотни тысяч рабочих на Донбассе и более 30% рейтинга личной поддержки. Бывший друг, бизнес-партнер Януковича, участвовавший в кадровом наполнении силовых структур. До сих пор его позиция не была четкой. Военную агрессию России Ахметов еще ни разу не назвал военной агрессией. Но если он хочет оставаться гражданином Украины, вести бизнес в Украине, он должен обеспечить всеми возможными способами, чтобы над каждой госструктурой висел украинский флаг.

Юлия Тимошенко. Она возглавляет партию власти. Все ключевые должности — премьер, спикер — члены ее партии. И она должна заставить своих однопартийцев действовать эффективно, вместо того чтобы повторять мантру “стоять”, “не провоцировать”, а потом действовать только “по хвостам”, теряя и отступая. Путин как игрок действует, остальные — бездействуют.

— Власть, на ваш взгляд, действует недостаточно жестко?

— Она в принципе не действует. Потому что действия эффективны тогда, когда они нацелены на упреждение, на недопущение конфликта. Можно было еще в первые дни эскалации конфликта в Крыму остановить его. И Крым был бы украинским. Сегодня он по факту российский. Поэтому, когда некоторые кандидаты в президенты говорят: “Мы пойдем и отвоюем Крым”, я хочу их предостеречь. Надо было действовать раньше.

Сейчас военная операция — это огромнейшие потери с обеих сторон без перспективы на успех. Нужно прекратить такие призывы. Крым определит по-другому свою судьбу, но, на мой взгляд, это случится уже после Путина. И тогда это можно будет сделать мирно и спокойно. Я против того, чтобы идти войной и забирать Крым.

 
— Есть ли в настоящее время необходимость вводить чрезвычайное положение?

— В стране — нет. Сейчас, видя, что за локальными восстаниями стоит Россия, нужно сконцентрировать силы и средства на нескольких райцентрах. И быстро обеспечить там спокойствие. Тогда там почувствуют силу Киева. А на востоке уважают силу. Но, повторяю, силу применять к тем, кто относится к категории преступников.

— Часто идет речь о неготовности украинской армии к обороне, о том, что 22 года она целенаправленно уничтожалась. Это камень и в ваш огород как экс-министра обороны.

— Я был министром в трех правительствах — Тимошенко, [Юрия] Еханурова и Януковича. Ни один из трех премьеров ни разу не спросил, что у нас с армией, каков уровень боеспособности. Поэтому, когда нынешнее руководство что-то там говорит об армии, нужно иметь элементарное представление о ней. Недопустимо, когда главнокомандующий, который должен быстро принимать решения, не разбирается в этих вопросах.

За время независимости Украины было более десяти министров обороны. Я могу отчитаться за свой период. Уже в это время мы рассматривали Россию как возможного противника. И четкий сценарий рассматривали. Это было заложено в формуляры всех боевых частей за подписью начальника Генштаба. Боевая подготовка у меня была приоритетом номер один.

— Как вы оцениваете создание Национальной гвардии?

— Национальная гвардия как порыв, как желание усилить оборонный потенциал — это хорошо. Но, мне кажется, было ошибкой, что ее подчинили министру внутренних дел. Сейчас по штату примерно 715 тыс. человек имеют право носить форму и оружие. Из них только 25% — это армия, которая должна защищать народ и страну от внешнего врага. Что делают остальные? Это силы внутренней безопасности, защищающие власть от народа. Такая диспропорция отражается и в уровне финансирования. Мы видели на Майдане полностью экипированный Беркут и в каком виде приезжают на учения солдаты Вооруженных сил. Им люди эсэмэсками, едой помогают. Это нужно исправить. Национальная гвардия имеет будущее, но она должна быть подчинена Минобороны, а не МВД.

 
— Вам не предлагали после победы Майдана вернуться на должность министра обороны?

— Нет. И не предложат. Потому что они меня боятся не меньше Путина. Я скажу правду в глаза и не позволю воровать.

— Может в ближайшем будущем произойти пресловутая перезагрузка власти?

— Для полной перезагрузки власти нужно провести не только досрочные президентские, но и досрочные парламентские и досрочные местные выборы. Тогда у людей появится шанс перезагрузить власть. Сама власть себя не перезагрузила и не собирается.

— На волне Майдана неизвестные вчера люди сделали политическую карьеру. Ваш сын — один из активистов Автомайдана. Он тоже собирается в политику?

— Они уже сформировали команду и пойдут на выборы в Киеве. И Алексей Гриценко возглавит партийный список. А по поводу назначений... Такое ощущение, что с несколькими выходцами с Майдана расплатились, чтобы они молчали. Их назначили на должности ритуально. Допустим, Татьяна Черновол. Ее назначили главой Национального антикоррупционного бюро, которого не существует в природе. Как работать человеку? Егор Соболев — глава Люстрационного комитета, которого также не существует в природе. Андрея Парубия назначили на должность, к которой он объективно не готов. Дмитрий Булатов — точно так же.

— Будущему президенту достанется страна, находящаяся в преддефолтном состоянии. У вас есть конкретный план по выводу ее из экономического кризиса?

— Есть программа нашей партии, где все расписано. Сейчас не время для долгих разговоров.

 
— Хотя бы базовые принципы.

— Нельзя с утра проводить реформы, а после обеда воровать. Нельзя, чтобы к предпринимателю приходили каждый день и говорили “дай”. Курс гривни должен быть предсказуем. Чтобы таможню пересекали как черту на карте, а не платили $ 50-60 тыс. взятки. На посту президента я не подпишу ни одного закона, если он будет направлен не на конкуренцию, а на монополию. Монополии убивают все. И в этом смысле журналистам очень важно разобраться, кто из олигархов за кем стоит. Потому что это последующие обязательства перед спонсорами. У меня нет частного бизнеса, офшорных компаний. Я свободен в принятии решений.

— Откуда тогда средства для избирательной кампании?

— Средства мне перечисляют люди. На моем сайте есть их фамилии. Иногда приходят деньги от
людей, которых я не знаю. Наверное, это те, кто разделяет мои взгляды. На моем сайте есть информация, куда идут деньги. Полный отчет. Деньги на старт — те 2,5 млн грн., которые нужны для регистрации, — мне дали предприниматели. Это Олег Канивец, Игорь Пукшин, Евгений Дудка, Алексей Гаврилов. Но ключевое — никто из них меня не поставил в какие-то рамки и не выдвигал условия, кадровые или политические.

— Вы общались с Тимошенко после освобождения?

— Когда она лечилась в Германии, она просила о встрече. Через час после ее возвращения в Украину мы увиделись и поговорили. С тех пор не общались, и не думаю, что в ближайшее время увидимся. Я тогда ей сказал, что ее команда сдала Крым и дальше действует нерешительно, что их нужно отстранить. Она взяла паузу подумать, а потом в телеэфире заявила, что все действовали правильно и профессионально и кадровые перестановки не ко времени.

— Вы не жалеете, что перед парламентскими выборами в 2012 году вошли в Объединенную оппозицию?

— Такие мысли возникают. Больше подобных решений я принимать не буду. 

***

Этот материал опубликован в №16 журнала Корреспондент от 25 апреля 2014 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент, опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

СПЕЦТЕМА: Обострение в Донбассе
ТЕГИ: журнал КорреспондентсепаратизминтервьюполитикаАнатолий Гриценко
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.
powered by lun.ua
Загрузка...

Корреспондент.net в cоцсетях